Использование адвокатом обсценной лексики недопустимо ни при каких обстоятельствах и несовместимо с понятиями чести и достоинства, присущими адвокатской профессии –

к такому выводу пришел Совет Адвокатской палаты города Москвы, рассмотрев жалобу на комментарий адвоката Т. в социальной сети.
29 ноября 2021 года в Адвокатскую палату города Москвы (АПГМ) поступила жалоба от адвоката Ч. на действия его коллеги, адвоката Т., выразившиеся в публикации комментария в закрытом сообществе в социальной сети «Facebook» (принадлежит компании Meta, деятельность которой запрещена в России как экстремистская). В рамках дисциплинарного производства имена участников засекречены, однако, по данным СМИ, речь идет о высказывании адвоката Александра Тимошенко, который упрекнул коллегу по АПГМ Артема Чумакова в стремлении поставить собственное «я» выше интересов доверителя. Так, под материалом Чумакова под названием «При выходе из вагона не забывайте свои вещи» от лица Тимошенко был размещен комментарий следующего содержания (далее – цитата по решению Совета АПГМ):

«У адвоката желание повые**ваться не должно превалировать над необходимостью действовать в интересах подзащитного. Мне так кажется».

Чумаков ответным сообщением уведомил Тимошенко о своих намерениях обжаловать данное поведение адвоката Т. в АПГМ, на что Тимошенко заявил следующее: «Можете в жалобе добавить, что я считаю вас дураком». После этого Чумаков действительно обратился в Палату с жалобой на действия Тимошенко.

Рассмотрев дело в рамках дисциплинарного производства, Совет АПГМ усмотрел в действиях Тимошенко нарушение сразу двух статей Кодекса профессиональной этики адвоката (КПЭА): пункта 1 статьи 4 (адвокат при всех обстоятельствах должен сохранять честь и достоинство, присущие его профессии) и пункта 2 статьи 8 (адвокат при осуществлении профессиональной деятельности обязан уважать права, честь и достоинство… других лиц, придерживаясь манеры поведения…, соответствующей деловому общению). Советом АПГМ было также принят во внимание факт изменения Тимошенко своих показаний: сначала адвокат уверял, что ошибочно написал нецензурное слово (якобы из-за «слепого» метода набора на клавиатуре), а затем признал факт его умышленного употребления и сослался на то, что оно является «обыденным и общеупотребительным в современном письменном и устном русском языке». Причиной же столь эмоциональной реакции Тимошенко стало убеждение в том, «что главной задачей адвоката в уголовном процессе является именно работа в интересах подзащитного, основанная на знании законов, судебной практики и уважении к процессуальным оппонентам, а не демонстрация чудес юридической эквилибристики…».

Тем не менее, данный довод показался Совету АПГМ неубедительным, а факт нарушения бесспорным. В своем решении Совет также отметил обязанность всех членов профессионального сообщества соблюдать Правила поведения адвокатов в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», принятые Советом Федеральной палаты адвокатов в 2016 году. Согласно пункту 1.2 данного документа, выражение своей публичной позиции адвокатом по правовым и иным социально значимым проблемам должно осуществляться с неукоснительным соблюдением принципов профессионального поведения адвокатов и традиций российской адвокатуры. В этой связи Совет АПГМ пришел к выводу о том, что использование адвокатом ненормативной лексики в публичном пространстве (в том числе, в сети «Интернет») недопустимо в принципе и не может быть оправдано никакими обстоятельствами, поэтому допущенное Тимошенко нарушение является грубым и умышленным и наносит вред авторитету адвокатуры. В то же время, вынося решение о применимой санкции, Совет АПГМ принял во внимание отсутствие у Тимошенко ранее наложенных дисциплинарных взысканий и решил ограничиться предупреждением.

Комментарий эксперта

Позиция Совета АПГМ по данному делу представляется наиболее взвешенной и обоснованной

считает преподаватель Департамента правового регулирования экономической деятельности Юридического факультета Финансового университета при Правительстве Российской Федерации Алексей Середа.

Статус адвоката накладывает на его обладателя дополнительные требования в части соблюдения не только профессиональной этики, но и общей морали, поэтому публичное использование нецензурной лексики является недопустимым вне зависимости от испытываемых адвокатом чувств и эмоций. Пункт 5 статьи 9 КПЭА содержит прямую обязанность адвоката сохранять присущие данной профессии честь и достоинство в любой ситуации, в том числе вне профессиональной деятельности, а согласно подпункту 1 пункта 2 статьи 15 КПЭА адвокату воспрещается употреблять выражения, умаляющие честь, достоинство или деловую репутацию другого адвоката либо авторитет адвокатуры. В этой связи любое высказывание адвоката в социальных сетях должно основываться на неукоснительном соблюдении этих норм.

Кроме того, употребление адвокатами ненормативной лексики наносит значительный репутационный ущерб не только конкретному адвокату, допустившему подобные высказывания, но и всему институту адвокатуры, основанному, в том числе, на принципах законности и корпоративности. Любое высказывание в сети «Интернет» вне зависимости от степени «закрытости» отдельных сообществ или аккаунтов может стать известным неограниченному кругу лиц, поэтому каждое слово адвокату следует подбирать с особой степенью тщательности.

Алексей Середа

Как отмечают эксперты, практика по аналогичным случаям является достаточно скромной, поскольку сами адвокаты редко прибегают к жалобам в палату на подобные высказывания своих коллег, однако при этом выносимые советами адвокатских палат субъектов РФ решения характеризуются единообразием в части признания использования обсценной лексики недопустимой.

В то же время, следует обратить внимание на непоследовательность и несостоятельность доводов в свою защиту адвоката Тимошенко, которая, как представляется, могла выступить основанием для избрания Советом АПГМ санкции в виде предупреждения, а не замечания. Вполне возможно, что, если бы им изначально был признан факт употребления нецензурной лексики, а также принесены извинения Чумакову и Совету АПГМ, санкция была бы более мягкой. В то же время, у Совета АПГМ отсутствовали основания для применения более жесткой меры в виде прекращения адвокатского статуса (как, например, в случае с резонансным делом Марка Фейгина в 2018 году): об этом свидетельствует и отсутствие прямого оскорбления Чумакова в высказывании Тимошенко, и первый случай его привлечения к дисциплинарной ответственности. Таким образом, решение Совета представляется единственно правильным в данной ситуации.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.