25 апреля 2022 года Судебной коллегией Верховного суда было вынесено Определение № 305-ЭС21-27523 по делу № А40-217405/2019, в рамках которого кредитор должника обжаловал судебный акт, положенный в основу признания должника банкротом, указывая на мнимость сделки.

Суть дела

Согласно материалам дела, между гражданином Финогентовым А. А. (арендодатель) и ООО «Неомед» (арендатор) заключен договор аренды имущества, размер ежемесячной арендной платы по которому составлял 1 500 000 рублей. Финогетнов А. А. уступил право требования образовавшейся задолженности по арендным платежам в размере 21 400 000 рублей обществу «ЧОО Витязь».

В 2020 году в Арбитражном суде Белгородской области было открыто производство по признанию общества «Неомед» банкротом, в рамках которого ООО «Медикал Тач» (кредитор общества «Неомед») обжаловало судебное решение, на котором основано заявленное в деле о банкротстве требование, в апелляционном порядке, указывая на мнимость договора аренды имущества. Общество «Медикал Тач» изложило доводы о необычном характере сделки, сославшись помимо прочего на то, что документы об аренде составлены формально, а общество "Неомед" реально не владело и не могло владеть имущественным комплексом, поскольку у него не было на это необходимых ресурсов. Заявитель указал на отсутствие в документах бухгалтерского учета каких-либо сведений об аренде, на то, что арендные платежи не выплачивались за весь период пользования имуществом, что несвойственно для подобных правоотношений, на противоречие аренды имущественного комплекса интересам общества "Неомед", оказывавшего медицинские услуги населению в ином населенном пункте.

Суд апелляционной инстанции оставил судебное решение без изменения. Указав, что несогласие общества «Медикал Тач» с судебной оценкой представленных доказательств и установленных обстоятельств не может являться основанием для отмены решения. С данным выводом согласился суд округа.

Позиция Верховного суда

Судебная коллегия по ВС РФ, рассмотрев кассационную жалобу ООО «Медикал Тач» поддержала позицию общества, обратив внимание, что доводы, основанные на мнимости сделки (статья 170 ГК РФ) вполне допустимы в качестве возражений на иск о взыскании задолженности.

Кредиторы, не участвовавшие в судебных спорах других кредиторов, могут обжаловать судебный акт о взыскании долга или об утверждении мирового соглашения, на котором основано заявленное в деле о банкротстве требование, если они полагают, что таким судебным актом нарушены их права и законные интересы, например, если судебный акт основан на недостоверных доказательствах либо сделка ничтожна. При этом бремя опровержения этих сомнений лежит на кредиторе, ранее участвовавшем в судебном споре, учитывая, что именно он состоит в правоотношениях с несостоятельным должником.

Данная правовая позиция неоднократно излагалась ВС РФ в судебных актах по результатам рассмотрения кассационных жалоб (например, определения от 05.02.2017 № 305-ЭС17-14948, от 03.02.2020 N 305-ЭС19-18970).

Соответственно, суд при оценке обстоятельств дела и доводов заявителя должен сделать выводы о том, нарушены ли его права и законные интересы принятым судебным актом, на котором основано требование о признании должника банкротом. Как отмечается в Определении таких выводов в постановлении апелляционного суда нет, а окружной суд не исправил данный недостаток.

В случае, если под сомнение ставится вопрос действительности сделки и решается вопрос о признании такой сделки мнимой, по мнению ВС РФ, непосредственным участникам реальных правоотношений не должно составлять особого труда объяснить мотивы своих действий и подтвердить действительный характер сделки согласующимися между собой доказательствами.

Принимая во внимание, что обстоятельства, названные обществом «Медикал Тач», могут стать основанием для признания договора аренды мнимой сделкой, судебная коллегия отменила акты судов апелляционной и кассационной инстанции и вернула дело на новое рассмотрение в апелляционный суд.

Комментарии специалистов

Определение ВС РФ не устанавливает новые фундаментальные положения о признаках мнимой сделки, однако оно представляется весьма значимым в разрезе защиты прав конкурсного кредитора при банкротстве должника

отмечает юрист компании «Центр правовых стратегий «Лексфорт» Керимли Шола.

Специалист обращает внимание на наличие в тексте Определения указания на то, что кредитор, оспаривающий судебный акт, положенный в основу заявления о признании должника банкротом, должен обосновать свои требования такими доказательствами, которые позволят суду только усомниться в рассматриваемом акте. То есть задачей заявителя в данном случае является зарождение обоснованных сомнений у суда. Решение же будет зависеть от представленных кредитором, являющимся стороной такой сделки, опровержений этих сомнений. 

Вместе с тем, суд хоть и не прямо, но по смыслу Определения — это очевидно, назвал обстоятельства, способные подтвердить мнимость сделки. К таким обстоятельствам можно отнести:

  • – отсутствие достаточных ресурсов для исполнения обязательства;
  • – аффилированность сторон;
  • – противоречие существа обязательства интересам сторон;
  • – отсутствие налоговых платежей применительно к сделке.

Представляется, что сделка, безупречно оформленная на бумаге без подтверждения её реальности, является мнимой и не может быть положенной в основу требования о признании должника банкротом.

ШОЛА КЕРИМЛИ

Александра Романцева, юрист ООО “РОМАНЦЕВА ГРУПП” отмечает, что на практике, довольно часто при процедуре банкротства ведется работа по раздутию контролируемой кредиторской задолженности, чтобы назначить «своего» конкурсного управляющего и получать на собраниях кредиторов нужные решения.

По сути, Верховный суд дал нам отличный судебный акт, который позволит оспаривать мнимые сделки, при наличии косвенных признаков, в целях недопущения нарушения прав добросовестных кредиторов.

Александра Романцева

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.