19 июля 2022 года Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда РФ было вынесено Определение №5-КГ22-50-К2 по результатам рассмотрения дела о восстановлении срока для принятия наследства, в котором Верховный Суд РФ разобрался, является ли отсутствие родственных и дружеских связей с наследодателем уважительной причиной пропуска срока.

Суть дела

В 1998 году Захарова А. (наследодатель) составила завещание, по которому завещала принадлежащую ей квартиру Королевой А., а в случае ее смерти или непринятия ею наследства – Елагиной Т. (истцу по настоящему делу, внучке Королевой А.).

В октябре 2016 года Захарова А. скончалась, а в январе 2017 года нотариусом г. Москвы было открыто наследственное дело по заявлению племянника умершей. 29 июля 2019 года в ответ на запрос нотариуса из УВМ ГУ МВД поступила информация о смерти Королевой А. и месте жительства Елагиной Т., после чего нотариус направила телеграмму в адрес последней о необходимости явиться по вопросу наследства Захаровой А. 16 августа 2019 года Елагина Т. подала заявление о принятии наследства, однако постановлением нотариуса в выдаче свидетельства о праве на наследство было отказано в связи с пропуском шестимесячного срока на принятие наследства. 19 сентября 2019 года Елагина Т. обратилась в суд с иском о восстановлении пропущенного срока и признании права собственности на квартиру, мотивируя свои требования тем, что она не знала и не должна была знать об открытии наследства, поскольку родственными отношениями с Захаровой А. не связана, покойная была близкой подругой и коллегой ее бабушки, и при жизни с Захаровой А. общались только бабушка и мать истца. 

Суд первой инстанции иск Елагиной Т. удовлетворил, найдя причины пропуска срока уважительными. Суд апелляционной инстанции принятое решение отменил и указал, что истец не была лишена возможности общаться с Захаровой А., и при должной степени осмотрительности и заботливости должна была знать о ее смерти и, следовательно, получить информацию о воле наследодателя в отношении принадлежащего ему имущества. Кассация согласилась с выводами суда апелляционной инстанции.

Позиция Верховного Суда РФ

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ, рассмотрев кассационную жалобу Елагиной Т. на судебные акты судов апелляционной и кассационной инстанции, отменила их и направила дело на новое рассмотрение. Оценивая судебные акты нижестоящих инстанций, Суд сослался на п. 40 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.05.2012 № 9 «О судебной практике по делам о наследовании», согласно которому требования о восстановлении срока принятия наследства и признании наследника принявшим наследство могут быть удовлетворены лишь при доказанности совокупности следующих обстоятельств:

а) наследник не знал и не должен был знать об открытии наследства или пропустил указанный срок по другим уважительным причинам (тяжелая болезнь, беспомощное состояние, неграмотность и т.п.);

б) обращение в суд наследника, пропустившего срок принятия наследства, с требованием о его восстановлении последовало в течение шести месяцев после отпадения причин пропуска этого срока.

Судебная коллегия отметила, что суд апелляционной инстанции формально подошел к рассмотрению спора и не дал оценку обстоятельствам, указанным истцом в качестве обоснования уважительности причин пропуска срока на принятие наследства. Так, имеет значение тот факт, что истец не была связана какими-либо родственными или дружескими отношениями с наследодателем, и никаких предусмотренных законом обязательств по содержанию и оказанию помощи наследодателю у истца не имелось, следовательно, она не должна была знать ни о смерти Захаровой А., ни о завещании в свою пользу. При этом также необходимо было учесть, что, несмотря на то, что нотариусу стало известно о завещании еще в январе 2017 года, получить информацию о месте нахождения наследников удалось только в июле 2019 года, что также препятствовало Елагиной Т. своевременно узнать о смерти Захаровой А.

Мнения экспертов

Данное дело интересно тем, что затрагивается вопрос о том, а должно ли лицо, не являющееся родственником и не связанное никакими обязательствами с наследодателем, поддерживать с ним отношения, а впоследствии и нести риски, связанные с отсутствием какого-либо общения.

Елизавета Пастушенко, юрист практики Private Wealth Maxima Legal:

В наследственных спорах, особенно в связи с восстановлением сроков на принятие наследства, исследование вопроса о поддержании наследниками связи с наследодателем очень часто является одним из ключевых. И по этому поводу у Верховного суда РФ есть сформировавшаяся и достаточно последовательная позиция: при наличии родственных связей конфликты с наследодателем или его родственниками, отсутствие интереса к судьбе членов семьи – не являются уважительной причиной для восстановления срока на принятие наследства. Если наследники не желали поддерживать родственные отношения, при пропуске сроков они лишаются права претендовать на наследство. И, судя по всему, суды апелляционной и кассационной инстанции пошли проверенным путем, не учитывая обстоятельства конкретного спора. А в данном случае, помимо факта отсутствия родственных отношений между наследодателем и наследником, который не должен был поддерживать отношения с подругой своей умершей бабушки, значение имел и затянувшийся процесс поиска и извещения наследников нотариусом.

Поэтому назвать поворотной позицию Судебной коллегии, изложенную в данном определении, пожалуй, нельзя, она затронула лишь частный вопрос, придя к логичному выводу с учетом всей совокупности обстоятельств.

Елизавета Пастушенко

Споры о восстановлении срока «опоздавшим наследником» уже неоднократно были предметом разбирательства в ВС РФ.

отмечает Анастасия Смирнова, руководитель Направления Права Объединенной Консалтинговой Группы

На первый взгляд, позиция ВС РФ, кажется, противоречит свой же практике. Напомню, что ранее высшая судебная инстанция отказывала «опоздавшим» наследникам с указанием на то, что они не были лишены возможности поддерживать отношения и интересоваться судьбой умершего. Нежелание поддерживать отношения и отсутствие интереса к судьбе не отнесено к уважительным причинам пропуска срока (определения ВС РФ от 02.02.2021 № 46-КГ20-28-К6, от 19.03.2019 № 86-КГ19-1, от 10.12.2019 № 24-КГ19-6). Выработанная практика ВС РФ активно применяется нижестоящими судами. Законодатель, определяя в качестве наследников по закону именно родственников, предполагал, что именно таким образом бы распределилось имущество наследодателя в отсутствие завещания.

При рассмотрении таких категорий дел судами оценивается поведение наследников под призмой морально-этических принципов. Действительно, не будет справедливым решение, по которому наследник, специально отстранившийся от общения и помощи пожилому родственнику, наследует в равных долях с другим наследником, активно помогавшим наследодателю на протяжении всей жизни. Указанный подход, как кажется, и был использован судом апелляционной инстанции по настоящему делу. 

Однако суд формально подошел к рассмотрению и не учел главного отличия. Названный подход не во всех случаях может быть применим при наследовании по завещанию. Лицо, являющееся наследником по завещанию, может и не знать о наличии завещания на свое имя. В законе нет норм об обязательном уведомлении наследника о наличии завещания, как и нет норм, обязывающих такое лицо поддерживать близкие отношения с наследодателем. Оборот «не знал или не должен был знать», зафиксированный в п. 1 ст. 1155 ГК РФ, свидетельствует о субъективной добросовестности и означает некий эталон восприятия и поведения любого другого «среднего» человека.

Мог бы любой другой человек в этой ситуации узнать об открытии наследства при отсутствии доказательств осведомленности о наличии завещания на свое имя? Верховный суд решил, что не мог и направил дело на новое рассмотрение в апелляцию.

Анастасия Смирнова

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.