18.11.2021 было опубликовано Постановление Конституционного Суда РФ от 16.11.2021 № 49-П по делу о проверке конституционности ст. 42 АПК и ст. 34 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» в связи с жалобой гражданина Н.Е. Акимова. Указанными статьями установлен круг лиц, участвующих в деле о банкротстве и право на обжалование судебного акта, вынесенного в отношении лиц, не участвующих в деле.

Конституционный Суд постановил признать ст. 42 АПК и ст. 34 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» в их взаимосвязи не соответствующими Конституции Российской Федерации, в той мере, в какой по смыслу, придаваемому им судебной практикой, они не позволяют лицу, привлеченному к субсидиарной ответственности по обязательствам должника, обжаловать судебный акт, принятый без участия этого лица, о признании обоснованными требований кредиторов должника и о включении их в реестр требований кредиторов за период, когда это лицо являлось контролирующим по отношению к должнику.

Суть спора

Определением Арбитражного суда Оренбургской области от 12.01.2016 по делу № А47-8194/2015 в рамках дела о банкротстве ООО «Стигл», в реестр требований кредиторов должника были включены требования ФНС в размере более 13 млн. руб.

В 2019 г. гражданин Н.Е. Акимов был привлечен к субсидиарной ответственности по обязательствам Общества, как контролирующее должника лицо.

Выражая несогласие с размером признанных судом обоснованными требований ФНС, Н.Е. Акимов подал апелляционную жалобу на Определение Арбитражного суда Оренбургской области от 12.01.2016. Определением Восемнадцатого Арбитражного апелляционного от 28.05.2020, оставленным без изменения постановлением Арбитражного суда Уральского округа от 19.08.2020, производство по его жалобе было прекращено в связи с тем, что по мнению судов судебный акт о включении требований кредитора в реестр непосредственно не затрагивает права и обязанности лиц, привлекаемых к субсидиарной ответственности, следовательно, у них отсутствует право на его обжалование

Правовым основанием для отказа лицу, привлеченному к субсидиарной ответственности, в обжаловании судебного акта, принятого без его участия, явились ст. 42 АПК и ст. 34 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» в связи с чем они стали предметом рассмотрения Конституционного Суда по жалобе Н.Е. Акимова.

Позиция Конституционного Суда

Конституционный Суд подверг критике подход арбитражных судов, имевший место и в деле Н.Е. Акимова, выражающийся в том, что лицо, в отношении которого в рамках дела о банкротстве подано заявление о привлечении к субсидиарной ответственности, наделено правами и обязанностями участвующего в деле о банкротстве лица только в пределах рассмотрения этого обособленного спора, а значит, не вправе обжаловать судебные акты, принятые по результатам проверки обоснованности требований кредиторов о включении в реестр.

Как указал Конституционный Суд, субсидиарная ответственность контролирующих общество лиц является мерой гражданско-правовой ответственности, функция которой заключается в защите нарушенных прав кредиторов общества, восстановлении их имущественного положения. При реализации этой ответственности не отменяется и действие общих оснований гражданско-правовой ответственности – для привлечения к ней необходимо наличие всех элементов состава правонарушения: противоправное поведение, вред, причинная связь между ними и вина правонарушителя. Лицо, контролирующее общество, не может быть привлечено к субсидиарной ответственности, если докажет, что при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась в обычных условиях делового оборота и с учетом сопутствующих деятельности общества предпринимательских рисков, оно действовало добросовестно и приняло все меры для исполнения обществом обязательств перед кредиторами.

При недостатке у должника средств для покрытия долгов, что является характерной ситуацией для процедуры банкротства, негативные последствия нередко несут контролировавшие должника лица, привлеченные к субсидиарной ответственности. Даже если в итоге расчеты с кредиторами осуществляются за счет сохранившегося имущества должника, до их завершения объем включенных в реестр требований также влияет на правовое положение субсидиарного должника, во многом определяя состав и объем предпринятых обеспечительных мер и тем самым ограничивая его имущественные права. При этом включение всех возможных требований в реестр требований кредиторов затрагивает права и законные интересы этого лица и в том случае, когда оно непосредственно не названо в конкретном судебном акте. В рамках же обособленного производства контролировавшее должника лицо уже не имеет возможности оспорить размер задолженности должника перед кредитором и обоснованность включения соответствующего требования в реестр. Таким образом, наличие нормативного регулирования, позволяющего привлечь контролировавших должника лиц к субсидиарной ответственности в рамках дела о банкротстве, свидетельствует о необходимости обеспечения этих лиц и надлежащими средствами судебной защиты, включая возможность обжаловать судебное решение, принятое в рамках того же дела о банкротстве по результатам рассмотрения заявления кредитора о включении его требований в реестр требований кредиторов, в части определения размера данных требований за период, когда субсидиарный ответчик являлся контролирующим лицом по отношению к должнику.

Отсутствие в указанных случаях возможности обжаловать судебный акт ухудшает процессуальные возможности защиты прав этих лиц по сравнению с лицами, перечисленными в п. 1 ст. 34 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», повышает риски принятия произвольного решения в части определения размера требований кредиторов в рамках дела о банкротстве, поскольку доводы лица, привлеченного к субсидиарной ответственности, остаются без внимания и тем самым создаются формальные препятствия для оценки такого решения на предмет его законности и обоснованности.

КС РФ

Комментарий эксперта

Марина Геннадьевна Мишина, кандидат юридических наук, доцент Департамента правого регулирования экономической деятельности Финуниверситета.

Конституционный Суд продолжил намечающуюся тенденцию к расширению прав контролирующих должника лиц, привлеченных к субсидиарной ответственности, предоставив им право обжалования судебных актов о включении требований кредиторов в реестр требований кредиторов должника. Нельзя не согласиться с позицией Суда, что отсутствие возможности обжаловать судебный акт ухудшает процессуальное положение лиц, привлеченных к субсидиарной ответственности, по сравнению с иными лицами, участвующими в деле о банкротстве, что не отвечает принципу справедливости судебного разбирательства. Вместе с тем можно спрогнозировать возрастание количества судебных процессов по заявлениям контролирующих должников лиц об оспаривании включенных в реестр требований и, как следствие, к увеличению сроков производства по делу о банкроте.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.