Постановление Конституционного Суда РФ от 09.04.2024 № 16-П уточняет порядок погашения за счет выручки от реализации в банкротстве предмета залога расходов по уплате имущественных налогов, объектом налогообложения которых является предмет залога.

Суть дела

Статья 138 Федерального закона от 26 октября 2002 года № 127-ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)” (далее также – Закон о банкротстве), определяя порядок удовлетворения требований кредиторов по обязательствам, обеспеченным залогом имущества должника, предусматривает в пункте 6, что расходы на обеспечение сохранности предмета залога и реализацию его на торгах покрываются за счет средств, поступивших от реализации предмета залога, до расходования этих средств в соответствии с пунктами 1 и 2 данной статьи.

Судебной практикой на основе заложенного законодателем в пункте 6 статьи 138 Закона о банкротстве подхода, состоящего в недопустимости переложения на незалоговых кредиторов расходов и издержек, связанных с залоговым имуществом, в его соотношении с правилами удовлетворения текущих требований по уплате налогов, выработан подход, что расходы на уплату текущей задолженности по земельному налогу и налогу на имущество в отношении предмета залога при банкротстве залогодателя покрываются за счет выручки от реализации заложенного имущества до начала расчетов с залоговым кредитором (определения Верховного Суда от 08.04.2021 года № 305-ЭС20-20287, от 11.04.2022 года № 309-ЭС22-3010 (1, 2), от 17.10.2022 № 309-ЭС20-3307 (11), от 19.10.2020 года № 305-ЭС20-10152, Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 3 (2021).

ПАО “Сбербанк России” и ООО «Торговый дом «Агроторг» обратились с жалобами в Конституционный Суд РФ, в которых оспорили конституционность положений пункта 6 статьи 138 Закона о банкротстве как противоречащих статьям 10, 19, 34, 35, 55, 57, 118 и 119 Конституции РФ в той мере, в которой они в его истолковании правоприменительной практикой допускают возможность удовлетворения требований по текущим налоговым платежам, связанным с предметом залога, за счет средств, полученных от реализации или использования заложенного имущества, до начала расчетов с залоговыми кредиторами.

Поводом для оспаривания указанной нормы Закона о банкротстве послужили следующие обстоятельства.

Определением Арбитражного суда Курской области от 25.04.2022 года, вынесенным в рамках дела № А35-7660/2019 о несостоятельности юридического лица и оставленным без изменения судами апелляционной и кассационной инстанций, были разрешены разногласия, возникшие между конкурсным управляющим должника и залоговым кредитором – ПАО «Сбербанк России»: порядок уплаты текущей задолженности по налогу на имущество, земельному и транспортному налогам (далее также – имущественные налоги), связанным с предметом залога, определен за счет средств, поступающих от сдачи в аренду предмета залога, до начала расчетов с залоговым кредитором. Суды, руководствуясь пунктом 6 статьи 138 Закона о банкротстве во взаимосвязи с другими его положениями и учитывая судебную практику, пришли к выводу о необходимости применения правового режима, установленного данной нормой, к обязанности должника по уплате текущих имущественных налогов (как издержек, непосредственно связанных с имуществом), начисление которых обусловлено продолжением эксплуатации заложенного имущества (в том числе в виде сдачи его в аренду) в период нахождения должника в процедурах банкротства. Как отметили суды, судьба предмета залога в значительной степени находится во власти залогового кредитора, способного эффективно влиять на скорость решения вопроса о реализации заложенного имущества во избежание накопления должником долговых обязательств по текущим имущественным налогам.

Определением Арбитражного суда Тверской области от 15.10.2021 года, вынесенным в рамках дела № А66-9473/2016 о несостоятельности юридического лица и оставленным без изменения судами апелляционной и кассационной инстанций, были разрешены разногласия, возникшие между конкурсным управляющим должника, Управлением ФНС России по Тверской области и залоговым кредитором – ООО “Торговый дом “Агроторг” и касающиеся распределения денежных средств от реализации имущества должника, находящегося у общества в залоге: определено, что погашение текущей задолженности по имущественным налогам, начисленным на заложенное имущество за период нахождения должника в процедуре банкротства, производится за счет выручки от реализации заложенного имущества в составе расходов на обеспечение сохранности предмета залога и реализацию его на торгах, до распределения соответствующих сумм по правилам статьи 138 Закона о банкротстве. Суды, руководствуясь, в частности, ее пунктом 6, исходили из необходимости первоочередного погашения всей текущей задолженности по начисленным на заложенное имущество должника налогам, в том числе по пеням, за счет полученной от его реализации выручки, до начала расчетов с обществом как с залоговым кредитором.

Позиция Конституционного Суда

Конституционный Суд РФ постановил признать пункт 6 статьи 138 Закона о банкротстве не противоречащим Конституции РФ в той мере, в какой он по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования и по смыслу, придаваемому ему сложившейся правоприменительной практикой, предполагает, что:

– требования об уплате текущей задолженности по имущественным налогам, связанным с предметом залога, а также соответствующих пеней удовлетворяются за счет средств, полученных от его использования и реализации, до начала расчетов с залоговым кредитором;

– если удовлетворение указанных требований до начала расчетов с залоговым кредитором в обстоятельствах конкретного дела фактически приводит к утрате для залогового кредитора экономического смысла залога и при этом не установлено, что именно поведение залогового кредитора создало условия для формирования такого объема налоговой задолженности, который порождает соответствующие негативные последствия, арбитражный суд вправе соразмерно распределить средства, полученные от использования или реализации предмета залога, между требованиями об уплате имущественных налогов и требованиями залогового кредитора.

Данный вывод обоснован следующим.

В силу различных, зачастую диаметрально противоположных, притязаний лиц, участвующих в деле о банкротстве, законодатель должен стремиться к балансу их прав и законных интересов, что, собственно, и служит публично-правовой целью данного института, призванного создать условия для защиты экономических и юридических интересов всех кредиторов при наименьших отрицательных последствиях неплатежеспособности должника. Специальный режим предъявления в арбитражном суде имущественных требований к должнику в рамках процедуры банкротства не допускает их удовлетворения в индивидуальном порядке и позволяет обеспечивать определенность объема его имущества в течение всей процедуры банкротства, формируя необходимые условия как для принятия мер к преодолению неплатежеспособности должника, так и для возможно более полного удовлетворения требований кредиторов. При столкновении законных интересов кредиторов в процессе конкурсного производства решается задача пропорционального распределения среди них конкурсной массы.

Определение очередности удовлетворения требований тех или иных категорий кредиторов является элементом экономической политики, выработка которой входит в компетенцию Федерального Собрания и Правительства Российской Федерации и предполагает достаточную степень дискреции, включая право установить специальный порядок удовлетворения отдельных видов требований, с тем чтобы создать и поддерживать наиболее благоприятные условия для нормальной хозяйственной деятельности и экономического развития. Вместе с тем реализация такой дискреции должна опираться на критерии разумности, необходимости и соразмерности и вести к балансу конституционных ценностей, а также прав и законных интересов участников оборота. Это не могут игнорировать и суды, применяя соответствующее регулирование.

Доступность и стоимость кредита (заемных средств) для предпринимателей, а значит, и цена конечной продукции, работ и услуг во многом определяются тем, насколько эффективны гарантии исполнения обязательств, и прежде всего – залог. Именно приоритет прав залогового кредитора, т.е. возможность залогодержателя получить удовлетворение за счет заложенного имущества преимущественно перед другими кредиторами (статья 334 ГК РФ), позволяет залогу действенно выполнять свою обеспечительную функцию, защищать имущественные интересы залогодержателя как инвестора, способствовать привлечению инвестиций в разные сферы экономики и, соответственно, ее развитию в целом. В итоге институт залога оказывает существенное влияние на решение экономических задач.

С учетом этого законодатель в рамках своей дискреции закрепил в Законе о банкротстве специальный порядок удовлетворения требований кредиторов по обязательствам, обеспеченным залогом имущества должника, в силу которого предмет залога отдельно учитывается в составе имущества должника и средства, вырученные от его реализации, предназначаются прежде всего для удовлетворения требований залогового кредитора.

Предоставляя в рамках банкротства дополнительные гарантии залоговому кредитору по удовлетворению его требований за счет средств, вырученных от использования и реализации предмета залога, для сбалансирования этого регулирования предусмотрел возможность направить средства, поступившие от реализации предмета залога, на погашение требований кредиторов первой и второй очереди как нуждающихся в особой защите, а также на погашение требований иных лиц, обеспечивающих реализацию процедур банкротства.

Нормой пункта 6 статьи 138 Закона о банкротстве, по сути, введено правило, в силу которого издержки, связанные с предметом залога, должны покрываться за счет средств, поступивших от его реализации, и не подлежат, по общему правилу, покрытию за счет средств от реализации иного имущества должника, составляющего конкурсную массу, что фактически означало бы их переложение на иных кредиторов должника. Такой подход, помещающий преимущество на стороне залогового кредитора в определенные рамки, не вступает в противоречие с критериями разумности и справедливости.

Бремя содержания предмета залога не ограничивается только расходами на обеспечение его сохранности и реализацию его на торгах. Предмет залога и после начала процедуры банкротства остается объектом обложения имущественными налогами (например, земельным налогом, налогом на имущество организаций, транспортным налогом), которые в силу своего экономического основания тесно связаны с самим объектом обложения.

Закон о банкротстве не предусмотрел каких-либо специальных правил уплаты имущественных налогов, связанных с предметом залога, после начала процедуры банкротства. В соответствии же с общими правилами, установленными им для требований, удовлетворяемых за счет общей конкурсной массы, уплата налогов предполагается в составе текущих платежей за счет средств, вырученных от реализации имущества, составляющего конкурсную массу, но не за счет средств, вырученных от реализации предмета залога.

В то же время статус имущества как заложенного не предопределяет невозможности уплаты связанных с ним имущественных налогов, обязанность по уплате которых возникла после начала процедуры банкротства, за счет (частично, а при отсутствии иных источников – полностью) средств, полученных от его реализации или использования, с учетом вытекающего из экономического основания таких налогов соотношения их подлежащей ежегодной уплате суммы, с одной стороны, и стоимости имущества – с другой, а равно с учетом того влияния, которое залоговый кредитор может оказывать на характер использования и быстроту реализации залогового имущества (и тем самым – на число налоговых периодов, за которые налог подлежит уплате при нахождении имущества в залоге после начала процедуры банкротства). Тем более что залоговый кредитор, принимая в качестве обеспечения исполнения обязательства то или иное имущество, имеет возможность оценить его стоимость и, следовательно, несет связанные с этим риски, в том числе касающиеся ее последующего изменения.

С учетом указанных обстоятельств к определению очереди уплаты в процессе банкротства имущественных налогов, связанных с предметом залога, не могут быть применены правовые позиции, выраженные в Постановлении Конституционного Суда РФ от 31.05.2023 № 28-П.

В нем решается вопрос о включении в налоговую базу доходов от реализации на торгах имущества должника-банкрота и в случае такого включения – вопрос об очередности удовлетворения требования об уплате этого налога в системе платежей (выплат), предусмотренных Законом о банкротстве, Конституционный Суд РФ исходил из того, что речь шла об обязательных платежах, которые возникают при реализации всего массива (помимо денежных средств) имущества, составляющего конкурсную массу, т.е. все оставшееся от экономической деятельности находящейся в процессе банкротства организации и объективно предназначенное теперь прежде всего именно для расчетов с кредиторами. Это обстоятельство во многом и предопределило вывод об отсутствии возможности определенно разрешить на основе проверявшихся в том деле положений вопрос об очередности удовлетворения требования об уплате налога на прибыль организации от реализации имущества, составляющего конкурсную массу, в системе платежей, осуществляемых в ходе процедуры банкротства организации.

Вместе с тем, если удовлетворение указанных требований до начала расчетов с залоговым кредитором в обстоятельствах конкретного дела фактически ведет к утрате для него экономического смысла залога, и при этом не установлено, что именно поведение залогового кредитора создало условия для формирования такого объема налоговой задолженности, который порождает соответствующие негативные последствия, арбитражный суд вправе соразмерно, с учетом в том числе того, насколько повлияет непоступление соответствующих сумм в региональный и местный бюджеты на выполнение социальных обязательств соответствующих публичных образований и приведет ли неполучение залоговым кредитором средств от использования и реализации заложенного имущества к невозможности продолжения им деятельности (к банкротству), распределить средства, полученные от использования или реализации предмета залога, между требованиями об уплате имущественных налогов и требованиями залогового кредитора.

Неуплата налога в срок должна быть компенсирована погашением задолженности по налоговому обязательству, полным возмещением ущерба, понесенного государством в результате несвоевременного внесения налога. Поэтому к сумме собственно невнесенного в срок налога (недоимки) законодатель вправе добавить дополнительный платеж – пеню как компенсацию потерь казны в результате недополучения налоговых сумм в срок. Обязанность по уплате пеней производна от основного налогового обязательства и является не самостоятельной, а обеспечивающей (акцессорной) обязанностью, способом обеспечения исполнения обязанности по уплате налога.

Следовательно, не усматривается достаточных конституционно-правовых оснований для того, чтобы утверждать о необходимости отнесения соответствующих пеней к какой-либо иной категории или очереди платежей, отличной от самих налогов, в связи с несвоевременной уплатой которых пени начисляются. Вместе с тем формой соразмерного распределения судом средств, полученных от использования или реализации предмета залога, между требованиями об уплате имущественных налогов и пеней за их несвоевременную уплату и требованиями залогового кредитора в случаях, когда удовлетворение требований об уплате имущественных налогов и пеней до расчетов с залоговым кредитором в обстоятельствах конкретного дела фактически ведет к утрате для залогового кредитора экономического смысла залога и при этом не установлено, что именно его поведение создало условия для формирования такого объема налоговой задолженности, который порождает соответствующие негативные последствия, может быть невключение соответствующих пеней в состав требований, предъявляемых и удовлетворяемых до расчета с залоговым кредитором.

Мнение эксперта

Рассматриваемое постановление посвящено анализу данного Верховным Судом РФ в 2020-2022 г.г. толкования положений пункта 6 статьи 138 Закона о банкротстве, согласно которому выручка от реализации предмета залога в первую очередь направляется на погашение текущих требований по уплате имущественных налогов (земельного налога, налога на имущество, транспортного налога), объектом налогообложения которых является непосредственно само заложенное имущество или его стоимость.

Подтверждая в общем правомерность указанного толкования Верховного Суда РФ, тем не менее постановление предлагает более тонкую настройку баланса интересов залоговых кредиторов и бюджета в части текущих платежей по указанным налогам. Критериями того, как необходимо распределить сумму выручки от продажи залога, должны служить:

  • сохраняется ли сущность залога при распределении выручки;
  • на ком лежит ответственность за затягивание процесса реализации залога, и как следствие, увеличение текущей задолженности по имущественным налогам.
  • Конституционный Суд РФ посчитал необходимым отнести негативные последствия задержки в реализации залога, произошедшей по независящим от залогового кредитора причинам, не на виновное в такой задержке лицо (например, арбитражного управляющего, необоснованно затянувшего инвентаризацию имущества или начало торгов по реализации залога), а по сути, на незалоговую конкурсную массу.
  • Указывая на необходимость исследовать поведение залогового кредитора на предмет того, являлось оно или нет причиной задержки в реализации предмета залога, постановление умалчивает о том, может ли считаться безупречным пассивное поведение залогового кредитора и предпринятые им действия по устранению возникшей не по его вине задержки в реализации заложенного имущества.

Другой заслуживающий внимания вывод постановления связан с включением пеней за просрочку уплаты сумм имущественных налогов в одну очередь погашения вместе с суммами самого налога. Одновременно, Конституционный Суд РФ в принципе допустил, что за счет выручки от реализации залога могут не гаситься указанные пени при наличии вышеперечисленных двух условий, т. е. речь идет даже не о соразмерности погашения, а возложении на незалоговую конкурсную массу бремени погашения указанных пеней.

Кирилл Харитонов, арбитражный управляющий, Саморегулируемая организация "Ассоциация арбитражных управляющих "Паритет"

Можно допустить, что при переложении на незалоговую конкурсную массу бремени погашения соразмерной части имущественных налогов и пеней в составе текущих платежей, пострадают интересы других конкурсных кредиторов. Вследствие этого, можно предположить возникновение в рамках дел о банкротстве споров, предметом которых будут вопросы о том, по чьей вине предмет залога не был эффективно использован в процедуре банкротства для извлечения дохода, покрывающего требования по уплате налогов, и произошла задержка в реализации предмета залога, повлекшая в конечном счете перенесение обязанности по уплате налогов на незалоговую конкурсную массу. 

Кирилл Харитонов, арбитражный управляющий, Саморегулируемая организация “Ассоциация арбитражных управляющих “Паритет”.

Не менее важным и выходящим за пределы споров о распределении выручки от реализации предмета залога в банкротстве, является вывод Конституционного Суда РФ, что бремя содержания предмета залога не ограничивается только расходами на обеспечение его сохранности и включает затраты по уплате имущественных налогов, которые обусловлены и связаны с таким имуществом. Можно предположить, что область применения данного толкования не будет ограничена судебной практикой только областью залога в банкротстве, а будет распространена и на другие споры, в предмет которых входят вопросы, связанные с распределением бремени содержания любого имущества (не только залогового) и компенсации затрат на несение такого бремени. Так, например, незаконный владелец имущества может претендовать только на возмещение необходимых расходов на содержание и сохранение имущества, понесенных в период владения (статьи 303, 1108 ГК РФ). До настоящего времени в судебной практике пока не получил однозначного разрешения вопрос о том, можно ли считать уплату имущественных налогов таким владельцем несением таких расходов и включать в размер возмещаемых такому незаконному владельцу расходов уплаченные им суммы таких налогов. Можно предположить, что вышеуказанный вывод Конституционного Суда РФ будет способствовать положительному решению данного вопроса.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *