В определении № 1595-О/2023 от 27.06.2023 г. по жалобе юридического лица на нарушение его конституционных прав рядом положений Арбитражного процессуального кодекса РФ, КоАП РФ и Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», Конституционный Суд указал, что участие адвоката-представителя по делу об административном правонарушении в арбитражном суде, в том числе в рамках оспаривания решений или действий административного органа, возможно только при наличии у адвоката — представителя надлежащим образом удостоверенной доверенности с оговоренными в ней специальными полномочиями.

Указанное не нарушает права юридического лица на защиту и соответствует нормам процессуального законодательства.

Суть дела

ООО «В.» обратилось в арбитражный суд с заявлением об оспаривании постановления антимонопольного органа о привлечении его к административной ответственности.

Определением арбитражного суда первой инстанции указанное заявление было возвращено ООО «В.» как подписанное неуполномоченным лицом, поскольку арбитражным процессуальным законодательством не предусмотрена возможность представительства адвокатом интересов лица, участвующего в деле, на основании ордера. Суд обратил внимание, что полномочия адвоката должны быть выражены в доверенности, в которой должно быть специально оговорено право представителя на подписание искового заявления (заявления).

Апелляционная жалоба на указанное определение возвращена заявителю так как в приложенных к жалобе доверенностях не было специально оговорено право представителя на обжалование судебного акта.

Кассационный суд позицию нижестоящих судов поддержал. При этом суды отклонили довод заявителя о том, что защитник, допущенный к участию в производстве по делу об административном правонарушении, на основании ч. 5 ст. 25.5 КоАП РФ вправе обжаловать постановления по этому делу в судебном порядке, независимо от наличия у него доверенности.

Одновременно, арбитражным судом округа была возвращена кассационная жалоба ООО «В.» на определение арбитражного суда первой инстанции, так как оно не проверялось в апелляционном порядке.

В передаче кассационной жалобы общества на все названные судебные акты для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ также было отказано.

По мнению заявителя, оспариваемые положения не соответствуют ч. 1 ст. 45, ч.1, ч. 2 ст. 46, ч. 1 ст. 48 и ч. 1 ст. 123 Конституции РФ в той мере, в какой по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, они не позволяют адвокату, вступившему в дело об административном правонарушении в качестве защитника юридического лица на основании ордера, обжаловать в арбитражный суд постановление по делу об административном правонарушении в отсутствие доверенности и специального указания в ней полномочия на подписание искового заявления (заявления).

Конституционный Суд РФ, изучив представленные материалы, не нашел оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

Позиция Конституционного Суда

Согласно статье п. «о» ст. 71 Конституции Российской Федерации, способ и процедура судебного оспаривания определяются федеральными законами.

К числу таких законов относится АПК РФ, согласно которому полномочия адвоката на ведение дела в арбитражном суде удостоверяются в соответствии с федеральным законом (ч. 3 ст. 61 АПК РФ).

Если иное не предусмотрено в доверенности или ином документе, представитель вправе совершать от имени представляемого им лица все процессуальные действия, за исключением действий, полномочия представителя на совершение которых должны быть специально оговорены в доверенности, выданной представляемым лицом, или ином документе (ст. 62 АПК РФ). Данные правила применимы и при рассмотрении арбитражными судами дел об оспаривании решений административных органов о привлечении к административной ответственности в порядке арбитражного судопроизводства, который в силу ч. 3 ст. 30.1 КоАП РФ является специальным по отношению к общему порядку рассмотрения указанных дел.

Необходимость специальной оговорки о наличии у представителя полномочий на совершение действий, указанных в ч. 2 ст. 62 АПК РФ, служит процессуальной гарантией выявления действительной воли доверителя на совершение его представителем наиболее значимых процессуальных действий, имеющих распорядительный характер, и основывается на начале диспозитивности в арбитражном процессе.

Положения, не позволяющие адвокату обращаться в арбитражный суд от имени доверителя в отсутствие выданной ему представляемым лицом доверенности или иного документа, в которых специально оговорено его соответствующее полномочие, не препятствуют заинтересованному в защите своих прав лицу надлежащим образом оформить полномочия своего представителя и не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права юридического лица.

Мнение эксперта

Правовая позиция Конституционного суда основана на нормах арбитражного процессуального законодательства и нормах Федерального закона от 31.05.2002 № 63-ФЗ (ред. от 22.04.2024 г.) «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации». Аналогичным образом сформулированы рекомендации адвокатских палат регионов в части оформления полномочий адвоката в арбитражном процессе.

Часть 1 статьи 6 Закона об адвокатуре содержит отсылочную к ст. 61 АПК РФ норму, согласно которой полномочия адвоката, участвующего в качестве представителя доверителя в конституционном, гражданском и административном судопроизводстве, производстве по делам об административных правонарушениях, регламентируются соответствующим процессуальным законодательством Российской Федерации.

Галицкая Наталья Сергеевна, адвокат, член Союза юристов-блогеров при Ассоциации юристов России

Сформулированная Конституционным Судом позиция не вступает в противоречие с действующим нормативным регулированием. И, хотя, в правоприменительной практике до сих пор возникают дискуссии относительно достаточности ордера как документа, удостоверяющего полномочия адвоката в арбитражном процессе, с нормативной точки зрения данный вопрос урегулирован довольно однозначно.

Галицкая Наталья Сергеевна, адвокат, член Союза юристов-блогеров при Ассоциации юристов России.

На практике, оформление доверенности от имени юридического лицо в отношении адвоката-представителя, как правило не вызывает затруднений, и не создает для компаний-доверителей ограничений доступа к правосудию.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *