В Определении Верховного Суда РФ от 04.03.2024 № 310-ЭС23-16883 рассмотрен вопрос о допустимости оспаривания сделок, заключенных по результатам публичных торгов, по основанию отсутствия корпоративного одобрения со стороны победителя торгов.

Суть дела

ООО “Капитал-Строй” в лице участника обратилось в арбитражный суд с исковым заявлением о признании недействительными заключенных между ООО “Капитал-Строй” и ООО “Спектр-Мед 1” договора купли-продажи от 07.02.2022 и соглашения о задатке, применении последствий их недействительности в виде возврата ООО “Капитал-Строй” 17 810 427 рублей 16 копеек задатка, уплаченного на специальный счет организатора торгов.

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено ПАО “МИнБанк”), впоследствии замененное в порядке статьи 48 АПК РФ на ПАО “Промсвязьбанк” (далее – банк).

Как следует из материалов дела, решением Арбитражного суда Белгородской области от 25.05.2020 (резолютивная часть объявлена 18.05.2020) по делу № А08-6583/2019 ООО “Спектр-Мед 1” признано несостоятельным (банкротом), в отношении должника введена процедура конкурсного производства, конкурсным управляющим утвержден Максименко А.А.

Залоговым кредитором – ПАО “МИнБанк” и комитетом кредиторов утверждено Положение о порядке, сроках и условиях продажи имущества должника (далее – Положение о торгах).

В соответствии с Положением о торгах, для участия в них агентом подана соответствующая заявка, а ООО “Капитал-Строй” внесен на специальный счет задаток в размере 17 810 427 рублей 16 копеек.

Открытые торги в форме публичного предложения на электронной площадке состоялись, победителем торгов признано ООО “Технологии и Услуги”, действующее в интересах ООО “Капитал-Строй” на основании агентского договора.

По результатам торгов между ООО “Спектр-Мед 1” (продавец) и ООО “Капитал-Строй” (покупатель) подписан договор купли-продажи от 07.02.2022, предметом которого является движимое и недвижимое имущество, а также земельный участок, принадлежащие продавцу.

Между тем покупателем расчеты за приобретенное имущество (сверх задатка) не произведены.

Обращаясь в арбитражный суд с настоящим иском, участник ООО “Капитал-Строй” ссылался на то, что в нарушение статьи 46 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ “Об обществах с ограниченной ответственностью” (далее – Закон № 14-ФЗ), а также пунктов 13.1, 13.2, 10.2.19, 10.3 Устава юридического лица решение об одобрении оспариваемой сделки общим собранием участников не принималось; соответствующий вопрос на обсуждение не выносился; информацию об участии в торгах и приобретении имущества истец узнал из открытых источников и средств массовой информации после подписания договора купли-продажи.

По утверждению истца, оспариваемая сделка не могла быть одобрена, фактическое исполнение сделки невозможно, так как у ООО “Капитал-Строй” не было и нет средств не только для достройки и введения в эксплуатацию приобретаемых на торгах объектов незавершенного строительства, но и для их оплаты по условиям договора купли-продажи, тогда как внесенный задаток был перечислен за счет заемных средств, которые являлись целевыми и предназначались для выполнения подрядных работ.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения судами апелляционной и кассационной инстанций, исковые требования были удовлетворены.

Удовлетворяя требования, суды руководствовались положениями статей 166, 167, 173.1 ГК РФ, статьи 46 Закона № 14-ФЗ, разъяснениями, изложенными в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 26.06.2018 № 27 “Об оспаривании крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность” (далее – Постановление № 27), и исходили из следующего.

Цена приобретения имущества по договору купли-продажи составляет 181 300 000 рублей, в то время как по данным бухгалтерской (финансовой) отчетности по состоянию на 31.12.2021 балансовая стоимость активов ООО “Капитал-Строй” составляла 600 000 рублей, в связи с чем цена оспариваемой сделки существенно превышает 25% балансовой стоимости активов общества, что свидетельствует о доказанности количественного (стоимостного) признака оспариваемой сделки как крупной.

Отклоняя возражения о неосведомленности контрагента о крупном характере сделки, суды указали, что, действуя осмотрительно, конкурсный управляющий имел реальную возможность при минимальной активности (по данным Единого государственного реестра юридических лиц, не прибегая к запросам в государственные и иные организации) прийти к выводу, что сделка для ООО “Капитал-Строй” является крупной. Учитывая, что победитель торгов зарегистрирован в качестве юридического лица только 02.12.2022, то есть менее чем за два месяца до даты оплаты задатка, является очевидным, что вновь созданное юридическое лицо не могло обладать финансовыми показателями, которые позволяли бы арбитражному управляющему добросовестно и разумно полагать, что заключаемая сделка не является крупной для потенциального покупателя.

Также суды дополнительно отметили, что ООО “Спектр-Мед 1” не понесло убытков, так как продолжает являться собственником имущества, которое реализуется в рамках процедуры банкротства. На текущий момент конкурсный управляющий имеет все правовые основания и реальную возможность продать спорные активы.

При названных условиях суды, удовлетворив заявленные требования, обязали вернуть задаток покупателю.

Не согласившись с указанными судебными актами, конкурсный управляющий ООО “Спектр-Мед 1” и ПАО “Промсвязьбанк” обратились с кассационными жалобами в Верховный Суд РФ.

Позиция Верховного Суда

Рассмотрев доводы кассационных жалоб, Верховный Суд РФ определил отменить судебные акты нижестоящих судов и вынести новый судебный акт об отказе в удовлетворении исковых требований участника о признании недействительными заключенных между ООО “Капитал-Строй” и ООО “Спектр-Мед 1” договора купли-продажи от 07.02.2022 и соглашения о задатке, применении последствий недействительности сделок в виде возврата ООО “Капитал-Строй” 17 810 427 рублей 16 копеек задатка, уплаченного на специальный счет организатора торгов.

В обоснование такого решения Верховный Суд РФ привел следующие доводы.

В соответствии с пунктом 1 статьи 166 ГК РФ сделка недействительна по основаниям, установленным законом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка). Оспоримая сделка может быть признана недействительной, если она нарушает права или охраняемые законом интересы лица, оспаривающего сделку, в том числе повлекла для него неблагоприятные последствия.

Согласно пункту 1 статьи 46 Закона № 14-ФЗ крупной сделкой считается сделка (несколько взаимосвязанных сделок), выходящая за пределы обычной хозяйственной деятельности и при этом связанная с приобретением, отчуждением или возможностью отчуждения обществом прямо либо косвенно имущества (в том числе заем, кредит, залог, поручительство), цена или балансовая стоимость которого составляет 25 и более процентов балансовой стоимости активов общества, определенной по данным его бухгалтерской (финансовой) отчетности на последнюю отчетную дату.

В силу пункта 3 статьи 46 Закона № 14-ФЗ принятие решения о согласии на совершение крупной сделки является компетенцией общего собрания участников общества.

Крупная сделка, совершенная с нарушением порядка получения согласия на ее совершение, может быть признана недействительной в соответствии со статьей 173.1 ГК РФ по иску общества, члена совета директоров (наблюдательного совета) общества или его участников (участника), обладающих не менее чем одним процентом общего числа голосов участников общества (пункт 4 статьи 46 Закона № 14-ФЗ).

В пункте 9 Постановления № 27 даны разъяснения о том, что для квалификации сделки как крупной необходимо одновременное наличие у сделки на момент ее совершения двух признаков:

  1. количественного (стоимостного): предметом сделки является имущество, в том числе права на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации, цена или балансовая стоимость (а в случае передачи имущества во временное владение и (или) пользование, заключения лицензионного договора – балансовая стоимость) которого составляет 25 и более процентов балансовой стоимости активов общества, определенной по данным его бухгалтерской (финансовой) отчетности на последнюю отчетную дату;
  2. качественного: сделка выходит за пределы обычной хозяйственной деятельности, т.е. совершение сделки приведет к прекращению деятельности общества или изменению ее вида либо существенному изменению ее масштабов. Например, к наступлению таких последствий может привести продажа (передача в аренду) основного производственного актива общества. Сделка также может быть квалифицирована как влекущая существенное изменение масштабов деятельности общества, если она влечет для общества существенное изменение региона деятельности или рынков сбыта.

Согласно пункту 5 статьи 46 Закона № 14-ФЗ суд отказывает в удовлетворении требований о признании крупной сделки, совершенной с нарушением порядка получения согласия на ее совершение, недействительной при наличии хотя бы одного из следующих обстоятельств:

– к моменту рассмотрения дела в суде представлены доказательства последующего одобрения такой сделки;

– при рассмотрении дела в суде не доказано, что другая сторона по такой сделке знала или заведомо должна была знать о том, что сделка являлась для общества крупной сделкой, и (или) об отсутствии надлежащего согласия на ее совершение.

При этом в пункте 18 Постановления № 27 разъяснено, что в силу абзаца третьего пункта 5 статьи 46 Закона № 14-ФЗ на истца возлагается бремя доказывания того, что другая сторона по сделке знала (например, состояла в сговоре) или заведомо должна была знать о том, что сделка являлась для общества крупной сделкой (как в части количественного (стоимостного), так и качественного критерия крупной сделки) и (или) что отсутствовало надлежащее согласие на ее совершение. Заведомая осведомленность о том, что сделка является крупной (в том числе о значении сделки для общества и последствиях, которые она для него повлечет), предполагается, пока не доказано иное, только если контрагент, контролирующее его лицо или подконтрольное ему лицо является участником (акционером) общества или контролирующего лица общества или входит в состав органов общества или контролирующего лица общества. Отсутствие таких обстоятельств не лишает истца права представить доказательства того, что другая сторона сделки знала о том, что сделка являлась крупной, например, письмо другой стороны сделки, из которого следует, что она знала о том, что сделка является крупной.

По общему правилу, закон не устанавливает обязанности третьего лица по проверке перед совершением сделки того, является ли соответствующая сделка крупной для его контрагента и была ли она надлежащим образом одобрена (в том числе отсутствует обязанность по изучению бухгалтерской отчетности контрагента для целей определения балансовой стоимости его активов, видов его деятельности, влияния сделки на деятельность контрагента). Третьи лица, полагающиеся на данные единого государственного реестра юридических лиц о лицах, уполномоченных выступать от имени юридического лица, по общему правилу, вправе исходить из наличия у них полномочий на совершение любых сделок (абзац второй пункта 2 статьи 51 ГК РФ).

В рассматриваемом случае, квалифицируя сделку как крупную и совершенную без соответствующего одобрения, судами в числе прочего была констатирована осведомленность конкурсного управляющего о наличии в ней пороков, которые могли быть выявлены последним при минимальной активности.

Между тем приходя к указанному выводу, судебные инстанции оставили без внимания, что оспариваемая сделка была заключена в рамках соответствующих банкротных процедур ООО “Спектр-Мед 1”.

Особенности проведения торгов в рамках дела о банкротстве предприятия – должника установлены Законом о банкротстве.

В силу пункта 11 статьи 110 Закона о банкротстве заявка на участие в торгах должна соответствовать требованиям, установленным в соответствии с настоящим Федеральным законом и указанным в сообщении о проведении торгов, и оформляется в форме электронного документа.

Согласно пункту 12 статьи 110 Закона о банкротстве решение организатора торгов о допуске заявителей к участию в торгах принимается по результатам рассмотрения представленных заявок на участие в торгах и оформляется протоколом об определении участников торгов. К участию в торгах допускаются заявители, представившие заявки на участие в торгах и прилагаемые к ним документы, которые соответствуют требованиям, установленным настоящим Федеральным законом и указанным в сообщении о проведении торгов. Заявители, допущенные к участию в торгах, признаются участниками торгов.

Решение об отказе в допуске заявителя к участию в торгах принимается в случае, если заявка на участие в торгах не соответствует требованиям, установленным в соответствии с настоящим Федеральным законом и указанным в сообщении о проведении торгов; представленные заявителем документы не соответствуют установленным к ним требованиям или недостоверны; поступление задатка на счета, указанные в сообщении о проведении торгов, не подтверждено на дату составления протокола об определении участников торгов.

Перечень требований, предъявляемых к заявке на участие в торгах, а также перечень прилагаемых к ней документов, установлен в пункте 11 статьи 110 Закона о банкротстве, пункте 4.1 Порядка проведения торгов в электронной форме по продаже имущества или предприятия должников в ходе процедур, применяемых в деле о банкротстве, утвержденного приказом Минэкономразвития России от 23.07.2015 № 495 (далее – Порядок № 495).

В соответствии с абзацем 8 пункта 11 статьи 110 Закона о банкротстве к заявке на участие в торгах должны прилагаться следующие документы:

– выписка из Единого государственного реестра юридических лиц (для юридического лица), выписка из Единого государственного реестра индивидуальных предпринимателей (для индивидуального предпринимателя), документы, удостоверяющие личность (для физического лица), надлежащим образом заверенный перевод на русский язык документов о государственной регистрации юридического лица или государственной регистрации физического лица в качестве индивидуального предпринимателя в соответствии с законодательством соответствующего государства (для иностранного лица);

– документ, подтверждающий полномочия лица на осуществление действий от имени заявителя.

Из пункта 4.1 Порядка № 495 следует, что для участия в торгах заявитель с помощью программно-аппаратных средств сайта представляет оператору электронной площадки заявку на участие в торгах и прилагаемые к ней документы, соответствующие требованиям, установленным статьями 110 и 139 Закона о банкротстве и настоящим пунктом, в форме электронного сообщения, подписанного квалифицированной электронной подписью заявителя.

Рассмотрение организатором торгов представленной заявки на участие в торгах путем публичного предложения и принятие решения о допуске заявителя к участию в торгах осуществляются в порядке, установленном статьей 110 Закона о банкротстве.

Приведенный выше перечень не обязывает предоставлять такие документы, как решение об одобрении или о совершении крупной сделки по приобретению имущества на торгах.

Ранее действовавший Порядок проведения открытых торгов в электронной форме при продаже имущества (предприятия) должников в ходе процедур, применяемых в деле о банкротстве, утвержденный приказом Минэкономразвития России от 15.02.2010 № 54 (далее – Порядок № 54) и устанавливающий требование (подпункт “б” пункта 4.3) о том, что заявка на участие в открытых торгах должна содержать копию решения об одобрении или о совершении крупной сделки, если требование о необходимости наличия такого решения для совершения крупной сделки установлено законодательством Российской Федерации и (или) учредительными документами юридического лица и если для участника открытых торгов приобретение имущества (предприятия) или внесение денежных средств в качестве задатка являются крупной сделкой, признан утратившим силу в связи с утверждением Порядка № 495, который, в свою очередь, не содержит требование о предоставлении документов, подтверждающих корпоративное одобрение сделки.

Таким образом, регулирующий орган (статья 2 Закона о банкротстве) установил, что представление решения об одобрении крупной сделки не требуется, сняв с организатора торгов обязанность по проверке сведений о том, является ли сделка, заключенная по итогам торгов, крупной для того или иного претендента.

Следовательно, возложение обязанности на конкурсного управляющего по оценке сделки на предмет наличия корпоративного одобрения, сбора и анализа дополнительных документов, т.е. предъявление дополнительных требований к составу документации, прилагаемой к заявке участника, противоречит существу регулирования порядка проведения торгов в банкротстве.

Реализация имущества должника посредством проведения торгов в конкурсном производстве подчинена общей цели названной процедуры – скорейшему и наиболее полному удовлетворению требований кредиторов исходя из принципов очередности и пропорциональности.

ООО “Спектр-Мед 1” не знало и не должно было знать о совершении ООО “Капитал-Строй” сделок с нарушением установленных статьей 46 Закона № 14-ФЗ требований, так как конкурсный управляющий не мог в силу прямого указания закона требовать от участника торгов документы, подтверждающие корпоративное одобрение спорной сделки, и не должен был самостоятельно осуществлять их поиск и сбор.

Установленная обжалуемыми судебными актами необходимость проверки документации, финансового состояния потенциального участника торгов на предмет наличия или отсутствия признаков крупности сделки может привести к произвольному отказу в принятии заявок, в том числе ввиду коротких сроков принятия решения по ним, несопоставимых с временем, требуемым для проведения проверки, а также к нарушению прав потенциальных покупателей.

Необходимо также отметить, что цель установления правил о задатке, предусматривающих невозможность для победителя торгов изъять сумму задатка в случае потери интереса к приобретению имущества (абзац второй пункта 16 статьи 110 Закона о банкротстве), обусловлена необходимостью сформировать такой список участников торгов, которые имеют серьезные намерения в приобретении имущества.

Как указано в Определении Верховного Суда РФ от 01.07.2016 № 305-ЭС16-3457, функция задатка состоит в том, что риск потерять соответствующую денежную сумму при отказе от заключения договора стимулирует к участию в торгах только тех лиц, которые действительно намерены приобретать имущество, выставленное на торги.

По этой причине возложение на управляющего не предусмотренной законом обязанности предоставления документов о корпоративном одобрении может привести к злоупотреблениям со стороны недобросовестных участников конкурсных процедур, осознающих наличие возможности “на крайний случай” оспорить сделку, что не может быть признано допустимым, так как подрывало бы само существо функции задатка.

В свою очередь, сохранение риска потери задатка ограничивает недобросовестных участников торгов от их срыва.

В рассматриваемом случае ООО “Капитал-Строй” было признано победителем торгов, подписало с конкурсным управляющим ООО “Спектр-Мед 1” договор купли-продажи имущества, который был расторгнут ООО “Спектр-Мед 1” в связи с нарушением ООО “Капитал-Строй” обязательства по внесению оплаты в установленный срок.

В соответствии с пунктом 2 статьи 381 ГК РФ, если за неисполнение договора ответственна сторона, давшая задаток, он остается у другой стороны. Если за неисполнение договора ответственна сторона, получившая задаток, она обязана уплатить другой стороне двойную сумму задатка.

Поскольку ООО “Капитал-Строй” нарушило требования Закона о банкротстве и условия договора купли-продажи от 07.02.2022, заключенного с должником по результатам торгов в форме публичного предложения, что выразилось в неоплате полной стоимости договора, задаток возврату не подлежит.

При указанных обстоятельствах у судов отсутствовали основания для вывода, что оспариваемая сделка содержала в себе пороки корпоративного одобрения, о чем арбитражный управляющий должен был знать, если бы затребовал документы, подтверждающие согласование заключения договора купли-продажи от 07.02.2022 и соглашения о задатке и, соответственно, для удовлетворения заявленных требований.

Мнение эксперта

Рассматриваемое определение вызывает интерес в нескольких аспектах с точки зрения дальнейшего формирования правоприменительной практики.

Во-первых, приведенные доводы о соотношении действия норм корпоративного законодательства о корпоративном одобрении определенных сделок и норм о правилах проведения торгов, выходят за рамки оспаривания банкротных торгов. Содержащееся в определении толкование норм права применимо к оспариванию любых публичных торгов.

По существу, Верховный Суд РФ указал на необходимость учета специфического правового регулирования публичных торгов при оспаривании их результатов по корпоративным основаниям. Более того, можно сделать вывод, что определение указывает на необходимость учета специфики правового регулирования заключения определенных сделок при их оспаривании по корпоративным основаниям, и приоритет специального правового регулирования сделок перед корпоративными нормами.

управляющий партнер юридической компании ЮКО Юлия Иванова

В свою очередь, специфика проведения публичных торгов означает, что пределы возможной осведомленности организатора торгов и продавца имущества ограничены информацией, содержащейся в исчерпывающем перечне документов, предоставленных участником торгов при подаче заявки. Специфика нормативного регулирования публичных торгов зачастую не позволяет организатору или продавцу запросить какие-либо иные документы и отказать в допуске к торгам/заключении договора в связи с их непредоставлением. Тем самым, законодатель устанавливает правило, что соблюдение участником торгов установленных правил и предложение лучшей цены безусловно обязывает заключить с ним договор, который презюмируется соответствующим требованиям закона.

управляющий партнер юридической компании ЮКО Юлия Иванова.

Во-вторых, в определении обращено внимание на то, что необходимо устанавливать цель, которую преследует истец при оспаривании сделки – является ли таковой защита и восстановление нарушенных корпоративных прав, или имеет место попытка дезавуировать негативные последствия для общества, обусловленные допущенными самим обществом противоправным поведением и нарушением условий сделки (в данном случае – уклонение от оплаты цены заключенного по итогам торгов договора, и как следствие, потеря задатка). Здесь прослеживается выработанная еще Президиумом ВАС РФ позиция, что для признания договора недействительным основания его недействительности должны иметь место либо до его заключения, либо в момент его заключения, но никак не после. Действия по исполнению договора сами по себе не могут служить основанием для его недействительности постольку, поскольку они не порочат сам договор. Неисполнение или ненадлежащее исполнение обществом крупной сделки, которое влечет для него негативные последствия (например, потерю задатка), не может служить основанием для квалификации этой сделки как убыточной и нарушающей права участника, если только не будет доказано, что сделка изначально заключалась с целью ее неисполнения или ненадлежащего исполнения и причинения убытков (Постановление Президиума ВАС РФ от 05.06.2012 № 76/12).

Необходимо также отметить, что Верховный Суд РФ не обратил внимание на одну особенность данного дела, касающуюся подсудности и порядка рассмотрения дела. Заключение соглашения о задатке как условие допуска к торгам и договора купли-продажи по итогам торгов, являются составными частями процедуры торгов. Споры о признании недействительными сделок, заключенных по итогам банкротных торгов, рассматриваются в рамках дела о банкротстве (пункт 18 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 “О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)»). Между тем, данный спор был рассмотрен в общеисковом порядке в рамках Главы 28.1 АПК РФ, как корпоративный спор, что также не соответствует принятому подходу о рассмотрении связанных с мероприятиями в деле о банкротстве споров именно в самом деле о банкротстве.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *