В определении от 19.12.2023г. по делу №5-КГ23-146-К2 Верховный суд РФ очередной раз напомнил, что Российской Союз Автостраховщиков не несет ответственность за нарушение прав потребителей в виде компенсации морального вреда.

Суть дела

В результате дорожно-транспортного происшествия, произошедшего 23 сентября 2016г., были причинены механические повреждения принадлежащему истцу мотоциклу «Suzuki».

Потерпевший обратился в ООО СК «Опора» с заявлением о страховой выплате.

ДТП было признано страховым случаем и произведена компенсационная выплата в размере 9547,57 руб., с чем потерпевший не согласился.

У ООО СК «Опора» была отозвана лицензия на осуществление страховой деятельности, страховой портфель был передан ООО СК «Ангара».

В связи с чем, истец обратился в Тимирязевский районный суд г. Москвы с иском к ООО СК «Ангара».

Решением Тимирязевского районного суда г. Москвы от 8 апреля 2019 г. с ООО СК «Ангара» в пользу истца (потерпевшего) было взыскано страховое возмещение, неустойка, компенсация морального вреда, штраф и судебные расходы.

28 марта 2019 г. Центральным банком Российской Федерации у ООО СК «Ангара» отозвана лицензия на осуществление страховой деятельности.

Решением Арбитражного суда Иркутской области от 22 июля 2019 г. ООО СК «Ангара» признано несостоятельным (банкротом), в отношении него открыто конкурсное производство.

В ноябре 2019 года потерпевший обратился в Российской Союз Автостраховщиков (далее – РСА) с заявлением о компенсационной выплате, которое оставлено без удовлетворения по причине непредставления всех необходимых документов.

Неудовлетворение претензии в добровольном порядке послужило основанием для обращения потерпевшего в суд с настоящим иском.

Суд первой инстанции не установил предусмотренных законом оснований для удовлетворения заявленных требований, указав, что выплата в пользу истца должна быть произведена по исполнительному листу в рамках дела о банкротстве ООО СК «Ангара».

Суд апелляционной инстанции с выводами суда первой инстанции не согласился, отменил решение суда и принял новое решение о частичном удовлетворении иска, взыскав с РСА компенсационную выплату, неустойку, компенсацию морального вреда и штраф.

Удовлетворяя требование о взыскании компенсации морального вреда частично, суд апелляционной инстанции указал, что РСА является некоммерческой организацией, не осуществляющей страховую деятельность и не страховавшей ответственность истца, а заявленные ко взысканию 50000 руб. компенсации морального вреда не соответствуют последствиям причинения вреда.

В связи с чем, судебная коллегия суда апелляционной инстанции с учётом конкретных обстоятельств дела, требований разумности, руководствуясь статьей 15 Закона о защите прав потребителей, пунктом 45 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28.06.2012 г. № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», признала необходимым взыскать с ответчика в пользу истца компенсацию морального вреда в размере 1000 руб.

На основании пункта 3 статьи 16.1 Закона об ОСАГО судебная коллегия суда апелляционной инстанции также признала необходимым взыскать с РСА в пользу истца штраф за неисполнение в добровольном порядке требований потерпевшего в размере 31923 руб. 68 коп. с учётом размера взысканных сумм (50% от разницы между совокупным размером страховой выплаты, определённой судом, и размером страховой выплаты, осуществлённой страховщиком в добровольном порядке).

В удовлетворении остальной части заявленных требований было отказано.

Суд кассационной инстанции согласился с выводами суда апелляционной инстанции и оставил апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам без изменения, а кассационную жалобу РСА без удовлетворения.

Не согласившись с указанными судебными актами, РСА обратился в Верховный суд РФ с кассационной жалобой, где просил вышеназванные судебные акты отменить.

Позиция Верховного Суда

Верховный Суд РФ не согласился с позицией нижестоящих судов в части разрешения требования о компенсации морального вреда.

Судебная коллегия по гражданским делам обратила внимание нижестоящих судов на то, что по смыслу положений пункта 6 статьи 19 Закона об ОСАГО, пункта 3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 декабря 2017 г. № 58 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», действовавшего на момент рассмотрения спора, пункта 2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 8 ноября 2022 г. № 31 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» к отношениям, возникающим между физическим лицом и профессиональным объединением страховщиков по поводу осуществления компенсационных выплат, Закон о защите прав потребителей не применяется.

Применительно к обстоятельствам рассматриваемого дела, Верховный суд РФ указал, что поскольку РСА не осуществляет страховую деятельность и не оказывает страховые услуги, в том числе по заключению договоров ОСАГО, не является стороной по договору ОСАГО, то не может нести предусмотренную Законом о защите прав потребителей ответственность за нарушение прав потребителей в виде компенсации морального вреда на основании статьи 15 этого закона.

При этом судами нижестоящих инстанций иных оснований для взыскания компенсации морального вреда установлено не было.

На основании изложенного, Верховный суд РФ определил, что применительно к правовой природе спорных отношений, возложение на РСА ответственности за нарушение прав потребителей в виде компенсации морального вреда на основании статьи 15 Закона о защите прав потребителей необоснованно.

Верховный суд РФ судебные акты нижестоящих судов отменил в части взыскания компенсации морального вреда, в отмененной части в удовлетворении иска отказал.

Мнение эксперта

Положение о том, что к отношениям, возникающим между физическим лицом и профессиональным объединением страховщиков по поводу компенсационных выплат, Закон о защите прав потребителей не применяется, нашло закрепление в пункте 6 статьи 19 Закона об ОСАГО, а также в пункте 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 8 ноября 2022г. N31 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств».

Следует отметить, что изложенный Верховным судом РФ вывод о том, что РСА не может нести предусмотренную Законом о защите прав потребителей ответственность за нарушение прав потребителей в виде компенсации морального вреда, не является новым.

Ранее Верховный суд РФ в своих Определениях от 9 февраля 2021 г. N22-КГ20-7-К5, от 3 октября 2023г. N19-КГ23-20-К5 уже отменял судебные акты судов нижестоящих инстанций в части взыскания с РСА компенсации морального вреда.

Верховный суд РФ неоднократно подчеркивал, что Российский Союз Автостраховщиков не осуществляет страховую деятельность, в том числе по заключению договоров ОСАГО, а потому не является стороной по договору ОСАГО и, исходя из существа отношений между потерпевшим и профессиональным объединением страховщиков по поводу компенсационных выплат, не может нести предусмотренную статьей 15 Закона о защите прав потребителей ответственность за нарушение прав потребителей в виде компенсации морального вреда.

Следует также обратить внимание на то, что в случае нарушения права на получение компенсационной выплаты затрагиваются в первую очередь имущественные права потерпевшего, а Закон об ОСАГО, равно как и иные федеральные законы, не предусматривают компенсацию морального вреда в подобных случаях.

Юрист Yalilov & Partners Алия Гимадиева

Таким образом, из существа отношений между РСА и потерпевшим в связи с осуществлением компенсационной выплаты вытекает, что на них не распространяются положения Закона о защите прав потребителей. Компенсационные выплаты по своей природе отличаются от страховых, их выплата осуществляются РСА на основании Закона об ОСАГО, а не в связи с оказанием РСА услуг страхования.

Юрист Yalilov & Partners Алия Гимадиева.

При этом по аналогичным основаниям не подлежит взысканию с РСА штраф на основании части 6 статьи 13 Закона о защите прав потребителей (см. например: Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 20 ноября 2018 г. N5-КГ18-252).

Вместе с тем, в рамках рассматриваемого спора с РСА в пользу потерпевшего был взыскан штраф на основании пункта 3 статьи 16.1 Закона об ОСАГО, что не противоречит сложившейся правоприменительной практике и существу отношений между потерпевшим и профессиональным объединением страховщиков по поводу компенсационных выплат (см., например: Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 20 декабря 2022г. N58-КГ22-10-К9).

Взыскание штрафа на основании пункта 3 статьи 16.1 Закона об ОСАГО в данном случае являлось правомерным, поскольку с учетом изменений, внесенных в Закон об ОСАГО Федеральным законом от 21 июля 2014г. N 223-ФЗ, а также с учетом даты наступления страхового случая, к спорным правоотношениям подлежит применению пункт 3 статьи 16.1 Закона об ОСАГО.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *