Определение Верховного Суда РФ от 18.03.2024 № 303-ЭС23-23529 устанавливает правила определения периода взыскания дохода, полученного незаконным фактическим владельцем имущества, и начала течения срока исковой давности заявления требования о взыскании такого дохода.

Суть дела

25-26.12.2015 Недорезов А.Ю. и Компания “Диалог-ДВ” (заемщик) заключили договоры займа и залога. По условиям договоров заемщику предоставлялось 30 000 000 руб. с обязательством возврата до 27.08.2016. Возврат займа обеспечивался залогом имущества Компании “Диалог-ДВ”: автосервисом с административным помещением, девятью модульными зданиями, некапитальным строением (складом); а также дорожно-строительной техникой (асфальтоукладчиком, катком дорожным, краном стреловым, погрузчиком, экскаватором, грузовым автомобилем с крановой установкой) (далее – спорное имущество).

23.11.2016 Компания “Диалог-ДВ” передала Недорезову А.В. заложенное имущество, так как в установленный договором срок заем не был возвращен.

25.11.2016 в Арбитражный суд Хабаровского края поступило заявление о банкротстве Компании “Диалог-ДВ” и 01.12.2016 суд возбудил дело № А73-16288/2016.

02.12.2016 Недорезов А.Ю. продал ООО “Уник-Бизнес” имущество, полученное от Компании “Диалог-ДВ”, передав его покупателю.

31.01.2018 арбитражный суд ввел в отношении Компании “Диалог-ДВ” наблюдение, а 12.09.2018 признал ее банкротом и открыл конкурсное производство.

23.08.2019 в деле о банкротстве арбитражный суд принял к производству заявление конкурсного управляющего Компанией “Диалог-ДВ” к Недорезову А.Ю. и ООО “Уник-Бизнес” о признании недействительным отчуждения имущества общества “Компания Диалог-ДВ”, мотивированное тем, что имущество выбыло без встречного предоставления.

16.09.2019 арбитражный суд уведомил ООО “Уник-Бизнес” о принятии к производству указанного заявления.

18.03.2020 арбитражный суд признал недействительными договор займа от 25.12.2015, договор залога от 26.12.2015 и передаточный акт от 23.11.2016 ввиду совершения неравноценной сделки (пункт 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве) и истребовал спорное имущество из незаконного владения ООО “Уник-Бизнес”. Апелляционный суд 03.07.2020 оставил в силе определение от 18.03.2020. При разрешении спора суды исходили из того, что факт передачи денег Компании “Диалог-ДВ” не доказан. Как следствие Недорезов А.Ю. не имел к ней ни требования о возврате денег, ни требования о получении имущества. Договор займа от 25.12.2015, договор залога от 26.12.2015, расписка от 26.12.2015, уведомление от 18.11.2016 об оставлении заложенного имущества за собой и передаточный акт от 23.11.2016 были подписаны для придания видимости законности отчуждения имущества должника. Реальной целью сделки являлся безвозмездный вывод активов должника и причинение вреда добросовестным кредиторам последнего.

Установив недобросовестность ООО “Уник-Бизнес” при приобретении спорного имущества, суды истребовали его (виндицировали) в пользу Компании “Диалог-ДВ”. ООО “Уник-Бизнес” судебные акты не исполнило.

04.07.2022 арбитражный суд изменил способ исполнения определения от 18.03.2020 и взыскал с ООО “Уник-Бизнес” в пользу Компании “Диалог-ДВ” стоимость спорного имущества в размере 52 428 000 руб. Судебный акт мотивирован отсутствием спорного имущества у общества “Уник-Бизнес” (за исключением крана стрелового) и непредставлением ответчиком сведений о его местонахождении.

26.07.2022 Компания “Диалог-ДВ” обратилась в арбитражный суд с иском по настоящему делу о взыскании с ООО “Уник-Бизнес” неосновательного обогащения в размере арендной платы, которую ответчик мог получить с 02.12.2016 по 31.05.2022, сдавая спорное имущество в аренду. Компания “Диалог-ДВ” полагала, что арендная плата составляет доходы, которые ООО “Уник-Бизнес” должно было извлечь за все время владения спорным имуществом. Исковые требования истец обосновывал ссылками на статьи 136, 303, пункт 1 статьи 1102, пункт 2 статьи 1105 ГК РФ.

По заключению судебной экспертизы рыночная стоимость арендной платы за пользование спорным имуществом с 02.12.2016 по 31.05.2022 составляла 46 406 081 руб.

Возражая против иска, ООО “Уник-Бизнес” помимо прочего сослалось на пропуск истцом срока исковой давности за период с 02.12.2016 по 25.07.2019, полагая, что взыскание возможно только за трехлетний период, предшествовавший предъявлению иска.

По мнению Компании “Диалог-ДВ”, срок исковой давности начал течь с момента ее осведомленности о незаконном владении спорным имуществом ООО “Уник-Бизнес”, что установлено 18.03.2020 в определении Арбитражного суда Хабаровского края по делу № А73-16288/2016. Иск заявлен в пределах трехлетнего срока исковой давности.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлениями судами апелляционной и кассационной инстанций, иск удовлетворен частично: с ООО “Уник-Бизнес” в пользу Компании “Диалог-ДВ” взыскано 24 605 655,15 руб. неосновательного обогащения за период с 16.09.2019 по 31.05.2022. В остальной части в удовлетворении иска отказано.

Суды исходили из того, что ООО “Уник-Бизнес” незаконно владело спорным имуществом с 16.09.2019 (дата получения определения суда от 23.08.2019 об оспаривании сделок), о чем Компания “Диалог-ДВ” узнала 03.07.2020, когда вступило в силу определение суда от 18.03.2020, квалифицировавшего поведение общества “Уник-Бизнес” по приобретению спорного имущества как недобросовестное.

Суды руководствовались статьями 196, 200, 136, 303, пункт 1 статьи 1102, пунктом 2 статьи 1105 ГК РФ, пунктом 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.09.2015 № 43 “О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности” (далее – Постановление № 43).

Не согласившись с указанными судебными актами, истец обратился с кассационной жалобой в Верховный Суд РФ.

Позиция Верховного Суда

Рассмотрев доводы кассационной жалобы, Верховный Суд РФ определил отменить судебные акты нижестоящих судов и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции в связи со следующим.

1. О применении статьи 303 ГК РФ.

Из статьи 303 ГК РФ следует, что при истребовании имущества из чужого незаконного владения собственник вправе также потребовать у владельца возмещения всех доходов, которые это лицо извлекло или должно было извлечь. Если владение осуществлялось недобросовестно (владелец знал или должен был знать о незаконности владения), то доходы подлежат возмещению за все время владения. Добросовестный владелец обязан возместить доходы, которые он извлек или должен был извлечь со времени, когда он узнал или должен был узнать о неправомерности владения или получил повестку по иску собственника о возврате имущества.

Таким образом, добросовестность владельца является квалифицирующим признаком, разграничивающим последствия чужого незаконного владения.

Этот же признак с аналогичным содержанием является квалифицирующим для решения вопроса об истребовании имущества от добросовестного приобретателя по правилам статьи 302 ГК РФ. Добросовестный приобретатель чужого имущества, получивший его на возмездной основе, должен вернуть вещь, если она выбыла из владения собственника помимо его воли. Если же имущество приобретено безвозмездно от лица, которое не имело права его отчуждать, то собственник вправе истребовать имущество во всех случаях.

Добросовестность приобретателя (владельца) определяется, как правило, по его заведомой осведомленности о пороках приобретения чужой вещи.

Судебная оценка добросовестности является вопросом квалификации правоотношений. Оценка, данная судом обстоятельствам, которые установлены иным судом ранее при разрешении иного спора, должна учитываться судом, рассматривающим последующее дело. Если суд, рассматривающий второй спор, придет к иным выводам, он должен указать соответствующие мотивы.

Разъяснения о подобном порядке рассмотрения судебных дел неоднократно давались высшей судебной инстанцией и направлены на реализацию принципов стабильности и непротиворечивости судебных актов (пункт 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 10, Пленума ВАС РФ № 22 от 29.04.2010 “О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав”, пункт 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 № 57 “О некоторых процессуальных вопросах практики рассмотрения дел, связанных с неисполнением либо ненадлежащим исполнением договорных обязательств”, пункт 16.2 Постановления Пленума ВАС РФ от 02.06.2004 № 10 “О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях”).

Вопрос о добросовестности ООО “Уник-Бизнес” в приобретении и владении спорным имуществом входил в предмет доказывания при оспаривании сделки по отчуждению этого имущества и его истребовании из чужого незаконного владения. По результатам апелляционного обжалования 03.07.2020 вступило в законную силу определение Арбитражного суда Хабаровского края от 18.03.2020 по делу № А73-16288/2016, согласно которому ООО “Уник-Бизнес” завладело спорным имуществом 02.12.2016 и сделало это изначально недобросовестно. Каких-либо мотивов, опровергающих эти выводы, суды при разрешении настоящего дела не привели. В связи с этим выводы судов о том, что ООО “Уник-Бизнес” незаконно владело спорным имуществом только с 16.09.2019, то есть когда получило уведомление суда о наличии к нему требования о возврате имущества, несостоятельны.

2. О сроке исковой давности по требованию о возмещении доходов, которые должно было извлечь лицо, незаконно пользовавшееся чужим имуществом.

Имущественные права лица, чьими деньгами неправомерно пользовалось иное лицо (потерпевшего), подлежат восстановлению посредством взыскания неправомерно удержанной денежной суммы и, по общему правилу, процентов на сумму долга за неправомерное пользование денежными средствами (статья 395 ГК РФ). Равным образом восстанавливаются права лица, чьим имуществом неправомерно воспользовалось иное лицо: имущество истребуется из чужого незаконного владения (статьи 301, 302 ГК РФ) и взыскиваются реальные или потенциальные доходы от пользования этим имуществом (статья 303 ГК РФ).

В этом смысле требование о взыскании неправомерно удержанной денежной суммы рассматривается как главное, а требование о взыскании процентов – как дополнительное; требование об истребовании имущества из чужого незаконного владения – как главное, требование о взыскании доходов от пользования этим имуществом – как дополнительное.

Течение срока исковой давности по общему правилу начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права (пункт 1 статьи 200 ГК РФ). С истечением срока исковой давности по главному требованию считается истекшим срок исковой давности и по дополнительным (пункт 1 статьи 207 ГК РФ).

Если потерпевший осведомлен о неправомерном удержании причитающейся ему денежной суммы или незаконном завладении его имуществом и о лице, осуществившем эти действия (потенциальном ответчике по иску о возврате денег или имущества), то разумно предположить, что с этого же дня потерпевший осведомлен и о том, что незаконный пользователь неправомерно пользуется его деньгами или имуществом, извлекая из этого выгоду (как минимум потенциально). В таком случае ничто не мешает потерпевшему одновременно заявить оба требования (главное и дополнительное) для полного восстановления своих прав. Срок исковой давности по обоим требованиям начинает течь одновременно.

В Определении Верховного Суда РФ от 26.11.2019 № 309-ЭС19-13850 отмечено, что положения статьи 303 ГК РФ являются составной частью правил о виндикации, в связи с чем срок исковой давности по требованиям о виндикации и получении доходов от незаконных владельцев начинает течь с момента, когда истец узнал или должен был узнать о том, что его имущество выбыло из его владения и незаконные владельцы извлекают от пользования доход. То обстоятельство, что требование о взыскании доходов может быть удовлетворено при условии виндицирования имущества в судебном порядке или добровольного возврата имущества незаконным владельцем, не свидетельствует о начале течения исковой давности с даты вступления в законную силу решения о виндикации или с даты возврата имущества.

В данном случае срок исковой давности по главному требованию не пропущен, так как Компания “Диалог-ДВ” своевременно обратилась в суд с заявлением об истребовании спорного имущества из незаконного владения ООО “Уник-Бизнес” и получила судебную защиту.

Обособленный спор по делу № А73-16288/2016 был инициирован Компанией “Диалог-ДВ”, которая основывала свою правовую позицию на том, что ООО “Уник-Бизнес” приобрело спорное имущество недобросовестно, доказала это в суде и получила судебную защиту. В этой связи вывод судов о том, что Компания “Диалог-ДВ” узнала о незаконности владения спорным имуществом только по результатам судебной оценки поведения ООО “Уник-Бизнес”, то есть 03.07.2020, также несостоятелен.

В данном случае срок исковой давности как по требованию о возврате спорного имущества, так и по требованию о возмещении доходов, начал течь для Компании “Диалог-ДВ” с даты завладения ООО “Уник-Бизнес” спорным имуществом, то есть с 02.12.2016. Иной подход, изложенный в обжалованных судебных актах, по существу влечет ревизию ранее принятых судебных актов в порядке, противоречащим процессуальному закону и принципу стабильности судебного решения.

Следует отметить, что неправомерное удержание денег или незаконное завладение имуществом возникает, как правило, одномоментно (связывается с каким-либо конкретным фактом). Пользование же этими деньгами или имуществом носит длящийся характер, оно продолжается ежедневно до их возвращения собственнику. С каждым новым днем незаконного пользования по существу возникает новое правонарушение и, как следствие, обязанность пользователя уплатить за этот день проценты за пользование деньгами или возместить доходы от пользования имуществом. В этот же день потерпевшему становится известно о его праве на получение этих процентов или доходов от пользования имуществом и начинает течь срок исковой давности для судебной защиты этого права (пункт 1 статьи 200 ГК РФ). Поэтому срок исковой давности по правонарушению, связанному с незаконным пользованием чужим имуществом (как и деньгами), следует исчислять для каждого такого дня до его возврата собственнику.

Аналогичные правовые позиции применительно к требованиям о сроке исковой давности по взысканию процентов за неправомерное пользование чужими денежными средствами изложены в пункте 25 Постановления № 43, определениях Верховного Суда Российской Федерации от 06.09.2023 № 305-ЭС22-2855(8), от 19.12.2019 № 305-ЭС19-17077, Постановлении Президиума ВАС РФ от 10.02.2009 № 11778/08.

При таком подходе исковые требования подлежат удовлетворению за трехлетний период, предшествовавший дате обращения в суд с соответствующим иском. Компания “Диалог-ДВ” предъявила иск 26.07.2022, следовательно, за период с 26.07.2019 по 26.07.2022 исковая давность не истекла. За более ранний период срок исковой давности пропущен. Компания “Диалог-ДВ” требовала возместить полученные доходы только по 31.05.2022, поэтому иск подлежал удовлетворению за период с 26.07.2019 по 31.05.2022.

Мнение эксперта

На мой взгляд, было бы неправильным ограничивать значение рассматриваемого определения только вопросами определения момента, с которого возможно взыскание дохода с незаконного владельца имущества и правилами исчисления срока исковой давности по таким требованиям.

Кирилл Харитонов, арбитражный управляющий, Саморегулируемая организация "Ассоциация арбитражных управляющих "Паритет"

В первую очередь необходимо отметить, что определение продолжает развивать довод о том, что в случае незаконного лишения собственника или иного незаконного владельца принадлежащего им имущества, защита их нарушенных прав не ограничивается возвратом такого имущества, а должна быть направлена на восстановление, своего рода реконструкцию, того положения собственника, в котором он был бы, если бы не был незаконно лишен имущества.

Кирилл Харитонов, арбитражный управляющий, Саморегулируемая организация “Ассоциация арбитражных управляющих “Паритет”.

Налицо также стремление Верховного Суда РФ унифицировать правила защиты интересов собственника, сделать их одинаковыми независимо от того, кто является незаконным владельцем (сторона недействительной сделки или лицо, которое недобросовестно завладело имуществом в результате последующего отчуждение). Указание на возможность взыскания дохода, который получил или мог получить незаконный владелец от имущества, не надо рассматривать исключительно в аспекте исчисления срока исковой давности. Из определения явно следует, что взыскание дохода с недобросовестного фактического владельца является дополнительным требованием, которое наряду с главным требованием о возврате имущества направлено на восстановления статус-кво имущественной сферы собственника. Ранее Верховный Суд РФ выработал аналогичный подход к применению последствий недействительности сделки, указав, что взыскание со стороны недействительной сделки возможного дохода от использования незаконно отчужденного по такой сделке имущества или процентов по статье 395 ГК РФ (статья 1107 ГК РФ) является дополнением к требованию о возврате имущества и составной частью реституционного требования (Определения Верховного Суда РФ от 19.01.2017 № 305-ЭС15-15704 (2), от 02.10.2017 № 305-ЭС17-7967 и от 17.08.2017 № 305-ЭС17-3817, Постановления Президиума ВАС РФ от 09.04.2013 № 15792/12 и от 18.03.2014 № 18222/13).

Иными словами, определение развивает тезис о том, что устранение незаконного недобросовестного владения чужим имуществом не ограничивается возвратом такого имущества, независимо от причин поступления имущества в такое владение.

Доход, который реально был получен или должен был быть получен незаконным владельцем вследствие обладания чужим имуществом, рассчитывается за тот период фактического владения, когда незаконный владелец уже знал или должен был знать об отсутствии правовых оснований для владения (статья 303, пункт 1 статьи 1107 ГК РФ).

Точное определение периода осведомленности незаконного владельца об отсутствии правовых оснований владения имуществом имеет значение для определения не только периода взыскания дохода, но и подлежащих компенсации расходов такого владельца (статьи 303, 1108 ГК РФ).

Вопрос добросовестности состоит в осведомленности о пороках приобретения чужой вещи. Поэтому, определение устанавливает единое правило решение вопроса о добросовестности незаконного владельца — если приобретая имущество возмездно, владелец действовал недобросовестно, то и все последующее владение является недобросовестным. Осведомленность о пороке приобретения означает дальнейшую недобросовестность владения (Определение Верховного Суда РФ от 18.08.2022 № 307-ЭС22-4273). Неверно связывать момент наступления такой осведомленности исключительно с датой вступления в законную силу или датой вынесения судебного акта о возврате имущества. И здесь снова прослеживается тенденция унификации правил восстановления прав собственника имущества – применительно к взысканию дохода как последствий недействительности сделки также следует считать момент, когда сторона сделки узнала или должна была узнать, что у сделки имеются основания недействительности.

Применительно к порядку исчисления срока исковой давности, Верховный Суд РФ исходит из того, что незаконное пользование имуществом носит длящийся характер, вследствие чего исчисление срока исковой давности должно исчисляться исходя из продолжительности всего периода незаконного пользования, а не с даты незаконного завладения имуществом.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *