Определение Верховного суда от 08.05.2024 № 305-ЭС23-15337 (2) продолжает развитие судебной практики в части определения момента возникновения обязанности по оплате услуг в целях обособления реестровых и текущих требований кредиторов.

Суть дела

13.09.2012 – заключение договора между Объединением, как заказчиком, и Обществом, как Исполнителем, об оказании услуг по подключению объекта заказчика к сетям водоснабжения и водоотведения.

28.09.2019 – возбуждение дела о банкротстве Объединения.

06.05.2022 – введение конкурсного производства в отношении Объединения.

14.07.2022 – закрытие реестра требований Объединения.

15.09.2022 – составление актов о подключении и об оказании услуг (не подписанных со стороны Объединения), а также выставление счета-фактуры.

19.09.2022 – Общество обратилось с заявлением о включении в реестр требований Объединения.

10.05.2023 – первая инстанция признала требования Общества подлежащими удовлетворению за счет имущества должника, оставшегося после погашения требований, включенных в реестр требований кредиторов должника, поскольку кредитор обратился с данным заявлением после закрытия реестра требования кредиторов, и о восстановлении срока заявлено не было.

11.09.2023 – апелляционная инстанция отменила судебный акт первой инстанции и прекратила производство по требованию Общества, мотивировав указанное решение следующим: услуги были выполнены в сентябре 2022, т.е. обязанность по оплате возникла после возбуждения дела о банкротстве и требование носит текущий характер.

30.11.2023 – кассационная инстанция согласилась с выводами апелляционной инстанции и оставила постановление без изменения.

Позиция Верховного Суда

Судебная коллегия по экономическим спорам отменила судебные акты апелляционной и кассационной инстанций и отправила обособленный спор на новое рассмотрение в апелляцию.

Несогласие Верховного суда объясняется следующим образом.

Так, по смыслу п. 1 ст. 779 Гражданского кодекса Российской Федерации, ст. 5 Закона о банкротстве и п. 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 № 63 для разрешения вопроса об очередности заявленного требования судам необходимо было установить, когда обществом фактически оказаны услуги по подключению спорного объекта к сетям водоснабжения.

Нормативное регулирование Федерального закона от 07.12.2011 № 416-ФЗ «О водоснабжении и водоотведении», а также постановления Правительства Российской Федерации от 13.02.2006 № 83 «Об утверждении Правил определения и предоставления технических условий подключения объекта капитального строительства к сетям инженерно-технического обеспечения и 4 Правил подключения объекта капитального строительства к сетям инженерно-технического обеспечения» устанавливает особый порядок подключения объектов капитального строительства к сетям инженерно-технического обеспечения с выполнением ряда условий для подключения и формированием целого пакета документов.

Таким образом, подключение объекта к сетям водоснабжения представляет собой сложный комплекс последовательных организационных и технических действий, в том числе по подготовке и согласованию значительного количества соответствующей документации.

В материалах дела Судебная коллегия не усмотрела какой-либо первичной документации, переписки сторон, подтверждающих соблюдение всех предусмотренных законодательством и договором процедур для подключения спорного объекта к сетям водоснабжения, в связи с чем и был сделан вывод о невозможности установления фактической даты оказания услуг и преждевременности выводов апелляционной инстанции о текущем характере заявленного требования.

Мнение эксперта

Данное Определение Верховного суда сложно назвать новаторским и оригинальным, напротив, это очередной стежок в общей канве разграничения реестровых и текущих требований.

Так, в п. 19 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 5 (2017), утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ 27.12.2017, уже было указано, что фундаментальное значение для определения момента возникновения обязанности по оплате услуг имеет не подписание акта, не выставление счета-фактуры, предоставление отсрочки исполнения и прочие действия, которыми стороны просто согласованно переносят исполнение этой обязанности на более поздний срок, а исключительно – фактическая дата оказания услуг.

Продолжение данного подхода можно обнаружить в многочисленной судебной практике, например, определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 08.06.2023 № 305-ЭС23-4006 по делу № А40-78775/2021, определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 14.09.2021 № 305-ЭС21-7053 по делу № А40-150774/2020, определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 06.07.2017 № 303-ЭС17-2748 по делу № А59-537/2016 и т.д.

Применительно к настоящему делу Судебная коллегия справедливо отметила совокупность обстоятельств:

  • договор закреплял оплату услуг заказчиком в соответствии с графиком, где последний платеж должен быть внесен в декабре 2013;
  • отсутствие в материалах дела пакета документов, необходимого для подключения объекта к сетям водоснабжения, уведомление должника о готовности к подключению, выдача должнику разрешения на присоединение объекта к сетям и иных документов, которые бы подтвердили соблюдения процедуры подключения к сетям;
  • ненаправление “закрывающих” и иных документов конкурсному управляющему, хотя, по версии Общества, услуги оказаны в сентябре 2022, т.е. спустя 4 месяца после введения конкурсного производства в отношении Объединения, в частности, те же акты о подключении и об оказании услуг не подписаны со стороны заказчика;
  • доводы конкурсного управляющего, что на момент введения конкурсного производства объект уже был подключен к сетям инженерно-технического обеспечения, а также к оборудованию по производству ресурсов (дом отапливался в предшествующий введению процедуры банкротства отопительный период).

Таким образом, если на новом рассмотрении Общество сможет обосновать посредством предоставления первичной документации и иных доказательств, что услуги действительно были оказаны после 28.09.2019 (дата возбуждения дела о банкротстве), его требования будут иметь текущий статус.

В противном случае Общество ожидает участь “опоздавшего” кредитора с удовлетворением за счет имущества должника, оставшегося после погашения требований, включенных в реестр требований кредиторов должника.

Анна Прохорова, главный юрист юридической компании NERRA

Первый вариант разрешения спора более выгоден для Общества (даже в сравнении с изначальным требованием данного кредитора о включении в третью очередь реестр требований Объединения), поскольку все денежные средства, поступающие в конкурсную массу должника, в первую очередь направляются на погашение задолженности текущего характера.

Анна Прохорова, главный юрист юридической компании NERRA.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *