Определение Верховного суда от 20.05.2024 № 306-ЭС23-26737 вносит ясность в эффект действия освобождения гражданина, признанного банкротом, от обязательств применительно к общим обязательствам супругов.

Суть дела

В мае 2021 г. супруга Должника обратилась с заявлением о собственном банкротстве, в июне 2021 г. заявление было признано обоснованным, введена процедура реализация имущества.

В декабре 2021 г. данная процедура была завершена с последующим освобождением гражданина от обязательств.

В сентябре 2022 г. непосредственно Должник обратился с заявлением о признании его банкротом.

В ноябре 2022 г. Кредитор обратился с требованием о включении в реестр на основании кредитного договора, заключенного с Должником, а в последующем заявил о признании данного требования общим обязательством супругов, которое судом было выделено в отдельное производство.

Суд первой инстанции Определением Арбитражного суда Республики Татарстан от 24.03.2023 г. удовлетворил заявление о признании обязательств по кредитному договору общими обязательствами супругов, указав, что завершение процедуры банкротства в отношении супруги должника не препятствует рассмотрению заявления по существу и не является основанием для отказа в заявлении.

Нижестоящие суды указали, что установление факта возникновения заемного обязательства в интересах семьи является первостепенным юридически значимым обстоятельством, в то время как освобождение супруги должника от долгов основанием для отказа в заявлении не является.

Так, апелляционная инстанция конкретизировала данным вывод тем, что применение к гражданину-банкроту правил об освобождении от исполнения обязательств обращено к вопросу дальнейшего исполнения обязательств после завершения процедуры банкротства и само по себе не исключает возможность признания требования какого-либо кредитора общим обязательством супругов.

Позиция Верховного Суда

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации отменила судебные акты нижестоящих инстанций и отказала в удовлетворении заявления о признании обязательств по кредитному договору общими обязательствами супругов.

ВС РФ указал, что непрекращающиеся обязательства являются исключением из общего правила, к которым законодательство о банкротстве не относит такие обязательства гражданина, по которым помимо него имеются иные солидарные должники, в том числе в силу общности обязательств супругов, указанных в пункте 2 статьи 45 Семейного кодекса Российской Федерации.

Следовательно, после завершения процедуры реализации имущества одного из супругов в силу пункта 1 статьи 408 Гражданского кодекса Российской Федерации и пункта 3 статьи 213.28 Закона о банкротстве общие обязательства этого и второго супругов трансформируются в личные обязательства второго супруга, которые погашаются за счет его имущества и его доли в общем имуществе супругов в соответствии с положениями пункта 1 статьи 45 Семейного кодекса Российской Федерации, пункта 7 статьи 213.26 Закона о банкротстве.

Мнение эксперта

Судебная коллегия прямо подчеркнула закрытость перечня непрекращающихся обязательств:

  • требования, о наличии которых кредиторы не знали и не должны был знать к моменту завершения реализации имущества;
  • требования, предусмотренные п.п. 4-6 ст. 213.28 Закона о банкротстве.

Солидарный характер обязательства (или иными словами: обязательства, в которых участвуют несколько лиц, от которых кредитор вправе потребовать исполнения) не означает, что по таким обязательствам должник не может быть освобожден от долгов в соответствии с п. 3 ст. 213.28 Закона о банкротстве. Общие обязательства супругов в свою очередь являются классическим примером солидарной обязанности должников.

В свою очередь, предъявление требования о признании обязательства общим не порождает возникновение новых обязательств ни для кредиторов, ни для супругов, применительно к настоящей ситуации речь все также идет о первоначальном долговом обязательстве.

Соответственно, освобождение от долгов супруги должника означает, что с момента вынесения соответствующего судебного акта супруга освобождается от такого солидарного обязательства, даже если кредитор не заявил о своих требованиях.

В данном смысле небезынтересно, что ВС РФ указывает именно на происходящую трансформацию общих обязательств супругов в личные обязательства “неосвобожденного от долгов” второго супруга.

Анна Прохорова, главный юрист юридической компании NERRA

То есть фактически дело о банкротстве первого супруга влечет своеобразный автоматический раздел долговых обязательств, в связи с этим пассивность кредитора трактуется как добровольный отказ от предъявления требования к одному из солидарных должников, поэтому в рамках последующего банкротства уже другого супруга невозможно признать обязательства по кредитному или иному договору совместными (даже если они и являлись таковыми до завершения банкротства первого супруга). Это личное обязательство второго супруга.

Анна Прохорова, главный юрист юридической компании NERRA.

Таким образом, данное Определение Верховного суда примечательно недвусмысленным разъяснением о том, что освобождение супруги должника от долгов является самостоятельным основанием для отказа в признании общими обязательствами супругов в деле о банкротстве должника.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *