Верховный Суд Определением от 03.05.2024 № 305-ЭС21-19337 (2) исправил ошибку, допущенную судами и выраженную в неверном толковании Закона о банкротстве.

Суть дела

В отношении должника 26.11.2018 возбуждено дело о банкротстве, должник признан банкротом 17.12.2019.

Контролирующие должника лица 11.11.2021 привлечены к субсидиарной ответственности по долгам общества за неподачу заявления должника о банкротстве и солидарно за невозможность полного погашения требований должника ввиду непередачи документов финансово-хозяйственной деятельности конкурсному управляющему.

С одного из ответчиков 10.03.2022 взысканы 15 млн. рублей за неподачу заявления о банкротстве должника, а с обоих в солидарном порядке – 22млн. рублей за непередачу документов.

Судом 03.08.2022 произведена замена взыскателя с должника на кредитора в части его непогашенного требования, и выдан исполнительный лист к ответчикам по субсидиарной ответственности.

Вместе с тем 15.11.2022 в рамках искового производства с дебитора в пользу должника взыскана задолженность в размере 6млн. рублей.

Считая, что требование кредитора, избравшего способ распоряжения правом требования о привлечении к субсидиарной ответственности, предусмотренный пп.3 п.2 ст.61.17 Закона о банкротстве, считается погашенным, конкурсный управляющий распределил денежные средства, поступившие в конкурсную массу, без учета требования данного кредитора.

В связи с наличием разногласий по вопросу распределения денежных средств конкурсный управляющий обратился с заявлением об их разрешении.

Суды трех инстанций согласились с позицией конкурсного управляющего и решили, что в связи с получением исполнительного листа произведена перемена лиц в обязательстве, в связи с чем такой кредитор не может претендовать на денежные средства, поступающие в конкурсную массу в рамках дела о банкротстве общества.

Позиция Верховного Суда

Отменяя судебные акты, Верховный Суд применил п.6 ст.61.17 Закона о банкротстве, который прямо предусматривает, что переход к кредитору части требований о привлечении к субсидиарной ответственности не уменьшает размер требования этого кредитора к должнику, лицу, предоставившему обеспечение, иным лицам, к которым может быть предъявлено такое требование. Должник и субсидиарные ответчики несут солидарную ответственность перед кредитором до полного погашения его требований.

Верховный Суд указал, что судами не только неправильно применены нормы материального права, но и неверно установлен предмет спора, а именно: не замена выбранного ранее способа распоряжения субсидиарной ответственностью, а право кредитора, требования которого не погашены, на получение денежных средств, поступивших в конкурсную массу за счет взыскания дебиторской задолженности с третьего лица.

Мнение эксперта

Субсидиарная ответственность является исключительной мерой, применяемой в случае недостаточности средств должника для расчетов с кредиторами.

Кредитор, избравший способ распоряжения субсидиарной ответственностью в виде уступки прав требования, имеет право требовать исполнения как совместно за счет должника и контролирующих его лиц, так и от любого из них в отдельности, как полностью, так и в части долга (п.1 ст.323 Гражданского кодекса).

Гражданским кодексом установлено, что солидарные должники остаются обязанными до тех пор, пока обязательство не исполнено полностью.

Должники освобождаются от исполнения обязательства перед кредитором только в случае полного погашения требования всеми должниками или одним из них (п.1 ст.325 Гражданского кодекса).

Анна Прохорова, главный юрист юридической компании NERRA

Следует учитывать, что в случае погашения требования кредитора контролирующим должника лицом конкурсный управляющий уменьшает требования такого кредитора в реестре или признает требование погашенным, то есть при исполнении обязательства субсидиарным ответчиком размер требования кредитора соразмерно уменьшается на указанную сумму, что отражается в реестре требований кредиторов.

Анна Прохорова, главный юрист юридической компании NERRA.

Последствия для кредитора, избравшего данный способ распоряжения, закреплены в п.49 Постановления Пленума № 53 от 21.12.2017, так указанные кредиторы не имеют права голоса на собрании по вопросу об утверждении порядка продажи оставшейся за должником части требования к субсидиарному ответчику.

Таким образом, у конкурсного управляющего отсутствовали правовые основания для лишения кредитора денежных средств, поступивших в конкурсную массу должника, при отсутствии доказательств погашения его требований субсидиарными ответчиками.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *