11.11.2022 г. ВС РФ было рассмотрено дело № 307-ЭС19-4636 по иску о признании недействительными расчетных операций, совершенных в пользу адвокатов.

Суть дела

В 2015 и 2014 годах компанией с двумя адвокатами были заключены соглашения об оказании юридической помощи в рамках уголовного дела на стадии предварительного расследования.

В рамках дела о банкротстве компании кредиторы решили оспорить данные расчетные операции, мотивируя требования тем, что адвокаты юридические услуги самой компании не оказывали, компания безосновательно перечислила адвокатам денежные средства, причинив тем самым вред кредиторам.

Определением суда первой инстанции, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, требования удовлетворены, поскольку услуги компании, действительно, не оказывались, так как она к участию в уголовном деле не привлекалась, адвокаты знали о том, что получатели услуг и плательщик не совпадают. Суд кассационной инстанции признал ряд выводов нижестоящих судов ошибочными, однако оставил судебные акты без изменений, поскольку была произведена оплата фактически неоказанных услуг.

Позиция Верховного Суда

Верховный Суд с судами нижестоящих инстанций не согласился, отметив, что привлечение компанией адвокатов и оплата их услуг за счет компании, даже если она имела место в условиях имущественного кризиса организации, не образуют совокупность обстоятельств, достаточную для признания расчетных операций недействительными..

Ссылаясь на пункт 2 статьи 25 Федерального закона от 31.05.2002 № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», Верховный Суд пришел к выводу о том, что организация вправе заключить с адвокатом договор возмездного оказания услуг своему работнику. Такой договор может быть заключен как в качестве дополнительной меры социальной поддержки работника, привлекаемого к ответственности за действия, не связанные с трудовыми отношениями, так и в случае непосредственной заинтересованности работодателя в исходе сопровождаемого адвокатом дела, имеющего прямое либо косвенное отношение к имущественному положению, репутации самого работодателя. Избрание подобной модели построения договорных отношений, улучшающей положение работника по сравнению тем, что установлено трудовым законодательством, само по себе не свидетельствует о направленности договора на причинение вреда кредиторам доверителя.

Как указано Верховным Судом, при вступлении в договорные отношения с адвокатами, в ходе оказания услуг и получения оплаты за оказанные услуги интересы компании и ее сотрудников, привлекаемых к уголовной ответственности, полностью совпадали.  

Резюмируя изложенное, Верховный Суд пришел к выводу о том, что действия компании, направленные на привлечение адвокатов, являлись стандартными с точки зрения любой организации, попавшей в сходные обстоятельства, их истиной целью было получение квалифицированной юридической помощи.

Мнения экспертов

Верховный Суд защитил адвокатов от неправомерных претензий

В последнее время существенно возрастают риски юристов при осуществлении ими профессиональной деятельности. Данный вывод подтверждает тенденция оспаривания сделок, заключенных между юристами и их доверителями. Нередко подобные сделки, если они совершены в интересах директора компании, становятся основанием для корпоративных споров: взыскания убытков с руководителя в пользу организации, а также уголовного преследования директора

анализирует определение суда юрист, федеральный эксперт проекта ОНФ «Правовое просвещение граждан», член Союза юристов-блогеров АЮР Верховская Мария Дмитриевна.

Вместе с тем, к рассмотрению каждого конкретного случая следует подходить дифференцированно.

Так, в рамках анализируемого дела Верховный Суд учел единство интересов организации и ее работников, а также оценил вероятность репутационных рисков компании в случае привлечения работников к уголовной ответственности. Необходимо отметить, что факт оказания юридических услуг был доказан.

Выводы Верховного Суда формируют судебную практику, направленную на соблюдение баланса и единства интересов не только организации и ее работников, но и привлекаемых ими адвокатов.

Верховская М. Д.

Помимо защиты права организаций, обладающих признаками несостоятельности, на доступ к квалифицированной юридической помощи как такового, Экономколлегия ВС РФ в рассматриваемом определении делает еще один значимый вывод: закрепленный законодательством об адвокатуре и адвокатской деятельности принцип защиты адвокатской тайны распространяется, в том числе, на отношения, возникающие в ходе рассмотрения дел о банкротстве.

Алексей Середа, преподаватель Департамента правового регулирования экономической деятельности Юридического факультета Финансового университета при Правительстве Российской Федерации

Несмотря на то, что сам по себе этот вывод в тексте комментируемого акта изложен достаточно лаконично, его значение для судебной практики сложно переоценить. Представители адвокатского сообщества неоднократно обращали внимание на неверное применение судами норм федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», предоставляющего арбитражным управляющим право запрашивать сведения, составляющие коммерческую, банковскую и служебную тайну. При этом в законе не упоминается тайна профессиональная, к видам которой относится адвокатская тайна, в связи с чем закон не предоставляет арбитражному управляющему право на доступ к соответствующей информации.

Поскольку адвокатская тайна имеет универсальный характер и распространяется на все сведения, связанные с оказанием юридической помощи, очевидно, что она распространяется и на содержание соглашений между адвокатом и доверителем. В этой связи требовать разглашения этой информации в ходе банкротного производства арбитражный управляющий не вправе, однако в судебной практике доминирует обратный подход, не соответствующий ни содержанию действующих нормативных правовых актов, ни позиции Конституционного Суда РФ относительно особого правового статуса адвоката, ни общепризнанному праву верховенства специального закона над законом общего характера.

Таким образом, позиция ЭК ВС РФ должна сформировать единую правоприменительную практику по данному вопросу и обеспечить должный уровень защиты прав и законных интересов как самих адвокатов, так и их доверителей.

Алексей Середа

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *