Верховный суд РФ в кассационном определении от 30.01.2024г. №18-КГ23-209-К4 обратил внимание на особенность исчислении сроков исковой давности в спорах о защите прав потребителей.

Суть дела

30.09.2016г. Потребитель приобрел у Общества комплект пластиковых окон. Гарантийный срок на окна составляет 5 лет с момента его установки. В окнах были выявлены недостатки – неплотно прилегают рамы к пластиковому основанию, также в окнах не соблюдены углы закрепления данного основания. В связи с выявленными недостатками, 28.10.2016г. Потребитель обратился к Обществу с претензией, в которой просил вернуть деньги за товар. Претензия осталась без удовлетворения. В защиту интересов Потребителя Общественная организация обратилась в суд с иском о защите прав потребителей.

В ходе рассмотрения спора, определением суда от 17.10.2021г. была назначена судебная экспертиза. Согласно заключению эксперта, комплект окон имеет дефекты и не соответствует требованиям ГОСТов. При этом выявлены как нарушения технологии производства работ при монтаже окон, так и производственные дефекты сварных углов.

Суд первой инстанции, установив наличие в товаре в период гарантийного срока производственного недостатка, пришел к выводу о том, что с ответчика в пользу истца подлежат взысканию уплаченные по договору денежные средства в размере 44 470 руб., а также неустойка, компенсация морального вреда и штраф за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя.

Суд апелляционной инстанции решение суда первой инстанции отменил, указав на то, что Потребителем пропущен срок исковой давности.

Суд кассационной инстанции согласился с выводами суда апелляционной инстанции и отказал в удовлетворении кассационной жалобы.

Тогда Потребитель обратился в Верховный суд Российской Федерации.

Позиция Верховного Суда

Нормами права четко регламентирован порядок взаимодействия сторон договора купли-продажи при выявлении в товаре недостатков.

Удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции исходил из того, что недостатки в товаре были обнаружены в течение срока гарантии, а срок исковой давности не пропущен.

Суд апелляционной инстанции выводы суда первой инстанции не опроверг и в нарушение норм процессуального права не указал, по каким основаниям он не согласился с установленными судом обстоятельствами.

Суд апелляционной инстанции исходил из пропуска срока исковой давности и начала исчисления срока с 20.11.2016г. (дата ответа на претензию).

Между тем, эксперт обнаружил не только заявленный недостаток, но и несоответствие окон условиям заключенного договора купли-продажи. При этом, Истец уточнил исковые требования, и судом уточнения приняты к производству.

В последующих судебных заседаниях сторона истца неоднократно ссылалась в обоснование иска на производственные недостатки комплекта металлопластиковых изделий, выявленные в результате проведения судебной экспертизы.

С учетом вышеизложенных обстоятельств суду надлежало сопоставить требования, заявленные в претензии с уточненными исковыми заявлениями и применить закон, регулирующий правоотношения.

Неверная квалификация спорных правоотношений привела к применению судом апелляционной инстанции норму права, не подлежащую применению, а именно пункта 3 статьи 725 ГК РФ, устанавливающего специальный срок исковой давности для требований, предъявляемых в связи с ненадлежащим качеством работы по договору подряда.

Кроме того, суд апелляционной инстанции не указал норму, определяющую начало течения срока исковой давности с момента ответа на претензию потребителя.

Суд кассационной инстанции ошибки суда апелляционной инстанции не исправил.

Учитывая изложенное, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РТ отменила определения судов апелляционной и кассационной инстанции и направила дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Мнение эксперта

Верховный суд обратил внимание на очевидную ошибку суда апелляционной инстанции – применение специального срока исковой давности там, где он не подлежит применению.

Суд апелляционной инстанции дал неверную квалификацию отношений сторон, отождествив договор купли-продажи и договор на оказание услуг (установка окон) с договором подряда.

Старший юрист Yalilov & Partners Амир Хасанов

Общий срок исковой давности составляет три года с момента, когда лицо узнало о нарушении его прав. Договор купли-продажи заключен 30.09.2016г., а срок гарантии составляет 5 лет, то есть до 30.09.2021г. Однако, в течение гарантийного срока экспертом обнаружил еще один недостаток окон, о котором стало известно потребителю.

Старший юрист Yalilov & Partners Амир Хасанов.

Таким образом, неверная квалификация отношений и применение срока исковой давности привели к незаконному отказу в удовлетворении исковых требований.

Данное решение не является прецедентным, поскольку Верховный суд указал на очевидную ошибку, допущенную судом апелляционной инстанции.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *