Определение Верховного Суда РФ от 04.04.2024 № 305-ЭС21-23741(6) подтверждает право конкурсного управляющего на получение процентного (стимулирующего) вознаграждения за удовлетворение требований кредиторов посредством привлечения контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности независимо от выбранного кредиторами способа реализации права требования.

Суть дела

В рамках дела о банкротстве ООО «Держава» (должник) Определением Арбитражного суда Московской области от 07.12.2020 по заявлению конкурсного управляющего должника контролирующие должника лица были солидарно привлечены к субсидиарной ответственности по обязательствам должника. Определением того же суда от 12.05.2022 с контролирующих должника лиц солидарно в пользу должника взыскано 99 395 546 руб. 30 коп.

В связи с принятием кредитором – уполномоченным органом решения о выборе способа распоряжения правом требования о привлечении к субсидиарной ответственности в виде уступки ему части этого требования в размере требования ФНС России на сумму 15 994 666 руб. 08 коп., определением Арбитражного суда Московской области от 13.07.2022 произведена замена взыскателя – общества на правопреемника – ФНС России в лице Инспекции Федеральной налоговой службы по г. Клину Московской области.

Поскольку требование уполномоченного органа частично погашено, конкурсный управляющий обратился в арбитражный суд в рамках дела о банкротстве должника с заявлением об установлении ему стимулирующего вознаграждения от суммы погашенных требований.

Определением Арбитражного суда Московской области от 16.03.2023 заявленные требования удовлетворены.

Суд первой инстанции исходил из того, что управляющий предпринял активные действия, способствовавшие погашению задолженности уполномоченного органа, в том числе по оспариванию совершенных контролирующими должника лицами (далее – КДЛ) сделок, впоследствии признанных недействительными; подаче заявлений об их привлечении к субсидиарной ответственности и взыскании с них убытков, впоследствии удовлетворенных судом.

Постановлением суда апелляционной инстанции, оставленным без изменения судом кассационной инстанции, отменено определение суда первой инстанции и в удовлетворении требований отказано.

Суды апелляционной и кассационной инстанций исходили из отсутствия доказательств полного погашения задолженности перед уполномоченным органом (лишь частичное погашение), а также доказательств, свидетельствующих о добровольном погашении требований именно после подачи управляющим заявления о привлечении КДЛ к субсидиарной ответственности. Кроме того, суды указали что погашение произведено в ходе исполнительного производства, возбужденного по заявлению кредитора, а сами по себе действия управляющего об оспаривании сделок и привлечении КДЛ к субсидиарной ответственности являются стандартными, их совершение предписано законом.

Не согласившись с вышеназванными судебными актами, конкурсный управляющий обратился в Верховный Суд РФ с кассационной жалобой, в которой просил отменить судебные акты судов апелляционной и кассационной инстанций, оставив в силе определение суда первой инстанции.

Позиция Верховного Суда

Рассмотрев доводы кассационной жалобы, Верховный Суд РФ определил отменить судебные акты судов апелляционной и кассационной инстанций и оставить в силе определение суда первой инстанции в связи со следующим.

Право на получение процентов по вознаграждению от удовлетворенных за счет КДЛ денежных средств (стимулирующее вознаграждение) и порядок их взыскания предусмотрены пунктом 3.1 статьи 20.6 Закона о банкротстве. Согласно названной норме, сумма процентов по вознаграждению арбитражному управляющему устанавливается от размера требований кредиторов, удовлетворенных за счет денежных средств, поступивших в результате привлечения КДЛ к субсидиарной ответственности.

Абзацем четвертым пункта 3.1 статьи 20.6 Закона о банкротстве предусмотрено, что если после подачи арбитражным управляющим заявления о привлечении к субсидиарной ответственности и использования кредитором права, предусмотренного подпунктом 3 пункта 2 статьи 61.17 Закона о банкротстве, данный кредитор получит денежные средства от исполнения судебного акта о привлечении к субсидиарной ответственности, арбитражный управляющий имеет право на выплату суммы процентов, если докажет, что такое удовлетворение требований кредитора (кредиторов) вызвано подачей указанного заявления арбитражным управляющим.

Приведенные положения Закона о банкротстве с учетом разъяснений, содержащихся в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21.12.2017 № 53 “О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве” (далее – постановление Пленума ВС РФ № 53), предусматривают, что арбитражный управляющий вправе получить стимулирующее вознаграждение, если докажет, что удовлетворение требования кредитора, выбравшего уступку, вызвано действиями управляющего, связанными с подготовкой, подачей заявления о привлечении к субсидиарной ответственности и отстаиванием позиции по этому заявлению в суде (пункт 66 постановления Пленума ВС РФ № 53).

В выплате вознаграждения может быть отказано, если арбитражный управляющий, привлеченные им специалисты не предпринимали меры, направленные на поиск контролирующих должника лиц и выявление их активов, занимали пассивную позицию в споре (в том числе не представляли доказательства, на основании которых контролирующее лицо привлечено к ответственности, не заявляли необходимые доводы и ходатайства), противодействовали привлечению лиц, контролирующих должника, к ответственности прямо либо косвенно (пункт 64 постановления Пленума ВС РФ № 53).

В данном случае именно конкурсным управляющим совершены действия, которые в итоге привели к частичному удовлетворению требования кредитора за счет субсидиарных должников.

Принудительное исполнение судебного акта при содействии самого кредитора не влияет на право управляющего на вознаграждение, поскольку действия по привлечению КДЛ к ответственности и оспариванию сделок с ними в деле о банкротстве осуществлены им самим.

Законодательство не связывает выплату вознаграждения с необходимостью совершения управляющим “экстраординарных” действий, направленных на погашение требований кредиторов, а также не обусловливает эту выплату полным погашением этих требований.

Вопрос об установлении суммы процентов, определяемой в соответствии с пунктом 3.1 статьи 20.6 Закона о банкротстве, рассматривается путем предъявления этого требования арбитражным управляющим к кредитору, получившему денежные средства от использования права, предусмотренного подпунктом 3 пункта 2 статьи 61.17 указанного Закона.

При рассмотрении заявления Васильчука Д.И. уполномоченный орган в лице Инспекции Федеральной налоговой службы по г. Клину Московской области в отзыве, поданном в суд первой инстанции, не оспаривал право управляющего на вознаграждение. Вместе с тем он просил снизить его размер в связи с тем, что исполнение производилось по заявлению уполномоченного органа.

Пунктом 3.1 статьи 20.6 Закона о банкротстве предусмотрена возможность снижения суммы процентов или отказа в их взыскании, если будет доказано, что привлечению к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц и (или) исполнению судебного акта о привлечении к субсидиарной ответственности способствовали действия иных лиц, участвующих в деле о банкротстве.

Мнение эксперта

Рассматриваемое определение формирует  единообразное понимание судами порядка определения стимулирующего вознаграждения конкурсного управляющего в случае выбора кредиторами способа распоряжения правом требования к субсидиарной ответственности КДЛ путем его уступки (подп. 3 п. 2 ст. 61.17 Закона о банкротстве). Размер такого вознаграждения исходя из буквального толкования закона, исчисляется исходя из фактически поступившей в конкурсную массу суммы денежных средств. Однако при выборе кредитором способа распоряжения правом требования в виде уступки, такой кредитор заменяет должника на стороне взыскателя и погашение требования осуществляется напрямую в пользу такого кредитора, минуя конкурсную массу.

По мнению Верховного Суда РФ, в такой ситуации для решения вопроса об установлении конкурсному управляющему стимулирующего вознаграждения необходимо исходить из двух моментов.

Кирилл Харитонов, арбитражный управляющий, Саморегулируемая организация "Ассоциация арбитражных управляющих "Паритет"

Во-первых, право арбитражного управляющего на получение вознаграждения не может быть поставлено в зависимость от волеизъявления кредитора при выборе способа распоряжения правом требования к привлеченному к субсидиарной ответственности лицу. В такой ситуации арбитражный управляющий не обладает возможностью контроля за поступлением кредитору денежных средств в погашение такого требования и не может полноценно влиять на процедуру принудительного взыскания.

Кирилл Харитонов, арбитражный управляющий, Саморегулируемая организация “Ассоциация арбитражных управляющих “Паритет”.

Верховный Суд РФ по всей видимости решил обратить внимание на то, что сам по себе выбранный способ распоряжения кредиторами правом требования к контролирующим лицам не может иметь определяющее значение при расчете процентного вознаграждения. Погашение требований кредитора вследствие оставления последним за собой права требования и последующего получения исполнения по исполнительному листу не должны учитываться как основания для снижения размера вознаграждения, и тем более, отказа в выплате такого вознаграждения. Конкурсному управляющему достаточно доказать, что им предпринят достаточный комплекс мер для того, чтобы КДЛ был привлечен к субсидиарной ответственности. Если конкурсный управляющий действительно осуществлял активную работу по привлечению к субсидиарной ответственности, и судами не установлены обстоятельства, позволяющие отказать в выплате стимулирующего вознаграждения или снизить его размер (абзац четвертый пункта 64 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 № 53), размер вознаграждения не может зависеть от волеизъявления кредитора.

Во-вторых, Закон о банкротстве предусматривает в качестве оснований отказа в установлении или снижении размера стимулирующего вознаграждения только противоправное недобросовестное поведение конкурсного управляющего, препятствовавшее привлечению к субсидиарной ответственности. Сам по себе выбранный способ распоряжения кредиторами правом требования к КДЛ не может иметь определяющее значение при расчете процентного вознаграждения.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *