В определении от 05.12.2023 г. № 44-КГ23-23-К7 Верховный Суд РФ напомнил, что непредставление копии паспорта выгодоприобретателя при обращении в банк для открытия вклада или совершения иных банковских операций, не означает безусловную невозможность для банка в будущем идентифицировать клиента.

Суть дела

Истец направил иск, указав, что обратился к Ответчику с заявлением об открытии вклада в пользу выгодоприобретателя, в чём банком ему было отказано, поскольку им не представлена копия паспорта выгодоприобретателя. Полагая отказ незаконным, Истец просил суд возложить на ответчика обязанность оформить договор банковского вклада в пользу третьего лица, а также взыскать компенсацию морального вреда.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения судами апелляционной и кассационной инстанций, в удовлетворении исковых требований было отказано.

Судами установлено, что Истец обратился к Ответчику с целью открыть вклад в пользу третьего лица на сумму 30 000 руб.

В этот же день Истец обратился в банк с заявлением о несогласии с действиями сотрудника банка, который потребовал предоставить копию паспорта третьего лица для его идентификации по причине того, что устно сообщённых сведений о третьем лице недостаточно. Истец также указал, что готов сообщить сотруднику банка паспортные данные третьего лица, адрес регистрации, СНИЛС.

В ответ на обращение Истца Ответчик в письме сообщил, что при открытии вклада в пользу третьего лица вкладчик обязан предоставить банку незаверенную ксерокопию паспорта третьего лица. На ксерокопии паспорта третьего лица операционный работник делает надпись: «предоставлено вкладчиком при открытии счёта по вкладу». Таким образом, нарушений со стороны сотрудника банком не выявлено.

Разрешая спор и отказывая в иске, суды пришли к выводу, что Истец для открытия вклада в пользу третьего лица должен был предоставить информацию о выгодоприобретателе (в том числе, фамилию, имя, отчество, дату рождения, гражданство, реквизиты документа, удостоверяющего личность: серия и номер документа, дата выдачи документа, наименование органа, выдавшего документ, адрес места жительства (регистрации) или места пребывания, идентификационный номер налогоплательщика (при наличии), информацию о страховом номере индивидуального пенсионного страхования (при наличии), контактную информацию (например, номер телефона, факса, адрес электронной почты или почтовый адрес (при наличии). Доказательств предоставления всех необходимых сведений о третьем лице истцом при обращении в банк представлено не было. При отсутствии таких сведений, неполноте представленной информации, а также в целях проверки сообщённых истцом данных сотрудник банка затребовал у истца предоставления копии паспорта третьего лица. Истец такие требования не исполнил.

Позиция Верховного Суда

Верховный Суд РФ указал, что судебные акты приняты с нарушением норм действующего законодательства.

В соответствии с п. 1 ст. 834 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору банковского вклада (депозита) одна сторона (банк), принявшая поступившую от другой стороны (вкладчика) или поступившую для неё денежную сумму (вклад), обязуется возвратить сумму вклада и выплатить проценты на неё на условиях и в порядке, предусмотренных договором. Если иное не предусмотрено законом, по просьбе вкладчика-гражданина банк вместо выдачи вклада и процентов на него должен произвести перечисление денежных средств на указанный вкладчиком счёт.

Договор банковского вклада, в котором вкладчиком является гражданин, признаётся публичным договором (п. 2).

К отношениям банка и вкладчика по счёту, на который внесён вклад, применяются правила о договоре банковского счёта (гл. 45), если иное не предусмотрено правилами гл. 44 Гражданского кодекса Российской Федерации или не вытекает из существа договора банковского вклада.

Согласно ст. 1 Федерального закона от 2 декабря 1990 г. № 395-1 «О банках и банковской деятельности» банком является кредитная организация, которая имеет исключительное право осуществлять в совокупности следующие банковские операции: привлечение во вклады денежных средств физических и юридических лиц, размещение указанных средств от своего имени и за свой счёт на условиях возвратности, платности, срочности, открытие и ведение банковских счетов физических и юридических лиц.

Привлечение денежных средств физических и юридических лиц во вклады (до востребования и на определённый срок) относится к числу банковских операций (п. 1 ст. 5 названного закона).

В силу п. 1 ст. 842 Гражданского кодекса Российской Федерации вклад может быть внесён в банк на имя определённого третьего лица. Если иное не предусмотрено договором банковского вклада, такое лицо приобретает права вкладчика с момента предъявления им к банку первого требования, основанного на этих правах, либо выражения им банку иным способом намерения воспользоваться такими правами.

Указание имени гражданина (ст. 19), в пользу которого вносится вклад, является существенным условием соответствующего договора банковского вклада.

Права и обязанности организаций, осуществляющих операции с денежными средствами или иным имуществом, установлены ст. 7 Федерального закона от 7 августа 2001 г. № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путём, и финансированию терроризма».

Согласно п. 1 ч. 1 ст. 7 указанного закона организации, осуществляющие операции с денежными средствами или иным имуществом, обязаны до приёма на обслуживание идентифицировать клиента, представителя клиента и (или) выгодоприобретателя, за исключением случаев, установленных пп. 1.1, 1.2, 1.4, 1.4-1 и 1.4-2 данной статьи, установив конкретные сведения в отношении физических лиц, указанные в названной части, в том числе реквизиты документа, удостоверяющего личность.

Под идентификацией в соответствии со ст. 3 названного закона понимается совокупность мероприятий по установлению определённых данным законом сведений о клиентах, их представителях, выгодоприобретателях, бенефициарных владельцах и подтверждению достоверности этих сведений с использованием оригиналов документов и (или) надлежащим образом заверенных копий и (или) государственных и иных информационных систем.

Процедуру идентификации организацией, осуществляющей операции с денежными средствами или иным имуществом, клиента, представителя клиента и (или) выгодоприобретателя следует отличать от процедуры установления личности.

Так, идентификация клиента, представителя клиента и (или) выгодоприобретателя имеет своей целью подтвердить, что лицо, обратившееся за конкретной услугой, является именно тем лицом, которое может требовать её оказания, в то время как установление личности, осуществляемое в основном субъектами, наделёнными специальными властными полномочиями, выявляет, что лицо осуществляет деятельность именно под своим именем.

Согласно п. 1.2 инструкции Банка России от 30 июня 2021 г. № 204-И «Об открытии, ведении и закрытии банковских счетов и счетов по вкладам (депозитам)» основанием открытия счёта являются заключение договора счёта и осуществление идентификации в соответствии с Законом о противодействии финансированию терроризма.

Поскольку при рассмотрении настоящего дела банк указывал на невозможность произвести идентификацию выгодоприобретателя без предоставления копии паспорта, что оспаривал истец, суду следовало определить, какие сведения и в какой форме в соответствии с законом позволяют организации, осуществляющей операции с денежными средствами или иным имуществом, идентифицировать клиента, представителя клиента и (или) выгодоприобретателя, чего сделано не было.

Для правильного разрешения спора суду также необходимо было установить, возможно ли получение установленных Законом о противодействии финансированию терроризма сведений без предоставления паспорта выгодоприобретателя, имелась ли у банка возможность на основании имеющихся у истца сведений достоверно идентифицировать выгодопроиобретателя (клиента) для открытия счёта и получить необходимые сведения о нём.

С учётом диспозитивности гражданского законодательства, ограничивающего поведение участников гражданского оборота только их добросовестностью, для обоснованного отказа в иске суду надлежало установить закон, который запрещает организациям, осуществляющим операции с денежными средствами или иным имуществом, проводить идентификацию на основании устно сообщённых сведений, однако такой закон указан не был.

Идентификация кредитными организациями клиентов, представителей клиента, выгодоприобретателей и бенефициарных владельцев в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путём, и финансированию терроризма регламентирована положением Центрального Банка России от 15 октября 2015 г. № 499-П.

Кредитная организация разрабатывает программу идентификации клиента, представителя клиента, выгодоприобретателя, бенефициарного владельца, в том числе с учётом требований, установленных положением № 499-П (п. 3.1 положения Банка России от 2 марта 2012 г. № 375-П «О требованиях к правилам внутреннего контроля кредитной организации в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путём, и финансированию терроризма»).

В п. 2.1 данного положения предусмотрено, что при идентификации клиента, представителя клиента, выгодоприобретателя, бенефициарного владельца кредитной организацией самостоятельно либо с привлечением третьих лиц осуществляется сбор сведений и документов, предусмотренных приложениями 1 и 2 к положению, документов, являющихся основанием совершения банковских операций и иных сделок.

Приложением 1 к положению № 499-П предусмотрены сведения, подлежащие получению, в том числе реквизиты документа, удостоверяющего личность: серия (при наличии) и номер документа, дата выдачи документа, наименование органа, выдавшего документ, и код подразделения (при наличии) (пп. 1.1-1.4).

Таким образом, законодателем предусмотрена обязанность кредитной организации идентифицировать клиента, для чего ею осуществляется сбор сведений о нём.

Такие сведения могут быть получены как из информации, представленной обратившимся лицом, так и из иных источников, определяемых кредитной организацией в правилах внутреннего контроля в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов и финансированию терроризма.

Как указано в положении № 499-П, в соответствии с законодательством документами, удостоверяющими личность, для граждан Российской Федерации является, в том числе, паспорт гражданина Российской Федерации.

В рамках настоящего дела истец оспаривал действия банка, который отказал ему в открытии вклада на имя третьего лица, поскольку им не была представлена копия паспорта выгодоприобретателя.

Между тем, непредставление копии паспорта выгодоприобретателя при обращении в банк для открытия вклада или совершения иных банковских операций, не означает безусловную невозможность для банка в будущем идентифицировать клиента.

Кроме того, при разрешении настоящего спора суду надлежало установить, имелась ли у Истца возможность представить копию документа, удостоверяющего личность иного лица, с учётом того, что паспорт является личным документом и должен храниться у его обладателя, чего сделано не было.

Суд также не дал оценки тому, что копия паспорта, не заверенная нотариусом, на предоставлении которой настаивал банк, не является документом, удостоверяющим личность. Вопрос о том, в чём преимущество такой копии перед сведениями, которые могли быть сообщены истцом лично, суд не исследовал.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ посчитала, что принятые по делу судебные акты подлежат отмене, а дело – направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Мнение эксперта

Казанов Герман. Юрист ЮФ «Yalilov & Partners», член Ассоциации юристов России

Рассматриваемый судебный акт Верховного Суда РФ безусловно ознаменовал собой новую тенденцию в рамках правоприменительной практики, которая противоречит устоявшемуся ранее толкованию нормативных актов Центрального банка РФ.

Казанов Герман. Юрист ЮФ «Yalilov & Partners», член Ассоциации юристов России.

Согласно упомянутому ранее Положению N 499-П, для проведения идентификации в том числе выгодоприобретателя в банк представляются оригиналы документов или надлежащим образом заверенные копии. В случае представления надлежащим образом заверенных копий документов банк вправе потребовать представления оригиналов соответствующих документов для ознакомления (п. 3.2).

Порядок идентификации выгодоприобретателя, в том числе проверки достоверности представленных сведений, кредитная организация устанавливает самостоятельно в правилах внутреннего контроля (п. 2 ст. 7 Закона N 115-ФЗ).

Необходимо обратить внимание, что банк обязан отказать клиенту в приеме на обслуживание, в том числе в заключении договора банковского вклада, если в отношении его, его представителей, выгодоприобретателей не была проведена идентификация. При этом такой отказ не является основанием для возникновения у банка гражданско-правовой ответственности (п. 2.2 ст. 7 Закона N 115-ФЗ).

Таким образом, непредставление клиентом оригинала паспорта или надлежащим образом заверенной копии паспорта выгодоприобретателя ранее являлось основанием для отказа в открытии вклада на имя третьего лица.

Указанный вывод подтверждается Письмом Банка России от 02.09.2020 N 12-4-4/3747, а также судебной практикой: Определениями Верховного Суда РФ от 11.06.2019 N 23-КГ19-1, Второго кассационного суда общей юрисдикции от 11.08.2020 по делу N 88-18212/2020, 2-5040/2019, от 02.06.2020 по делу N 88-11598/2020, Седьмого кассационного суда общей юрисдикции от 19.12.2019 N 88-1560/2019.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *