23 мая 2023 года Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации вынесено Определение № 8-КГ23-1-К2 о разграничении понятий злоупотребления правом или добросовестном заблуждении частного обвинителя.

Суть дела

Байрамов О.Н. обратился в суд с иском к Дьячковой Н.М. о возмещении понесенных им по уголовному делу частного обвинения расходов в размере 77 000 руб. и компенсации морального вреда в размере 500 000 руб.

В обоснование иска указано, что Дьячкова Н.М. обратилась в порядке частного обвинения с заявлением о привлечении Байрамова О.Н. к уголовной ответственности по части 1 статьи 115 УК РФ. Постановлением мирового судьи Переславского судебного района Ярославской области от 25 июня 2021 г. дело частного обвинения по заявлению Дьячковой Н.М. в отношении Байрамова О.Н. прекращено за отсутствием события преступления ввиду неявки частного обвинителя, что фактически расценено как отказ от обвинения.

Ссылаясь на вынесение мировым судьей постановления о прекращении уголовного дела в связи с отсутствием события преступления, истец просит возместить ему за счет частного обвинителя понесенные расходы на оплату услуг адвоката и специалиста, а также компенсировать нравственные страдания.

В обоснование иска Байрамов О.Н. указал, что во время рассмотрения уголовного дела по частному обвинению Дьячковой Н.М. им понесены расходы на оплату юридической помощи в размере 50 000 руб. и услуг специалиста в размере 27 000 руб., а также с сентября 2020 года по июль 2021 года он был вынужден участвовать в судебных заседаниях и выслушивать в свой адрес обвинения, что причинило ему нравственные страдания.

Позиция судов

Решением Ростовского районного суда Ярославской области от 18 января 2022 г. отказано в удовлетворении исковых требований.

Апелляционная инстанция Ярославского областного суда от 23 мая 2022 г. оставила решение без изменения.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Второго кассационного суда общей юрисдикции от 11 октября 2022 г. судебные постановления судов первой и апелляционной инстанций оставлены без изменения.

Отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции исходил из того, что действия Дьячковой Н.М., обратившейся с заявлением о привлечении Байрамова О.Н. к уголовной ответственности в порядке частного обвинения, являются способом реализации ею конституционного права, данные действия могут быть расценены как добросовестное заблуждение частного обвинителя и не свидетельствуют о ее намерении инициировать необоснованное привлечение истца к уголовной ответственности или причинить ему вред.

С данными выводами суда первой инстанции согласились суды апелляционной и кассационной инстанций.

Определением судьи ВС РФ от 17 апреля 2023 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ.

Позиция Верховного Суда

По данному делу ВС РФ выявил существенные нарушения норм права, которые повлияли на исход дела и не учли следующие обстоятельства.

В силу части 9 статьи 132 УПК РФ при оправдании подсудимого по уголовному делу частного обвинения суд вправе взыскать процессуальные издержки полностью или частично с лица, по жалобе которого было начато производство по данному уголовному делу. При прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон процессуальные издержки взыскиваются с одной или обеих сторон.

При этом в статье 131 названного кодекса расходы лица, в отношении которого имело место обращение в порядке частного обвинения, на юридическую помощь и специалиста в качестве судебных издержек не указаны.

Вместе с тем Конституционный Суд Российской Федерации в определении от 2 июля 2013 г. № 1057-0 «По жалобе гражданина Столбунца СП. на нарушение его конституционных прав пунктами 1 и 2 статьи 1064 ГК РФ» подчеркнул, что отсутствие в уголовно-процессуальном законодательстве прямого указания на возмещение вреда за счет средств частного обвинителя и независимо от его вины не может расцениваться как свидетельство отсутствия у государства обязанности содействовать реабилитированному лицу в защите его прав и законных интересов, затронутых необоснованным уголовным преследованием.

Статью 1064 ГК РФ, не исключающую обязанность частного обвинителя возместить оправданному лицу понесенные им судебные издержки и компенсировать имущественный и моральный вред, следует трактовать в контексте общих начал гражданского законодательства, к числу которых относится принцип добросовестности: согласно статье 1 указанного кодекса при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно (пункт 3); никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения (пункт 1). Иными словами, истолкование статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации в системе действующего правового регулирования предполагает возможность полного либо частичного возмещения частным обвинителем вреда в зависимости от фактических обстоятельств дела, свидетельствующих о добросовестном заблуждении или же, напротив, о злонамеренности, имевшей место в его действиях, а также с учетом требований разумной достаточности и справедливости.

Также согласно конституционно-правовой позиции, положения гражданского права, действующие в неразрывном системном единстве с конституционными предписаниями, в том числе со статьей 17 (часть 3) Конституции Российской Федерации, согласно которой осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц и которая в силу статьи 15 (часть 1) Конституции Российской Федерации, как норма прямого действия, подлежит применению судами при рассмотрении ими гражданских и уголовных дел, позволяют суду при рассмотрении каждого конкретного дела достигать такого баланса интересов, при котором равному признанию и защите подлежит как право одного лица, выступающего в роли частного обвинителя, на обращение в суд с целью защиты от преступления, так и право другого лица, выступающего в роли обвиняемого, на возмещение ущерба, причиненного ему в результате необоснованного уголовного преследования (пункт 3).

Из изложенного следует, что реабилитированное лицо имеет право на возмещение понесенных в связи с производством по уголовному делу расходов с лица, по заявлению которого начато производство по уголовному делу, и в возмещении ему таких расходов не может быть отказано полностью только на 7 том основании, что ответчик своим правом не злоупотреблял. Такие фактические обстоятельства дела, свидетельствующие о добросовестном заблуждении частного обвинителя или о злоупотреблении им правом, могут быть приняты во внимание при определении размера подлежащих возмещению расходов, но не могут выступать в качестве критерия обоснованности либо необоснованности заявленных требований.

Иное привело бы к невозможности реализации права реабилитированного лица на компенсацию причиненных убытков, что не было учтено судом первой инстанции.

Мнение эксперта

Из данного Определения следует, что важно учитывать такие обстоятельства по делу как неявку в суд частного обвинителя, его возможное злоупотребление правом или же, наоборот, его добросовестное заблуждение, что несомненно может иметь прямое значение для компенсации вреда реабилитированного лица.

Помимо этого, в системе действующего правового регулирования, в том числе в нормативном единстве со статьей 131 УПК РФ, расходы на оплату услуг представителя могут расцениваться как вред, причиненный лицу в результате его необоснованного уголовного преследования по смыслу статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В соответствии со статьей 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере (пункт 1).

Бердникова Анна Александровна, кандидат юридических наук, практикующий юрист, научный сотрудник, преподаватель Кафедры правового регулирования экономической деятельности Юридического факультета Финансового университета при Правительстве Российской Федерации

Частный обвинитель не освобождается от обязанности возмещения оправданному лицу как понесенных им судебных издержек, так и причиненного ему необоснованным уголовным преследованием имущественного вреда (в том числе расходов на адвоката), а также компенсации морального вреда.

Бердникова Анна Александровна, кандидат юридических наук, практикующий юрист, научный сотрудник, преподаватель Кафедры правового регулирования экономической деятельности Юридического факультета Финансового университета при Правительстве Российской Федерации.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *