Комментарий к Определению Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 17.05.2022 N 33-КГ22-2-К3

Суть дела:

В августе 2018 г. Истица по просьбе своей подруги оформила с банком кредитный договор, по которому получила 670 тыс. руб. под 13,2% годовых на 60 месяцев с ежемесячной уплатой аннуитетных платежей в размере 15,3 тыс. руб.

Сумма кредита предназначалась для подруги, которая обещала погашать его за счет собственных средств.

Первый год подруга исправно перечисляла истице денежные средства для погашения ежемесячных платежей, однако, позже платить перестала.

Никаких письменных соглашений между истицей и ответчицей заключено не было, поэтому суды оценивали показания и переписку сторон.

Суд первой инстанции посчитал, что так как подруга признала получение не всей суммы кредита, а лишь его части (200 тыс. руб.), то ее долг совсем небольшой – 30 тыс. руб.

Суд апелляционной инстанции не согласился с таким решением, т.к. из переписки сторон он усмотрел подтверждение того, что ответчица получила не 200 тыс. руб., а всю сумму кредита, а значит ее долг составил 565 тыс. руб.

Суд кассационный инстанции отменил апелляционное определение и оставил в силе решение суда первой инстанции, т.к., по его мнению, переписка, представленная в материалы дела не позволяла установить какую конкретно сумму ответчица получила от истицы после заключения кредитного договора, а значит доказанной считается лишь сумма, признанная самой ответчицей.

Позиция ВС РФ:

Отменяя кассационное определение, ВС РФ сослался на то, что несогласие с оценкой доказательств судами первой и апелляционной инстанций и с их выводами об установленных на основе оценки доказательств обстоятельствах дела не является основанием для кассационного пересмотра судебных постановлений. Таким образом, по мнению ВС РФ, суд кассационной инстанции обязан был проверить законность судебных актов, а не доказанность тех или иных обстоятельств.

Комментарии специалистов

В данном случае, ВС РФ дал совершенно правильное и справедливое толкований норм ГПК РФ, касающихся полномочий суда кассационной инстанции. Несомненно, суд кассационной инстанции мог лишь установить то, что выводы апелляционного суда вообще не основаны на материалах дела, однако, как видно из судебных актов, это не так.

считает адвокат МГКА «Бюро адвокатов «Де-юре» Яков Булут

Согласие или несогласие суда кассационной инстанции с оценкой доказательств, данной нижестоящими судами, не может быть основанием для отмены или изменения судебных актов.

Думаю, что после повторного рассмотрения дела, суд кассационной инстанции оставит апелляционное определение без изменения.

Яков Булут

Алексей Сорокин, юрист и эксперт-консультант компании «Финансово-правовой Альянс» отмечает, что в этом определении Верховный суд последовательно применяет правовую позицию, изложенную в постановлении Пленума ВС РФ № 17 от 22 июня 2021 года, посвященного применению норм гражданского процессуального законодательства в суде кассационной инстанции. Пленум разъяснил, что оценка доказательств является компетенцией судов первой и апелляционной инстанций. Суд кассационной инстанции должен проверять лишь правильность применения норм материального и процессуального права нижестоящими судами. Такая позиция видится обоснованной, а ее соблюдение – надежной гарантией обеспечения соблюдения важнейших принципов инстанционного устройства судов общей юрисдикции.

Соблюдение обозначенных границ компетенции судов различных инстанций вносит определенность в правовое регулирование системы обжалования судебных актов, что также благотворно влияет на обеспечение реализации процессуальных прав участников судебного разбирательства.

Алексей Сорокин

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.