21 июня 2022 года Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации было вынесено Определение №5-КГ22-1-К1 по результатам рассмотрения дела, в котором истица заявила требование о взыскании исключительно морального вреда, причиненного гибелью принадлежавшей ей собаки вследствие противоправных действий ответчика. 

Суть дела

Согласно материалам дела, Скороходов О.А. (ответчик), управляя принадлежавшим ему автомобилем, нарушил правила дорожного движения (не предоставил преимущества в движении пешеходу), совершил на пешеходном переходе наезд на принадлежавшую Антиповой Ю.Ю. (истица) собаку. От полученных в результате наезда травм собака погибла.

Постановлением по делу об административном правонарушении ответчик был признан виновным в совершении действий, повлекших гибель собаки истицы и его действия были квалифицированы как административное правонарушение, предусмотренное статей 12.18 Кодекса РФ об административных правонарушениях. 

Страховая компания, в которой была застрахована гражданская ответственность ответчика, выплатила истице 25 000 руб. в качестве страхового возмещения материального ущерба, причиненного ответчиком. 

Антипова Ю.Ю. обратилась в суд с иском в суд к Скороходову О.А. о взыскании морального вреда в размере 10 000 руб., причиненного гибелью питомца, к которому истица была привязана. 

Суд первой инстанции частично удовлетворил требования истицы, взыскав с ответчика 5 000 руб. компенсации морального ущерба. Удовлетворяя исковые требования, суд признал, что гибелью собаки истице причинены нравственные страдания. 

С такими выводами первоначально согласился суд апелляционной инстанции при рассмотрении апелляционной жалобы ответчика. 

Однако, судебный акт апелляционной инстанции был отменен судом кассационной инстанции с направлением дела на новое апелляционное рассмотрение. 

При новом рассмотрении дела суд апелляционной инстанции отменил решение суда первой инстанции и отказал в иске. По мнению суда апелляционной инстанции животные в силу закона признаются имуществом, а следовательно гибель собаки истицы является причинением имущественного вреда, в связи с чем требования компенсации морального вреда, основанные на причинении имущественного вреда, удовлетворению не подлежат (статья 137, пункт 2 статьи 1099 ГК РФ). 

Указанные выводы суда апелляционной инстанции поддержал и суд кассационной инстанции при рассмотрении кассационной жалобы истицы на судебный акт апелляционной инстанции. 

Позиция Верховного Суда РФ

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ, рассмотрев кассационную жалобу Антиповой Ю.Ю. на судебные акты судов апелляционной и кассационной инстанции, отменила их и направила дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции. 

Вывод о необходимости отмены обжалованных судебных актов Верховный Суд РФ мотивировал следующим: 

– законом охраняются как имущественные, так и неимущественные права и нематериальные блага человека и гражданина;

– предусматривая способ защиты нарушенных неимущественных прав и нематериальных благ в виде компенсации морального вреда, закон не устанавливает исчерпывающего перечня таких прав и действий, которыми такие права могут быть нарушены. Правовая природа компенсации морального вреда, как способа защиты прав, является единой для всех сфер правоотношений.

– посягательство на имущественные права гражданина может одновременно нарушать и его личные неимущественные права или нематериальные блага.

– распространение на животных общих правил об имуществе (статья 137 ГК РФ) не означает, что при определенных обстоятельствах гибель животного может причинить его владельцу не только имущественный вред, но и нравственные страдания, в частности в силу эмоциональной привязанности, психологической зависимости, потребности в общении применительно к конкретному животному. Указанное возлагает на причинителя вреда обязанность возместить не только имущественный ущерб, но и моральный вред. 

Мнение эксперта

Необходимо выделить следующие важные аспекты рассматриваемого Определения Верховного Суда РФ, которые должны оказать влияние на правоприменительную практику

комментирует учредитель, генеральный директор юридической компании ЮКО Юлия Иванова

Во-первых, развивая позицию Постановления Конституционного Суда РФ от 26.10.2021 г. № 45-П, Верховный Суд РФ указал, что возмещение морального вреда возможно и в тех ситуациях, когда непосредственным объектом противоправных действий были имущественные интересы потерпевшего или результатом такого посягательства стало причинение имущественного вреда. Если в результате противоправных действий пострадала не только имущественная сфера потерпевшего, но и его личные неимущественные права и иные нематериальные блага, наряду с возмещением имущественного ущерба такой потерпевший праве претендовать на компенсацию морального вреда. Закон не предусматривает каких-либо ограничений в компенсации вреда, причиненного личной неимущественной сфере потерпевшего вследствие действий, причинивших имущественный вред. При этом, возмещение причиненного материального ущерба не исключает возможность одновременной компенсации и морального вреда — восстановление имущественной сферы потерпевшего не означает компенсацию личных негативных последствий правонарушения. 

Во-вторых, наметился подход, что объект материального мира может иметь для потерпевшего зачастую не только и не столько экономическую ценность (стоимость), но и эмоциональную, духовную ценность, вызывать особые личные переживания. В рассматриваемом деле Верховный Суд РФ пришел к выводу о возможности компенсации вреда, причиненного материальному объекту, так как истица испытывала к этому объекту эмоциональную привязанность, психологическую зависимость, потребность общения именно к данному конкретному животному, а не вследствие того, что собака имела какую-то материальную (экономическую) ценность или с целью компенсировать затраты на ее приобретение.

Такой подход позволяет компенсировать вред (нравственные страдания) потерпевшего, причиненный противоправными действиями в отношении объектов, имеющих небольшую материальную ценность, но являющихся лично дорогими для потерпевшего (например, письма, фотографии, предметы быта, имеющие памятное значение, символические призы и награды). В такой ситуации вред выражается не в утрате экономической (стоимостной) ценности материального объекта, а именно в утрате духовного значения такой вещи. 

Юлия Иванова

В-третьих, Верховный Суд РФ выделил универсальность и межотраслевой характер компенсации морального вреда, указав тем самым на возможность применения такого способа защиты неимущественных прав при любом правонарушении (уголовном, административном, гражданском).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.