Конституционный Суд РФ принял Определение № 1120-О от 16.05.2024, в котором не усмотрел неопределенности в норме о незаконном предпринимательстве.

Суть дела

Приговором районного суда от 10 июня 2022 года М.А. Тимошенков признан виновным в совершении преступления, предусмотренного пунктом «б» части второй статьи 171 УК Российской Федерации, т.е. в осуществлении предпринимательской деятельности без обязательной лицензии с извлечением дохода в особо крупном размере. Предпринимателю назначено наказание в виде штрафа. Суд установил, что М.А. Тимошенков, будучи единственным учредителем и директором коммерческой организации, осуществлял в период с 7 июля 2017 года по 5 февраля 2020 года деятельность по производству муки посредством эксплуатации опасного производственного объекта (цеха, где производилась мука) без лицензии на эксплуатацию взрывопожароопасных и химически опасных производственных объектов. В результате этого предприниматель извлек доход в особо крупном размере (более 640 млн рублей). Судами вышестоящих инстанций данный приговор оставлен без изменения.

Позиция Конституционного Суда

Конституционный Суд РФ в Определении от 16.05.2024 «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Тимошенкова М.А. на нарушение его конституционных прав статьей 171 Уголовного кодекса Российской Федерации» определил отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Тимошенкова Максима Александровича. Причиной отказа стало следующее: жалоба не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой, а также утрата силы законоположений, конституционность которых оспаривается.

Мнение эксперта

Конституционный Суд РФ еще раз тезисно напомнил о неизменяющихся положениях:

  • Предпринимательская (экономическая) деятельность, как осуществляемая ее субъектами самостоятельно и на свой риск, подлежит защите при соблюдении баланса прав и законных интересов участников гражданского оборота, добросовестности их действий и поддержки конкуренции, соблюдении условий безопасности.

Данное право не является абсолютным, оно может быть ограничено законодателем при определении порядка и условий установления дополнительных требований, а также ограничений, которые должны соответствовать критериям, закрепленным Конституцией Российской Федерации.

  • Уголовный кодекс содержит норму в статье 171 УК РФ, носящую бланкетный характер, отсылая, в частности, к положениям Федерального закона от 4 мая 2011 года № 99-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» и к находящимся с ними в нормативном единстве подзаконным актам (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 10 октября 2019 года № 2685-О).

Сам по себе бланкетный характер норм не может свидетельствовать об их неконституционности, поскольку регулятивные нормы, непосредственно закрепляющие те или иные правила поведения, не обязательно должны содержаться в том же правовом акте, что и нормы, предусматривающие юридическую ответственность за их нарушение. Вследствие этого оценка степени определенности содержащихся в законе понятий должна осуществляться исходя не только из самого текста закона и используемых в нем формулировок, но и из их места в системе нормативных предписаний, а также с учетом смежных составов правонарушений.

  • Разграничение административного правонарушения и преступления проводится в зависимости от наличия или отсутствия указанных в соответствующей статье уголовного закона признаков, которые относятся в том числе к объективной стороне преступления и свидетельствуют о степени общественной опасности деяния и (или) тяжести наступивших последствий
Титов Николай Сергеевич - руководитель практики "Уголовное право" юридической фирмы Bishenov&Partners, адвокат, эксперт в области уголовной защиты собственников и руководителей российского и международного бизнеса при уголовном преследовании.

Законодатель, реализуя свои дискреционные полномочия в определении публично-правовых последствий совершенного деяния, выбрал в качестве критерия отграничения преступлений, предусмотренных частью первой статьи 171 УК Российской Федерации, от административных правонарушений, предусмотренных частью 2 статьи 14.1 КоАП Российской Федерации, размер причиненного содеянным ущерба и размер извлеченного виновным дохода.

Титов Николай Сергеевич – руководитель практики “Уголовное право” юридической фирмы Bishenov&Partners, адвокат, эксперт в области уголовной защиты собственников и руководителей российского и международного бизнеса при уголовном преследовании.

Федеральным законом от 6 апреля 2024 года № 79-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» изменена редакция статьи 171 УК Российской Федерации с исключением из ее положений уголовной ответственности за незаконное предпринимательство, сопряженное с извлечением дохода как в крупном, так и в особо крупном размере (пункт 4 статьи 1).

  • Правила действия уголовного закона во времени имеют универсальное для всех видов юридической ответственности значение и обязательны как для законодателя, так и для правоприменительных органов, в том числе судов.

Исключение из действующей редакции статьи 171 УК Российской Федерации указания на крупный и особо крупный размер дохода означает, что такой доход впредь не может считаться соответственно криминообразующим или квалифицирующим признаком состава незаконного предпринимательства, а потому эта норма в оспариваемой заявителем редакции утратила силу. При этом согласно части первой статьи 10 УК Российской Федерации уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, т.е. распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу, в том числе на лиц, отбывающих наказание или отбывших наказание, но имеющих судимость.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *