В Определении Верховного Суда РФ от 08.04.2024 № 305-ЭС23-24041 поставлен вопрос о допустимости повторной проверки полномочий представителя после возбуждения исполнительного производства на основании его заявления в связи с возникшими у судебного пристава-исполнителя сомнениями.

Суть дела

ООО “Волгатрансавто” (взыскатель) в лице представителя Биктеева П.Л. обратилось в ОСП по Центральному АО № 1 с заявлением о возбуждении исполнительного производства на основании исполнительного листа, выданного Арбитражным судом Самарской области, согласно которому с АО “Россельхозбанк” в пользу взыскателя подлежат взысканию 50 978 681,22 руб. В данном заявлении взыскатель просил перечислить взысканные денежные средства на личный банковский счет представителя Биктеева П.Л.

К заявлению прилагались исполнительный, копия доверенности от 01.04.2021, выданной на имя Биктеева П.Л., в которой оговорено право представителя совершать от имени взыскателя все действия, связанные с исполнительным производством, включая право получать любое имущество на основании судебного акта, в том числе наличные и безналичные денежные средства, ценные бумаги, давать распоряжения о перечислении денежных средств и получать взысканные денежные средства на личный банковский счет (без дополнительных распоряжений об этом непосредственно от взыскателя).

Постановлением судебного пристава-исполнителя от 13.09.2022 на основании исполнительного листа возбуждено исполнительное производство в отношении АО “Россельхозбанк” о взыскании в пользу взыскателя 50 978 681,22 руб.

Из сведений, размещенных на портале государственных услуг Российской Федерации, взыскателю стало известно, что банк погасил задолженность по исполнительному производству, однако на расчетный счет представителя взыскателя денежные средства не поступили.

Взыскатель обратился в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным бездействия судебного пристава-исполнителя, выразившегося в неперечислении на счет представителя общества денежных средств в размере 50 978 681,22 руб., взысканных с АО “Россельхозбанк” и находящихся на депозитном счете отдела судебных приставов.

Решением суда первой инстанции заявление удовлетворено, признано незаконным оспоренное бездействие судебного пристава-исполнителя, судебный пристав-исполнитель обязан в десятидневный срок с момента вступления решения суда в законную силу устранить допущенные нарушения прав и законных интересов взыскателя в установленном законом порядке.

Определением суда апелляционной инстанции судебному приставу-исполнителю отказано в восстановлении пропущенного срока подачи апелляционной жалобы.

Постановлением суда кассационной инстанции решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Судебный пристав-исполнитель обратился в Верховный Суд РФ с кассационной жалобой на указанные судебные акты, в которой просит их отменить, ссылаясь на существенное нарушение судами норм материального и процессуального права.

Позиция Верховного Суда

Рассмотрев доводы кассационной жалобы, Верховный Суд РФ определил отменить судебные акты нижестоящих судов и направить дело на новое рассмотрение в связи со следующим.

Согласно статье 2 Закона об исполнительном производстве задачами исполнительного производства являются правильное и своевременное исполнение судебных актов, актов других органов и должностных лиц, а в предусмотренных законодательством Российской Федерации случаях исполнение иных документов в целях защиты нарушенных прав, свобод и законных интересов граждан и организаций, а также в целях обеспечения исполнения обязательств по международным договорам Российской Федерации.

Непосредственное осуществление функций по принудительному исполнению судебных актов, актов других органов и должностных лиц возлагается на судебных приставов-исполнителей структурных подразделений Федеральной службы судебных приставов и судебных приставов-исполнителей структурных подразделений территориальных органов Федеральной службы судебных приставов (часть 2 статьи 5 Закона об исполнительном производстве).

В процессе принудительного исполнения судебных актов и актов других органов, предусмотренных Законом об исполнительном производстве, судебный пристав-исполнитель принимает меры по своевременному, полному и правильному исполнению исполнительных документов (часть 1 статьи 12 Федерального закона от 21.07.1997 № 118-ФЗ “Об органах принудительного исполнения Российской Федерации” (далее – Федеральный закон от 21.07.1997 № 118-ФЗ).

Участие организации в исполнительном производстве осуществляется через ее органы или должностных лиц, которые действуют в пределах полномочий, предоставленных им федеральными законами, иными нормативными правовыми актами или учредительными документами, либо через иных представителей (часть 2 статьи 53 Закона об исполнительном производстве).

В соответствии с частями 1 и 2 статьи 30 указанного закона исполнительное производство возбуждается на основании исполнительного документа по заявлению взыскателя, заявление подписывается взыскателем либо его представителем, представитель прилагает к заявлению доверенность или иной документ, удостоверяющий его полномочия.

Согласно части 2 статьи 54 Закона об исполнительном производстве доверенность, выдаваемая от имени организации другому лицу, должна быть подписана руководителем или иным уполномоченным на то лицом и скреплена печатью организации (при наличии печати).

В случае обоснованных сомнений в действительности доверенности представителя, возникших на любой стадии исполнительного производства, судебный пристав-исполнитель вправе удостовериться в подлинности документа представителя, запросив его оригинал, а при необходимости использовать и другие способы проверки полномочий представителя на совершение действий от имени стороны исполнительного производства, поскольку иное противоречило бы целям и задачам исполнительного производства.

То обстоятельство, что при возбуждении исполнительного производства у судебного пристава-исполнителя не возникло сомнений по поводу полномочий представителя взыскателя и правильности оформления доверенности, оригинал которой, как следует из материалов дела, не был представлен с заявлением, не может означать, что при совершении последующих исполнительных действий судебный пристав-исполнитель не вправе устранить подобный недочет, повторно проверив соответствие представленных представителем взыскателя документов требованиям закона.

В силу части 6 статьи 71 АПК РФ арбитражный суд не может считать доказанным факт, подтверждаемый только копией документа или иного письменного доказательства, если утрачен или не передан в суд оригинал документа, а копии этого документа, представленные лицами, участвующими в деле, не тождественны между собой и невозможно установить подлинное содержание первоисточника с помощью других доказательств.

Суд первой инстанции оставил без правовой оценки доводы судебного пристава-исполнителя о том, что к заявлению взыскателя о возбуждении исполнительного производства, которое подано и подписано от его имени Биктеевым П.Л., была приложена незаверенная надлежащим образом копия доверенности на его имя. При этом суд не определил правильно имеющие значение для дела обстоятельства, в связи с наличием которых судебный пристав-исполнитель задержал перечисление денежных средств представителю взыскателя или непосредственно взыскателю и на которые судебный пристав-исполнитель ссылался в возражениях, представляя соответствующие доказательства.

Так, в своих доводах судебный пристав-исполнитель указывал, что согласно находящейся в материалах дела выписке из Единого государственного реестра юридических лиц в отношении взыскателя имеются записи о недостоверности сведений об адресе юридического лица, руководителе и участниках/учредителях, в процессе исполнительного производства он неоднократно направлял запросы в адрес взыскателя о предоставлении надлежащим образом оформленной доверенности и реквизитов взыскателя для перечисления денежных средств, которые остались без ответа.

Согласно пункту 2 статьи 12 Федерального закона от 21.07.1997 № 118-ФЗ судебный пристав-исполнитель имеет право получать при совершении исполнительных действий необходимую информацию, в том числе персональные данные, объяснения и справки.

В связи с этим суд первой инстанции, с выводами которого согласился суд кассационной инстанции, не должен был ограничиваться только установлением факта того, что поступившие на депозитный счет службы судебных приставов денежные средства не были перечислены взыскателю (в рассматриваемом случае – его представителю) согласно части 1 статьи 110 Закона об исполнительном производстве. Необходимо было дать оценку предпринятым судебным приставом-исполнителем мерам по истребованию указанных им сведений для проверки полномочий представителя взыскателя и реквизитов взыскателя для перечисления денежных средств, приняв во внимание и поведение самого взыскателя, который, как следует из материалов дела, не ответил на соответствующие запросы судебного пристава-исполнителя.

При новом рассмотрении дела следует учесть изложенное и принять законное и обоснованное решение, в том числе проверить появившуюся в распоряжении судебного пристава-исполнителя информацию от лица, указанного в качестве директора взыскателя в обозначенной доверенности от 01.04.2021, о том, что названный представитель ей не знаком и доверенность ему не выдавалась.

Мнение эксперта

Рассматриваемое определение, по нашему мнению, окажет влияние на правоприменительную практику в двух аспектах. В первую очередь надо отметить вывод относительно того, что судебный пристав–исполнитель вправе проверять достоверность предоставленных документов в подтверждение полномочий представителя на протяжении всего исполнительного производства и при решении каждого конкретного вопроса. Для осуществления такой проверки судебный пристав-исполнитель вправе использовать любые источники информации.

управляющий партнер юридической компании ЮКО Юлия Иванова

При наличии обоснованных сомнений, пусть даже возникших после того, как ранее полномочия представителя были признаны достоверными, судебный пристав-исполнитель вправе запросить у стороны исполнительного производства дополнительное подтверждение достоверности полномочий. При этом, описанный подход не ограничивается рамками исполнительного производства, а может быть применен ко всем частным или публичным правоотношениям.

управляющий партнер юридической компании ЮКО Юлия Иванова.

Также необходимо отметить, что, рассматривая вопрос о возможности перечисления взысканной суммы с депозитного счета судебных приставов на банковский счет представителя взыскателя, а не самого взыскателя, Верховный Суд РФ напрямую не высказался против такого способа удовлетворения требований взыскателя. Однако в мотивировочной части определения содержится указание нижестоящим судам при новом рассмотрении дела дать оценку предпринятым судебным приставом-исполнителем мерам по истребованию реквизитов именно взыскателя для перечисления денежных средств. В этой связи необходимо отметить, что на рассмотрение Верховного Суда РФ были переданы еще два спора, касающихся правомерности перечисления взысканных в ходе исполнительного производства денежных средств не на банковский счет непосредственно взыскателя, а иных лиц, в частности представителя взыскателя, даже при наличии у последних соответствующих полномочий (Определение от 03.05.2024 №309-ЭС24-2858 и Определение от 26.04.2024 №306-ЭС24-1663). По всей видимости, у Верховного Суда РФ возникли сомнения касательно допустимости в принципе перечисления взысканных денежных средств не на банковский счет взыскателя. Применительно к исполнению исполнительных документов о взыскании денежных средств кредитными организациями в порядке статьи 8 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ, Верховный Суд РФ в решении от 16.09.2014 № АКПИ14-784 пришел к выводу, что буквальное толкование аналогичного положения статьи 70 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ “Об исполнительном производстве” не предполагает, что взыскатель вправе указать реквизиты банковского счета не свои, а представителя. Поэтому в судебной практике сформировалась позиция, что взыскатель не вправе требовать, чтобы при исполнении исполнительного документа кредитная организация перечисляла денежные средства на счет представителя, а не непосредственно взыскателя (Определение Верховного Суда РФ от 15.05.2017 № 305-КГ17-5508, Постановление АС Дальневосточного округа от 24.10.2023 по делу № А51-252/2023, Постановление Двенадцатого ААС от 18.02.2015 по делу № А12-29370/2014). Можно предположить, что Верховный Суд РФ хочет унифицировать правовой подход к случаям перечисления взысканных денежных средств как применительно к кредитным организациям, так и применительно к судебным приставам-исполнителям.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *