Верховный суд РФ в кассационном определении от 26.03.2024г. №18-КГ23-212-К4 рассмотрел казус продажи автомобиля, отличного от того, который был осмотрен покупателем

Суть дела

Потребитель обратился в суд иском к Автосалону, указывая, что приобрела у ответчика автомобиль с привлечением кредитных средств, однако договор купли-продажи автомобиля подписан ей под влиянием обмана и введения в заблуждение. Ей как потребителю не была предоставлена полная и достоверная информация о товаре, его цене, информация по кредиту, не разъяснены отдельные условия договора, а также предоставлена недостоверная информация относительно заключения дополнительных договоров.

В ходе рассмотрения дела судом установлено следующее. Между Потребителем и Автосалоном заключен договор купли-продажи автомобиля, бывшего в употреблении. Автомобиль был приобретен за счет кредитных денежных средств, представленных АО «Экспобанк». Как установлено пунктом 6.1 договора, подписывая договор, покупатель подтверждает, что до заключения договора ему предоставлена вся необходимая и достаточная для осуществления правильного выбора информация о товаре. 

Акт приема-передачи автомобиля содержит информацию, что при осмотре автомобиля повреждения и эксплуатационные дефекты не обнаружены.

В подтверждение своих требований истец указывал, что автомобиль, являющийся предметом договора купли-продажи, не является тем автомобилем, который был осмотрен ею в автосалоне. На момент совершения сделки автомобиль в автосалоне вообще не находился, и об этом Истец не мог знать при подписании документов. Истец полагал, что приобретает продемонстрированный ей продавцом исправный автомобиль, а не указанный в договоре автомобиль с многочисленными дефектами и техническими неисправностями, без устранения которых невозможна его безопасная эксплуатация.

Пунктом 2.4 договора предусмотрено, что товар, подлежащий передаче покупателю, имеет не устранённые повреждения и эксплуатационные дефекты, отражённые в акте осмотра транспортного средства.

В пункте 3 акта осмотра транспортного средства имеется указание на то, что необходима химчистка салона автомобиля и полировка кузова. При приёме автомобиля покупателем иные дефекты не обнаружены, при этом дополнительное соглашение к договору уже содержит иной перечень недостатков. Кроме того, пунктом 6 дополнительного соглашения продавец уведомляет покупателя, что эксплуатация автомобиля не рекомендуется до устранения всех недостатков.

Ответчиком в материалы дела представлен лист согласования от 14 марта 2022 г., подписанный и заполненный собственноручно Потребителем, в котором указано, что автомобиль «OPEL VECTRA», идентификационный номер (VIN) год выпуска, стоимостью 600 000 руб., приобретается без оказания постороннего давления, с привлечением кредитных денежных средств. С условиями, порядком погашения кредита, ответственностью за просрочку платежей и иное несоблюдение условий (кредитования) кредитного договора, со стоимостью предмета залога 600 000 руб. Потребитель ознакомлен и согласен. Автомобиль осмотрен, проверено его качество и комплектность. Техническое состояние и комплектация автомобиля соответствуют требованиям, заявленным продавцу при покупке автомобиля, и акту осмотра от 14 марта 2022 г.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции исходил из того, что Потребитель добровольно подписал договор купли-продажи и совершил необходимые действия по уплате обусловленной в нём цены, принял товар по акту приёма-передачи. Обстоятельств, объективно влияющих на волеизъявление истца при подписании договора купли-продажи автомобиля и иных документов, связанных со сделкой, не имеется. Также суд отметил, что истцом заявлены взаимоисключающие требования о недействительности договора и о его расторжении. 

Суды апелляционной и кассационной инстанции с изложенными выводами согласились и оставили решение суда без изменений.

Тогда Истец обратился в Верховный суд РФ с кассационной жалобой.

Позиция Верховного Суда

При рассмотрении требований потребителя о возмещении убытков, причинённых ему недостоверной или недостаточно полной информацией о товаре (работе, услуге), суду следует исходить из предположения об отсутствии у 5 потребителя специальных познаний о его свойствах и характеристиках, имея в виду, что в силу Закона о защите прав потребителей изготовитель (исполнитель, продавец) обязан своевременно предоставлять потребителю необходимую и достоверную информацию о товарах (работах, услугах), обеспечивающую возможность компетентного выбора (пункт 44 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 г. № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей»).

Суд не определил, какой автомобиль был осмотрен Потребителем, а также не дал оценку вопросу о наличии у потребителя возможности незамедлительно получить информацию о товаре, от которого зависит разрешение вопроса о наличии у потребителя права отказаться от исполнения договора, потребовать возврата уплаченной за товар суммы и возмещения других убытков.

Претензию о расторжении договора купли-продажи истец направил ответчику на следующий день после заключения договора купли-продажи. При этом истец, ссылался на наличие в автомобиле дефектов, дающих в соответствии с абзацем восьмым пункта 1 статьи 18 Закона о защите прав потребителей, потребителю право в течении пятнадцати дней отказаться от технически сложного товара вне зависимости от существенности недостатков.

Исходя из пункта 6 постановления Пленума Верховного Суда Российской от 24 июня 2008 г. № 11 «О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству» суд не связан правовой квалификацией заявленных истцом требований (спорных правоотношений), а должен рассматривать иск исходя из предмета и оснований(фактических обстоятельств), определяя по своей инициативе круг обстоятельств,  имеющих значение для разрешения спора и подлежащих исследованию, проверке и установлению по делу, а также решить, какие именно нормы права подлежат применению в конкретном спорном правоотношении.

Как следует из материалов дела, потребителем заявлены требования, направленные на отказ от товара и возвращении уплаченной за него цены, и приведены обстоятельства, на которых основываются эти требования. При разрешении настоящего дела суд пришёл к выводу о том, что требования о недействительности договора и о его расторжении являются взаимоисключающими, однако не уточнил у истца содержание этих требований, не дал юридическую квалификацию правоотношений сторон и отказал в удовлетворении требований во всех вариантах сразу.

Мнение эксперта

Суды трех инстанций подошли формально к рассмотрению дела, что и стало основанием для отмены судебных актов.

Старший юрист Yalilov & Partners Амир Хасанов

Потребителем заявлены требования, направленные на отказ от товара и возвращении уплаченной за него цены, и приведены обстоятельства, на которых основываются эти требования. Однако суды отказали в иске, поскольку нет оснований для признания договора недействительным. Такой подход к рассмотрению дела недопустим.

Старший юрист Yalilov & Partners Амир Хасанов.

Верховный суд напомнил, что суд не связан правовой квалификацией заявленных истцом требований и должны самостоятельно определять круг обстоятельств, имеющих значение по делу, какие нормы применять, и что кому доказывать.

Данная позиция не является прецедентной. Ранее Верховный суд давал аналогичные разъяснения в определении от 30 марта 2021 г. N 78-КГ20-71-К3.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *