Верховный Суд РФ 15.03.2024 принял Определение № 305-ЭС23-22721 по делу № А40-243943/2022, где он не согласился с мнением налогового органа и судами всех инстанций в части доначислений налога на прибыль организации с дохода, выплаченного иностранному юридическому лицу, вследствие неприменения СИДН.

Суть дела

Спор возник между налоговой инспекцией и АО «Мир Бизнес Банк», единственным акционером которого являлась иранская организация Bank Melli Iran. Налоговые органы усмотрели в действиях Bank Melli Iran по направлению нераспределенной прибыли АО «Мир Бизнес Банк» получение иранской компанией дивидендов, с которых было необходимо удержать и уплатить налог на прибыль с дохода в соответствии со ст.309 НК РФ без учета применения Соглашения об избежание двойного налогообложения между Ираном и Россией.

Как следует из подпункта п. 1 ст. 1 309 НК РФ, дивиденды, выплачиваемые иностранной организации–акционеру российских организаций относятся к доходам иностранной организации от источников в РФ и подлежат обложению налогом. В п. 3 указанной статьи НК РФ устанавливается, что доходы, перечисленные в п. 1 являются объектом налогообложения независимо от формы, в которой получены такие доходы.

На основании п. 1 ст. 310 НК РФ налог с доходов, полученных иностранной организацией от источников в РФ, исчисляется и удерживается российской организацией или иностранной организацией, осуществляющей деятельность в РФ, через постоянное представительство, либо индивидуальным предпринимателем, выплачивающими доход иностранной организации при каждой выплате доходов, указанных в п. 1 ст. 309 НК РФ, за исключением случаев, предусмотренных п. 2, в валюте выплаты дохода. Если доход выплачивается иностранной организации в натуральной или иной неденежной форме, либо если сумма налога, подлежащего удержанию, превосходит сумму дохода иностранной организации получаемого в денежной форме, налоговый агент обязан перечислить налог в бюджет в исчисленной сумме, уменьшив доход иностранной организации, получаемый в неденежной форме.

При этом, как следует из подпункта п. 15 ст. 1 251 НК РФ, при определении налоговой базы не учитываются доходы в виде стоимости дополнительно полученных организацией акций, распределенных между акционерами по решению общего собрания, и номинальной стоимостью первоначальных акций участника при распределении между акционерами акций при увеличении уставного капитала акционерного общества (ООО) (без изменения доли участия акционера) в этом акционерном обществе (ООО).

Соответственно, российская организация, являющаяся единственным акционером другой российской организации и принявшая решение о направлении нераспределенной прибыли прошлых лет на увеличение уставного капитала этой другой российской организации, на основании пп. 15 п. 1 ст. 251 НК РФ освобождалась бы от уплаты налога на прибыль организаций.

В ст. 309 НК РФ, порядок налогообложения доходов иностранных организаций аналогичен (п. 3 ст. 247 НК РФ), отсылка к пп. 15 п. 1 ст. 251 НК РФ отсутствует.

В то же время, п. 1 ст. 24 Соглашения от 06.03.1998 следует, что лица договаривающихся государств не будут подвергаться в странах друг друга налогообложению более обременительному, чем налогообложение в своих странах при тех же обстоятельствах. Суд указал, что эти положения распространяются и на налоги на доходы, взимаемые в этих государствах, в том числе на налог на прибыль предприятий и организаций в России. В ст. 309 НК РФ, определяющей порядок налогообложения доходов иностранных организаций (п. 3 ст. 247 НК РФ), аналогичное положение или отсылка к подпункту п. 15 ст. 1 251 НК РФ отсутствует.

Позиция Верховного Суда

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ пришла к выводу, что текущее регулирование не рассматривает выгоду российского акционера от прироста стоимости капитала акционерного общества в размере увеличения уставного капитала за счет нераспределенной прибыли как налогооблагаемый доход.

ВС РФ указал, что дискриминация состоит в недопустимости возникновения ситуаций, когда налогоплательщик подвергается более обременительным условиям налогообложения в РФ только по причине его иностранного статуса. Требование о недискриминации не означает, что РФ обязана предоставлять резидентам другой страны какие-либо преференции в сфере налогообложения или обеспечивать полную идентичность условий налогообложения российских плательщиков и иностранных лиц. Однако это означает, что различия в условиях налогообложения дохода и капитала таких лиц не могут быть произвольными, в отсутствие экономических и иных разумных причин для дифференциации.

Мнение эксперта

Соболева Оксана Анатольевна - руководитель практики "Налоговое право" юридической фирмы Bishenov&Partners.

Судебная коллегия отразила, что не усматривает принципиальных экономических различий в положении российской организации, являющейся единственным акционером другой российской организации, а также иностранной организации, являющейся единственным акционером российской организации, при принятии решения о направлении нераспределенной прибыли прошлых лет на увеличение уставного капитала в отсутствие выплат.

Соболева Оксана Анатольевна – руководитель практики “Налоговое право” юридической фирмы Bishenov&Partners.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *