Определение Верховного Суда РФ от 28.03.2024 № 305-ЭС23-22266 дает развернутый анализ различия таких способов защиты прав в банкротстве, как взыскание убытков и привлечение к субсидиарной ответственности.

Суть дела

В рамках дела о банкротстве ООО “Элит Дизайн” (должник) определением суда первой инстанции и постановлением суда апелляционной инстанции с контролирующего должника лица взысканы убытки в пользу должника в совокупном размере 12 714 760 руб.

На основании указанных судебных актов выданы исполнительные листы конкурсному управляющему должника.

Впоследствии от конкурсного управляющего в суд поступило заявление о результатах выбора кредиторами способа распоряжения правом требования о взыскании убытков с контролирующего лица, в котором управляющий просил заменить взыскателя должника на его правопреемника ВЭБ.РФ в сумме требований 8 321 810 руб. 42 коп. и выдать кредитору исполнительный лист. В оставшейся сумме в размере 4 393 049 руб. 58 коп. конкурсный управляющий просил выдать исполнительный лист на имя должника.

Определением суда первой инстанции, оставленным без изменения судами апелляционной и кассационной инстанций, в удовлетворении заявления конкурсного управляющего отказано.

Разрешая спор, суды первой и апелляционной инстанций сослались на положения статей 61.11, 61.17 Закона о банкротстве и исходили из того, что конкурсным управляющим должника не завершены мероприятия по реализации имущества, включенного в конкурсную массу (а именно по взысканию убытков по выданным исполнительным листам), не произведены расчеты с кредиторами, в то время как отчет о результатах выбора кредиторами способа распоряжения правом требования о привлечении к субсидиарной ответственности в соответствии пунктом 9 статьи 61.16 Закона о банкротстве направляется в суд после завершения расчетов с кредиторами.

Кроме того, суды указали, что конкурсным управляющим изначально был выбран способ взыскания убытков в порядке исполнительного производства, выданы исполнительные листы, а сообщение о выборе способа распоряжения правом требования было направлено кредиторам с нарушением сроков, установленных статьей 61.17 Закона о банкротстве, после получения исполнительных листов.

ВЭБ.РФ обратился в Верховный Суд РФ с кассационной жалобой на судебные акты нижестоящих судов.

Позиция Верховного Суда

Рассмотрев доводы кассационной жалобы, Верховный Суд РФ определил отменить судебные акты нижестоящих судов и направить дело на новое рассмотрение в связи со следующим.

1. По смыслу статьи 2 Закона о банкротстве целью конкурсного производства является последовательное и эффективное проведение мероприятий по получению наибольшей выручки от реализации имущества должника, максимальное наполнение конкурсной массы для соразмерного удовлетворения требований кредиторов должника.

Для реализации этой цели Закон о банкротстве предоставил кредиторам и уполномоченным органам, требования которых не были удовлетворены за счет имущества должника-банкрота, иные вспомогательные правовые средства, в том числе возможность получить удовлетворение за счет имущества лиц, контролировавших должника, посредством привлечения их к субсидиарной ответственности по обязательствам должника либо взыскания с них убытков в порядке статьи 61.20 Закона о банкротстве.

Положениями статьи 61.17 Закона о банкротстве урегулированы отношения по распоряжению кредиторами правом требования о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности. Однако данная статья не содержит указания на возможность применения соответствующего механизма в отношении распоряжения кредиторами своим правом требования о привлечении контролирующих лиц к гражданско-правовой ответственности в виде взыскания убытков, равно как не содержит эта статья и соответствующего запрета.

Соответственно ключевой вопрос, подлежащий разрешению при рассмотрении настоящего дела, состоит в возможности применения положений о выборе способа распоряжения субсидиарной ответственностью к требованию о возмещении убытков с контролирующих лиц.

2. По смыслу пункта 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 № 53 “О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве” (далее – Постановление № 53) субсидиарная ответственность по обязательствам несостоятельного должника фактически представляет собой разновидность иска о взыскании убытков.

Выделение названного иска ввиду его специального применения и распространенности позволяет стандартизировать и упростить процесс доказывания, в том числе посредством введения презумпций вины ответчика.

Вместе с тем при соотнесении субсидиарной ответственности с требованием о взыскании убытков с контролирующих лиц следует различать ответственность за вред, причиненный третьим лицам (кредиторам), и ответственность за вред, причиненный самому должнику. В отличие от субсидиарной ответственности, которая всегда имеет целью погашение требований кредиторов должника, убытки могут быть направлены на возмещение имущественных потерь как кредиторов, так и самой корпорации (акционеров/участников).

Ввиду этого в зависимости от имущественного интереса, на защиту которого направлено предъявленное арбитражным управляющим или кредиторами в деле о банкротстве требование о возмещении убытков, необходимо различать кредиторские (конкурсные) и корпоративные (замещающие) иски.

2.1. По заявлению о привлечении контролирующих лиц к ответственности в виде взыскания убытков по корпоративным основаниям прямым выгодоприобретателем выступает должник (его акционеры), ввиду чего цена такого иска законодательно не ограничена размером требований кредиторов (пункт 6 статьи 61.20 Закона о банкротстве). Она определяется по правилам статей 15, 53.1, 393 ГК РФ и равна сумме всех убытков, причиненных организации.

Предъявляя такой иск, кредиторы являются лишь процессуальными истцами, наделенными в силу пунктов 1 и 2 статьи 61.20 Закона о банкротстве полномочиями выступать от имени (вместо) корпорации и ее акционеров. При этом корпоративные убытки (в отличие от кредиторских) изначально не принадлежат сообществу кредиторов, поскольку направлены на возмещение вреда, причиненного собственникам юридического лица. Удовлетворение от такого права требования кредиторы в процедуре банкротства могут получить лишь с учетом правил статей 134, 142 Закона о банкротстве в форме распределения конкурсной массы, пополненной на сумму взыскания такой задолженности либо суммы, полученной от реализации данного права требования на торгах.

2.2. Иной правовой природой обладают кредиторские убытки (статья 1064 ГК РФ, статья 61.13 Закона о банкротстве). С точки зрения законодательства о банкротстве право на соответствующий кредиторский иск возникает с момента, когда носящая недобросовестный характер деятельность должника начинает приносить вред кредиторам, то есть, когда поступления в имущественную массу должника становятся ниже его кредиторской нагрузки, иными словами, когда стоимость чистых активов корпорации приобретает отрицательное значение.

Само субъективное право требовать взыскания кредиторских убытков принадлежит не корпорации, а сообществу кредиторов (конкурсной массе). В отсутствие кредиторов права на привлечение к субсидиарной ответственности или на возмещение кредиторских убытков (равно как и на конкурсное оспаривание) не имеется как такового. Поэтому должник (корпорация) в такой ситуации выступает лишь номинальным держателем права от имени сообщества кредиторов.

3. То обстоятельство, что право на привлечение к субсидиарной ответственности принадлежит кредиторам, обусловливает наличие у них полномочий на распоряжение этим правом в соответствии с пунктом 2 статьи 61.17 Закона о банкротстве.

Данной нормой предусмотрены три способа распоряжения требованием:

  1. взыскание задолженности по требованию;
  2. продажа требования с торгов;
  3. уступка кредитору части требования в размере требования кредитора.

Реализация первых двух способов осуществляется в деле о банкротстве, конкурсная масса пополняется путем взыскания денежных средств с контролирующего должника лица или путем возмездной уступки требования к нему. Распределение конкурсной массы производится с соблюдением очередности, установленной статьями 134, 142 Закона о банкротстве.

Третий же способ подразумевает замену взыскателя в части соответствующей суммы, для чего суд выдает на имя каждого такого кредитора как взыскателя исполнительный лист с указанием размера и очередности погашения его требования в соответствии со статьей 134 настоящего Федерального закона (подпункт 1 пункта 4 статьи 61.17 Закона о банкротстве). Суть этого способа распоряжения состоит в том, что кредиторы, будучи действительными собственниками права требования, прекращают представительские функции должника, принимая решение в дальнейшем самостоятельно реализовывать права в отношении принадлежащего им актива.

4. С учетом этого судебная коллегия приходит к выводу, что вопрос о возможности распоряжения правом на возмещение убытков должен разрешаться исходя из того, какой интерес защищает это право.

Поскольку кредиторские убытки, как и субсидиарная ответственность, принадлежат самим кредиторам и имеют своей целью возместить вред, причиненный кредиторам должника, к ним возможно применение механизма, установленного статьей 61.17 Закона о банкротстве.

Напротив, к корпоративным убыткам как к активу самого должника (его акционеров) этот механизм не может быть применим.

4.1. Следует также учитывать, что размер права требования о взыскании кредиторских убытков может не покрывать размера требований всех кредиторов. Аналогичная ситуация складывается и при снижении размера субсидиарной ответственности (абзац второй пункта 11 статьи 61.11 Закона о банкротстве). Однако данное обстоятельство не может являться основанием для отступления от очередности, установленной статьями 134 и 142 Закона о банкротстве, в связи с чем при выборе кредитором способа распоряжения правом требования в виде его переуступки первоначально необходимо соблюсти очередность удовлетворения текущих и реестровых требований, а при недостаточности средств – пропорциональность размеру требований кредитора соответствующей очереди.

4.2. Принимая во внимание изложенное, учитывая, что суды не выяснили правовой природы взысканных убытков, а также не проверили представленный управляющим расчет на предмет его соответствия принципам очередности и пропорциональности погашения требований кредиторов, то есть спор по существу фактически судами не разрешен, вывод об отсутствии оснований для процессуальной замены должника на его правопреемника ВЭБ.РФ в соответствующей сумме является преждевременным.

5. Следует также отметить, что сама по себе выдача конкурсному управляющему исполнительного листа на принудительное исполнение судебного акта о взыскании убытков не препятствовала суду произвести процессуальную замену.

Так, из содержания статьи 61.17 Закона о банкротстве следует, что выбор способа распоряжения правом требования о привлечении к субсидиарной ответственности (взыскании кредиторских убытков) отнесен непосредственно к компетенции каждого кредитора, а не конкурсного управляющего.

Пунктом 49 Постановления № 53 разъяснено, что по смыслу пунктов 5 и 6 статьи 61.17 Закона о банкротстве требование в соответствующей части переходит к выбравшему уступку кредитору (подпункт 3 пункта 2 статьи 61.17 Закона о банкротстве) независимо от того, какой выбор сделали другие кредиторы. Получение их согласия на уступку не требуется.

В рассматриваемом случае кредитор ВЭБ.РФ в установленный пунктом 2 статьи 61.17 Закона о банкротстве срок направил в адрес управляющего заявление о выборе способа, предусмотренного подпунктом 3 пункта 2 настоящей статьи, в связи с чем оснований для отказа в процессуальной замене кредитора по формальным основаниям у суда не имелось.

Более того, выбор кредитором способа взыскания задолженности в процедуре банкротства не лишает его возможности впоследствии изменить способ распоряжения требованием при условии возмещения убытков субъектам, понесшим расходы на взыскание задолженности (пункт 22 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 2 (2021), утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 30.06.2021, определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2021 № 302-ЭС20-20755).

Мнение эксперта

Рассматриваемое определение, хотя и вынесено по спору касательно допустимого способа распоряжения правом требования к контролирующему должника лицу (КДЛ), содержит подробный теоретический анализ институтов субсидиарной ответственности и возмещения убытков КДЛ в рамках банкротства должника.

Имея общее назначение вспомогательных средств удовлетворения требований кредиторов, привлечение КДЛ к субсидиарной ответственности и взыскание убытков служат цели удовлетворения разных интересов: субсидиарной ответственность всегда имеет целью погашение требований кредиторов должника; убытки могут быть направлены на возмещение имущественных потерь как кредиторов (кредиторские убытки), так и самой корпорации (акционеров/участников) (корпоративные убытки). Поэтому в зависимости от защищаемого иском интереса Верховный Суд РФ разграничил:

  1. во-первых, кредиторские (конкурсные) иски, истцом по которым в материально-правовом смысле может быть только сообщество независимых кредиторов, а указание в качестве взыскателя в решении суда и исполнительном документе должника является обозначением номинального держателя права требования, удовлетворение которого в любом случае должно осуществляться в пользу независимых кредиторов. Заявление о привлечении в рамках дела о банкротстве к субсидиарной ответственности за невозможность полного погашения требований кредиторов является иском, направленным на возмещение убытков контролирующим лицом в ситуации, когда его неразумные и недобросовестные действия (бездействие) оказали такое негативное воздействие на имущественную сферу подконтрольной организации, что стало невозможным полное погашение требований кредиторов и именно такие действия послужили необходимой причиной банкротства (пункт 1 статьи 61.11 Закона о банкротстве).

Поскольку иск о привлечении к субсидиарной ответственности является способом защиты гражданско-правового сообщества кредиторов, размер ответственности по нему ограничен общей суммой требований кредиторов, оставшихся не погашенными по причине недостаточности имущества (совокупный размер требований, включенных в реестр требований кредиторов, учтенных за реестром и требований по текущим платежам) (пункт 11 статьи 61.11 Закона о банкротстве). При привлечении к субсидиарной ответственности за неподачу заявления о банкротстве должника размер субсидиарной ответственности КДЛ в принципе ограничен размером требований из обязательств, возникших в период с даты истечения срока для подачи такого заявления и до даты подачи заявления (статья 61.12 Закона о банкротстве), поскольку пострадавшими от такого бездействия КДЛ являются кредиторы, которые были введены в заблуждение относительно состояния должника и вступили с ним в соответствующие правоотношения.

Принадлежность права требования кредиторскому сообществу предопределяет возможность кредиторов распоряжаться ими для удовлетворения своих требований к несостоятельному должнику. Поэтому Закон о банкротстве помимо двух традиционных способов распоряжения право требования (взыскание в конкурсную массу и реализация на торгах), предусматривает третий способ, направленный на наиболее эффективное и полное погашение требования кредитора за счет имущества самого КДЛ, действия которого привели к невозможности погашения требования кредитора за счет имущества корпорации — передача права требования непосредственно кредитору. При этом сама по себе такая передача не означает погашение его требования в соответствующей части и не исключает возможность претендовать на получение удовлетворения из конкурсной массы (Определение Верховного Суда РФ от 03.05.2024 № 305-ЭС21-19337(2)).

В отсутствие требований независимых кредиторов не подлежат применению такие средства удовлетворения их интересов, как оспаривание сделок, привлечение к субсидиарной ответственности и взыскание причиненных кредиторам убытков.

  • во-вторых, корпоративные (замещающие) иски, по которым прямым выгодоприобретателем выступает должник (его акционеры). Требования по таким искам основаны на таких действиях (бездействии) КДЛ, которые хотя и не являются непосредственной причиной банкротства должника и причинения вреда кредиторам, но тем не менее повлекли неблагоприятные последствия для имущественной сферы должника. Размер требования определяется не размером требований кредиторов, а суммой всех убытков, причиненных организации. Однако, последнее не означает, что размер таких убытков должен взыскиваться в полном объеме без учета защищаемого интереса. Если ответчиком по такому иску является единственный акционер (участник) общества — размер взыскиваемых убытков должен быть ограничен суммой, достаточной для погашения всех требований до ликвидационной квоты. В части суммы убытков, превышающей указанный предел, фактически отсутствует субъект, чей правомерный интерес подлежит защите (Определение Верховного Суда РФ от 07.03.2024 № 307-ЭС23-22696, Определение Верховного Суда РФ от 28.09.2023 № 306-ЭС20-15413(3).
управляющий партнер юридической компании ЮКО Юлия Иванова

В банкротстве требование о возмещении таких убытков представляет собой часть имущества должника (дебиторская задолженность) и подлежит реализации теми же способами, что и другое имущество должника: либо путем взыскания денежных средств в конкурсную массу, либо путем реализации на публичных торгах. Удовлетворение кредиторов от реализации такого права требования осуществляется в общем порядке по правилам очередности удовлетворения требований.

управляющий партнер юридической компании ЮКО Юлия Иванова.

Поэтому к корпоративным убыткам не применим механизм удовлетворения требований кредиторов, который предусмотрен для требования о привлечении к субсидиарной ответственности и кредиторским убыткам.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *