Определением Конституционного Суда Российской Федерации от 28 марта 2024 г. № 820-О гражданину Э. отказано в принятии к рассмотрению жалобы на нарушение его конституционных прав отдельными положениями уголовного (ч. 1 ст. 6, пп. «а», «з» ч. 2 ст. 105, п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ) и уголовно-процессуального законодательства (п. 5 ст. 412.7, ч. 1 ст. 412.9 УПК РФ), поскольку оспариваемые нормы не могут расцениваться как нарушающие конституционные права заявителя.

Суть дела

Э. признан виновным в совершении тяжких преступлений, в том числе убийства двух лиц (совершенного из корыстных побуждений и сопряженного с разбоем) и разбоя в крупном размере (с применением предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище и с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевших), и ему назначено 23 года лишения свободы с ограничением свободы и со штрафом. При назначении наказания за убийство суд учел смягчающие обстоятельства (явка с повинной, активное способствование раскрытию и расследованию преступления, частичное признание своей вины), а также характер и степень общественной опасности преступления.

В ходе обжалования приговора в надзорной инстанции постановлениями судей Верховного Суда Российской Федерации вначале 7 сентября 2021 года, а затем 30 марта 2023 года отказано в передаче надзорных жалоб осужденного для рассмотрения в судебном заседании Президиума Верховного Суда Российской Федерации.  

Э. усмотрев в примененных в его деле нормах несоответствие Конституции Российской Федерации (ст.ст. 2, 18, 22 (ч. 1), 46 (ч. 1), 50 (чч. 1, 3)), обратился в Конституционный Суд с жалобой.

В своих доводах Э. полагает, что при вынесении приговора и назначении наказания оспариваемые нормы позволяют судам, во-первых:

– произвольно оценивать степень общественной опасности содеянного,

– не принимать во внимание посткриминальное поведение виновного,

– учитывать одни и те же обстоятельства одновременно при квалификации преступлений и при назначении наказания за их совершение.

Во-вторых, по мнению заявителя в процессе надзорного обжалования судьям Верховного Суда Российской Федерации:

– необоснованно отказывать в передаче надзорных жалоб для рассмотрения в судебном заседании Президиума этого суда,

– избирательно изучать доводы жалоб и немотивированно их отклонять.

В-третьих, не конкретизируются признаки существенных нарушений уголовного и уголовно-процессуального законов, повлиявших на исход уголовного дела, не связывая такие нарушения со справедливостью назначенного наказания.

Позиция Конституционного Суда

Изучив представленные материалы, Конституционный Суд Российской Федерации не находит оснований для принятия жалобы Э. к рассмотрению.

Во-первых, в определении Конституционный Суд обращает внимание, что дифференциация мер уголовно-правовой ответственности должна отвечать требованиям справедливости, разумности и соразмерности. Установленный конституционный запрет дискриминации определяет применение мер ответственности с учетом личности виновного и иных обстоятельств, имеющих объективное и разумное обоснование и способствующих адекватной юридической оценке общественной опасности как самого преступного деяния, так и совершившего его лица.

Подчеркивается, что на реализацию принципа справедливости (ст. 6 УК РФ) направлены и иные положения уголовного закона, в том числе определяющие общие начала назначения наказания (ст. 60 УК РФ).

Конституционный Суд также напомнил, что разрешение вопроса о размере санкций за предусмотренные УК РФ преступления с учетом баланса основных прав индивида и общего интереса, состоящего в защите личности, общества и государства от преступных посягательств, является прерогативой федерального законодателя, о чем было указано ранее в Постановлении от 11 декабря 2014 года № 32-П. Соответственно вид и мера ответственности лица, совершившего преступление, должны определяться исходя из публично-правовых интересов.

Федеральный законодатель, определяя уголовно-правовые последствия совершения преступления, дифференцирует их в зависимости от общественной опасности содеянного, в том числе в ст.ст. 105 и 162 УК РФ (определения от 30 мая 2023 года № 1098-О и от 28 сентября 2023 года № 2668-О).

Резюмируется, что установленная в ст. 105 УК РФ уголовная ответственность за убийство, т.е. умышленное причинение смерти другому человеку, объективно отражает ту степень общественной опасности, которая присуща таким насильственным посягательствам на личность (определение от 28 декабря 2021 года № 2707-О).

Напомнил Суд и положения ч. 2 ст. 63 УК РФ о том, что отягчающее обстоятельство предусмотренное соответствующей статьей Особенной части УК РФ в качестве признака преступления, само по себе не может повторно учитываться при назначении наказания (Постановления от 19 марта 2003 года № 3-П и от 10 февраля 2017 года № 2-П).

Ключевой вывод Конституционного Суда заключается в том, что окончательная юридическая оценка деяния и назначение наказания за него осуществляются именно и только судом исходя из его исключительных полномочий по отправлению правосудия, установленных Конституцией Российской Федерации и уголовно-процессуальным законом (Постановление от 2 июля 2013 года № 16-П).

Во-вторых, относительно отказа в передаче надзорной жалобы на рассмотрение Президиума Верховного Суда Российской Федерации, Конституционный Суд обратил внимание, что в силу ст. 412.7 и ст. 7 УПК РФ постановление судьи Верховного Суда Российской Федерации об отказе в передаче надзорных жалобы, представления для рассмотрения в судебном заседании Президиума этого суда должно содержать помимо прочего мотивы, по которым в такой передаче отказано.

В третьих, Конституционный Суд напомнил, что конституционно-правовой смысл ч. 1 ст. 412.9 УПК РФ, определяющий в качестве основания отмены или изменения приговора существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального законов, повлиявшие на исход дела, неоднократно рассматривался Судом (определения от 23 июня 2015 года № 1334-О, от 28 сентября 2021 года № 2042-О, от 24 февраля 2022 года № 227-О, от 20 июля 2023 года № 1805-О и др.) с однозначным выводом, что данное законоположение не содержит неопределенности, исключающей правильное и единообразное применение закона, не нарушает право на судебную защиту и отвечает роли, месту и полномочиям суда как независимого органа правосудия.

Мнение эксперта

Применительно к рассматриваемой ситуации позиция Конституционного Суда выглядит убедительной.

Обращение осужденного в Конституционный Суд больше соответствует обжалованию приговора нежели конституционности примененных в его деле положений закона, поскольку речь идет о несправедливости приговора и необоснованности решения судьи об отказе в передачи дела на рассмотрение в Президиум Верховного Суда, поэтому Конституционный Суд верно отметил, что жалоба не соответствует требования Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» в интерпритации заявителя.

Конституционный Суд не разрешает конкретный уголовно-правовой спор, а проверяет конституционность законов по жалобам граждан на нарушение их конституционных прав и свобод, что видимо не учел осужденный Э.

Признание исключительного полномочия суда разрешающего дело по существу по окончательной юридической оценке деяния и назначении наказания за него полностью соответствует принципу осуществления правосудия только судом.

Положения УПК РФ определяют, что функция разрешения дела возложена на суд, который на основе исследованных в судебном заседании доказательств самостоятельно формулирует выводы об установленных фактах и о подлежащих применению в данном деле нормах права.

Григорьева Наталья Владимировна, доцент Кафедры международного и публичного права Финансового университета при Правительстве Российской Федерации, к.ю.н., доцент

Важным для судебной практики является позиция высшего судебного органа о том, что при предварительном рассмотрении надзорной жалобы судья обязан проанализировать все доводы, содержащиеся в обращении и принять обоснованное решение, мотивировав его в случае несогласия с этими доводами с указанием на конкретные, достаточные с точки зрения принципа разумности основания, по которым они отвергаются. Данное положение в полной мере следует относить и к выборочной кассации.

Григорьева Наталья Владимировна, доцент Кафедры международного и публичного права Финансового университета при Правительстве Российской Федерации, к.ю.н., доцент.

В заключении отметим, что определенные Конституционным Судом положения затрагивают критерии справедливости наказания и баланса интересов осужденного и общественного интереса. Обращается внимание судов на требование соразмерности общественной опасности, уголовно-правовых последствий и наказания.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *