В Определении Верховного Суда РФ от 05.03.2024 № 307-ЭС23-21546 сделан вывод о недопустимости установления банком под видом повышенного размера комиссии заградительного тарифа, препятствующего совершению законных операций по банковскому счету.

Суть дела

Между КПК «Партнер-Кредит» (кооператив) и Банком ВТБ (ПАО) (банк) заключен договор банковского счета, на основании которого открыт расчетный счет, на котором находятся денежные средства, внесенные членами кооператива в качестве личных сбережений.

Размеры и ставки вознаграждений за выполнение банком операций по поручениям юридических лиц устанавливаются в Сборнике тарифов вознаграждений за услуги, оказываемые Банком ВТБ (ПАО) (далее – Сборник тарифов).

В соответствии с пунктом 1.5.2.1.4 Сборника тарифов установлена комиссия за услугу по перечислению денежных средств со счета клиента на счета физических лиц, ведущиеся в других банках на территории Российской Федерации в размере 10 процентов от суммы, если сумма свыше 5 000 000 руб. в месяц.

Платежными поручениями от 24.06.2022 № 477, 24.06.2022 № 478 истец произвел возврат личных сбережений на счета физических лиц – Горохову Ю.В. и Антюфееву В.П. по 8 000 000 руб. каждому. Банк удержал комиссию в размере 10 процентов на общую сумму 1 600 000 руб.

Не согласившись с размером комиссии, удержанной банком на основании пункта 1.5.2.1.4 Сборника тарифов, кооператив обратился в банк с претензией от 27.06.2022 № 60, в которой выразил требование об отмене комиссии и возврате денежных средств. Поскольку банк в добровольном порядке указанные денежные средства не возвратил, кооператив обратился в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с иском к банку о взыскании 1 600 000 руб. неосновательного обогащения.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения судами апелляционной и кассационной инстанций, в удовлетворении исковых требований отказано.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суды исходил из того, что по условиям договора тарифы могут быть изменены банком в одностороннем порядке, перевод средств в данном случае не подпадает под исключение применительно к пунктам 1.5.1.1.3, 1.5.2.1.4 Сборника тарифов, кооператив не является небанковской кредитной организацией, в связи с чем пришел к выводу, что удержание комиссии осуществлено банком правомерно в соответствии с условиями договора, списание комиссионного вознаграждения со счета клиента соответствуют условиям договора и Сборнику тарифов банка.

Суды также указали, что подписав заявление об открытии банковского счета, кооператив в соответствии со статьей 428 ГК РФ заключил с банком путем присоединения “Договор банковского счета на условиях открытия и ведения банковского счета юридического лица, индивидуального предпринимателя и приравненных к ним лиц в банке”; условия данного договора определены в “Правилах” и “Тарифах”, с которыми согласился истец и мог ознакомиться на официальном сайте банка в сети “Интернет” по адресу www.vtb.ru.

Не согласившись с указанными судебными актами, кооператив обратился с кассационной жалобой в Верховный Суд РФ.

Позиция Верховного Суда

Рассмотрев доводы кассационной жалобы, Верховный Суд РФ определил отменить судебные акты нижестоящих судов и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции в связи со следующим.

Согласно статье 123.1 ГК РФ, части 1 статьи 3 Федерального закона от 18.07.2009 № 190-ФЗ “О кредитной кооперации” кредитный кооператив является некоммерческой организацией.

Предъявленные кооперативом к банку требования были основаны на толковании положений Сборника тарифов (пунктов 1.5.1.1.3, 1.5.2.1.4, примечаний к указанным пунктам), согласно которым кооператив относил себя к некоммерческим кредитным организациям, на которые не распространяется тариф за перечисление денежных средств со счета клиента на счета физических лиц, ведущиеся в других банках на территории Российской Федерации в размере 10 процентов от суммы, если сумма свыше 5 000 000 руб. в месяц. При этом кооператив утверждал, что Сборник тарифов не содержит ссылок на нормативные правовые акты, определяющие используемое в нем понятие кредитной организации, а банк при открытии счета, заполнении анкет и в последующем позиционировал кооператив как кредитную организацию без каких-либо оговорок.

При рассмотрении дела судами сделан вывод, что кредитной организацией может быть только коммерческая организация – хозяйственное общество (в виде банка или небанковской кредитной организации), имеющее право осуществлять отдельные банковские операции, предусмотренные Законом РФ от 02.12.1990 № 395-I “О банках и банковской деятельности” (далее – Закон о банках), потребительский кооператив не является кредитной организацией, не имеет и не может иметь лицензии Банка России на осуществление каких-либо банковских операций.

Определяя правовой статус кооператива, суды не приняли во внимание, что спор, по существу, касался обоснованности применения банком названного повышенного комиссионного вознаграждения, поэтому суды, имея в виду, что Сборник тарифов является частью договора на банковское обслуживание, должны были не только проверить доводы кооператива о толковании условий договора с учетом требований статьи 431 ГК РФ, которые, как утверждал кооператив, позволяли ему относить себя в договорных отношениях с банком к кредитной организации ни в контексте Закона о банках, а как негосударственную финансовую организацию.

С учетом оснований заявленного иска, фактически не допускающих взимание повышенного комиссионного вознаграждения в случае возврата кооперативом личных сбережений на счета физических лиц, суд первой инстанции должен был уточнить исковые требования кооператива, но рассмотрел дело в отсутствие представителя истца при описанных выше обстоятельствах.

Кроме того, принимая во внимание существо спора, судам при оценке доводов сторон следовало учитывать следующее.

Согласно пункту 1 статьи 846, пункту 1 статьи 851 ГК РФ при заключении договора банковского счета клиенту или указанному им лицу открывается счет в банке на условиях, согласованных сторонами. В случаях, предусмотренных договором банковского счета, клиент оплачивает услуги банка по совершению операций с денежными средствами, находящимися на счете.

Комиссионное вознаграждение по операциям устанавливается кредитной организацией по соглашению с клиентами, если иное не предусмотрено федеральным законом. Кредитная организация вправе в одностороннем порядке изменять комиссионное вознаграждение в случаях, предусмотренных федеральным законом или договором с клиентом, являющимся субъектом предпринимательской деятельности (пункт 2 статьи 310 ГК РФ, части 1 и 5 статьи 29 Закона о банковской деятельности).

Исходя из пункта 3 статьи 1, пункта 3 статьи 307 ГК РФ и разъяснений, данных в пункте 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25 “О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации”, при осуществлении стороной права на одностороннее изменение условий обязательства она должна действовать добросовестно, соизмеряя свои действия с поведением, ожидаемым от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны.

Нарушение этой обязанности может повлечь отказ в судебной защите названного права полностью или частично, в том числе признание ничтожным одностороннего изменения условий обязательства (статьи 10 и 168, пункт 1 статьи 6 и пункт 4 статьи 450.1 ГК РФ, пункт 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22.11.2016 № 54 “О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах и их исполнении”).

Содержанием договора банковского счета является, с одной стороны, обязанность банка по принятию и зачислению на счет клиента адресованных ему платежей, а также выполнение поручений клиента по переводам и выдаче наличных денежных средств. С другой стороны, клиент обязан уплатить банку установленное договором вознаграждение за расчетно-кассовое обслуживание.

Для банковской деятельности характерно обслуживание кредитными организациями значительного числа клиентов, имеющих потребность в совершении типовых операций. Этим предопределяется широкое применение стандартизированных типовых форм договоров, регулирующих отношения банка и клиента, что позволяет сторонам избежать финансовых и временных издержек, связанных с необходимостью согласования договорных условий. Одностороннее установление кредитной организацией комиссионного вознаграждения, при разумном осуществлении данного права, в свою очередь, позволяет обеспечить применение единых тарифов для всех клиентов с учетом изменения имущественного положения банка и экономических условий ведения его деятельности, а также оперативную адаптацию этих тарифов под изменяющиеся внешние экономические факторы.

Условие договора, предоставляющее банку право в одностороннем порядке вводить комиссионное вознаграждение по операциям и определять его размер (тариф), даже если оно включено в стандартную форму договора, разработанную банком, само по себе не может рассматриваться в качестве несправедливого договорного условия, которое хотя и не противоречит закону и иным правовым актам, но лишает эту сторону прав, обычно предоставляемых по договорам такого вида, исключает или ограничивает ответственность другой стороны за нарушение обязательств либо содержит другие явно обременительные условия (пункты 1-2 статьи 428 ГК РФ).

Однако это не означает, что у судов отсутствует возможность контролировать соблюдение стороной, которая закрепила за собой право в одностороннем порядке изменять (устанавливать) условия договора, принципа добросовестности.

Вводя комиссионное вознаграждение за совершение той или иной операции по счету и определяя его размер в одностороннем порядке, кредитная организация, действуя разумно и добросовестно по отношению к своим клиентам, не должна подрывать ожидания клиентов, размещающих денежные средства на счете, в сохранении у них возможности беспрепятственного распоряжения своим имуществом, в том числе путем совершения законных операций по перечислению денежных средств другим лицам (пункт 3 статьи 845 ГК РФ).

При осуществлении предусмотренного договором права на изменение в одностороннем порядке условий, касающихся комиссионного вознаграждения по операциям, кредитная организация не должна вводить комиссионное вознаграждение, которое в силу значительности своего размера начинает препятствовать совершению клиентами банка экономически обоснованных операций по счетам, то есть приобретает заградительный характер.

После заключения с кооперативом договора комплексного банковского счета в 2015 году и до указанного случая банк не применял специальное повышенное комиссионное вознаграждение за перечисление денежных средств третьим лицам.

Указанное комиссионное вознаграждение было установлено банком, как утверждал кооператив 15.06.2022, то есть после открытия счета кооператива, условия были изменены банком в одностороннем порядке. Именно это действие, равно как и последующая реализация измененного условия, подлежат судебной оценке.

Осуществляя перечисление денежные средства физическим лицам в общем размере 16 000 000 руб., кооператив столкнулось с необходимостью уплатить кредитной организации в качестве комиссионного вознаграждения 1 600 000 руб., что несопоставимо с тарифами при проведении иных стандартных банковских операций. Так, с учетом установленных банком тарифов в случае перечисления той же суммы денежных средств на счет, открытый юридическому лицу, комиссионное вознаграждение за совершение операции составило бы 6 руб. (если счет получателя открыт в том же банке) или 35 руб. (если счет получателя открыт в другом банке).

Для присоединившейся к договору стороны условие о применении существенно различающихся величин комиссий при осуществлении перевода денежных средств со счета клиента в кредитной организации в зависимости от того, осуществляется ли перевод в пользу физического или юридического лица, является по смыслу пункта 2 статьи 428 ГК РФ явно обременительным.

Установленная Банком ВТБ (ПАО) комиссия за перевод денежных средств на счета физических лиц, в отличие от комиссий, применяемых к перечислению денежных средств в пользу юридических лиц, имеет очевидные признаки введенного в одностороннем порядке заградительного тарифа, препятствующего совершению законной банковской операции клиентом в ситуации, когда контрагентом клиента выступает физическое лицо.

Клиент кредитной организации, столкнувшись с недобросовестным поведением банка (пункт 3 статьи 1, статья 10 ГК РФ), вправе требовать судебной защиты, в том числе оценки поведения банка с точки зрения соблюдения им пределов осуществления гражданских прав при установлении размера комиссии за перечисление денежных средств на счета физических лиц, существенно увеличенной по сравнению с комиссией, применяемой к перечислению денежных средств в пользу юридических лиц.

Мнение эксперта

Рассматриваемое определение развивает и конкретизирует ранее сформулированные Верховным Судом РФ критерии допустимости использования более экономически сильной стороной договора предусмотренного законом или договором права на одностороннее изменение стоимостных условий договора с более слабой стороной (Определение Верховного Суда РФ от 22.11.2023 № 310-ЭС23-14161,  Определение Верховного Суда РФ от 10.10.2023 № 305-ЭС23-12470, Определение Верховного Суда РФ от 18.10.2023 № 305-ЭС23-8962).

Выводы определения отражают тенденцию формирования единообразной судебной практики, заключающуюся в определении разумных пределов (границ) свободы договора в отношениях между экономически неравными субъектами гражданского оборота.

Свобода договора не действует в полном мере в ситуации, когда участники гражданского оборота вступают в договорные отношения с экономически более сильной стороной, как правило, профессионально осуществляющей деятельность в соответствующей сфере, требующей специальных познаний (например, банк по договору кредита или договору банковского счета, лизингодатель по договору лизинга, страховщик по договору страхования и т.п.). При этом более слабая переговорная позиция при определении условий договора с таким субъектом заключается как в затруднительности предложить свои условия, так и в невозможности заранее оценить возможные негативные последствия условий, предложенных сильной стороной (Определение Верховного Суда РФ от 10.10.2023 № 305-ЭС23-12470, Определение Верховного Суда РФ от 18.10.2023 № 305-ЭС23-8962).

Принцип свободы договора, закрепленный в статье 421 ГК РФ, не является безграничным. Сочетаясь с принципом добросовестного поведения участников гражданских правоотношений, он не исключает оценку разумности и справедливости условий договора, степень соблюдения экономически более сильной стороной требований добросовестности и недопустимости извлечения выгоды из недобросовестного поведения при реализации условий договора.

Участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно, в том числе при установлении гражданских прав, в том числе при заключении договора и определении его условий, и не вправе извлекать преимущество из недобросовестного поведения (пункты 3-4 статьи 1 ГК РФ).

Исходя из тех же критериев, должна осуществляться оценка правомерности одностороннего изменения условий договора.

управляющий партнер юридической компании ЮКО Юлия Иванова

Признавая правомерным включение в договор условия о праве экономически более сильной стороны в одностороннем порядке изменять условия договора между субъектами предпринимательской деятельности, Верховный Суд РФ одновременно указал критерии оценки такого изменения с точки зрения разумности и добросовестности. При оценке судами добросовестности и разумности необходимо исходить из следующих обстоятельств.

управляющий партнер юридической компании ЮКО Юлия Иванова.

Во-первых, экономическое обоснование решения об одностороннем изменении условий договора, если право на односторонне изменение условий договора не обусловлено или не ограничено какими-либо обстоятельствами. В рассматриваемом деле в результате изменения стоимостных условий совершения определенной банковской операции, размер платы многократно превысил плату за аналогичные банковские операции на основании исключительно категории получателя безналичного перевода (физическое лицо). При этом, не было установлено какое-либо существенное отличие, обусловленное именно тем, кто является получателем перевода (физическое или юридическое лицо).

Во-вторых, одностороннее изменение договорных условий не должно изменять существо обязательств из договора, нарушать разумный баланс прав и обязанностей сторон договора, лишать возможности реализации или делать затруднительным реализацию для другой стороны своих прав по договору. В том случае, если имеет место одностороннее изменение условий договора, это не должно повлечь для другой стороны такие последствия, которые в значительной части делают экономически бессмысленным вступление в договорные отношения. Многократное превышение стоимости услуги за определенную банковскую услугу привело к тому, что владелец счета и находящихся не нем денежных средств понес ничем неоправданные негативные последствия:

  • значительный размер комиссии в отношении переводов определенной категории получателей денежных средств, по существу, ограничил право на распоряжение принадлежащими клиенту денежными средствами и сделал затруднительным исполнение своих обязательств перед указанными лицами;
  • владелец счета был лишен возможности совершения значительной части банковских операций, ради которых и был заключен договор банковского счета.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *