В Определении Верховного Суда РФ от 30.01.2024 № 305-ЭС23-12576 по делу № А40-105313/2022 разъяснено, что под действие моратория не могут попадать текущие обязательства лиц, в отношении которых возбуждено производство по делу о банкротстве.

Суть дела

Между АО «Росагролизинг» и ООО «Милый сад» были заключены договоры аренды от 02.12.2019 № 0990422, от 02.12.2019 № 0990421, предметом которых является временное владение и пользование за плату имуществом – комбайнами зерноуборочными, приобретенными истцом (арендодатель) в собственность по договорам купли-продажи от 24.07.2014 у ЗАО СП “Брянсксельмаш” и ранее переданными арендатору во временное владение и пользование по расторгнутым договорам лизинга от 08.06.2015 № 0150903, от 20.07.2017 № 0170843.

В соответствии с пунктом 8.3 договоров аренды за пользование имуществом арендатор обязался уплачивать арендные платежи в сроки и размере согласно графику. За нарушение сроков внесения арендных платежей арендодатель вправе взыскать пени в размере 0,2% процентной ставки Банка России от суммы неисполненного обязательства за каждый день просрочки.

Согласно графику, первый платеж 1 794 807 руб. и 1 510 396 руб. указан как комиссия за оформление сделки, последующие платежи по 258 574 руб. и 164 666 руб. вносятся ежемесячно до 16-го числа календарного месяца, до 16.08.2022 и 16.09.2022.

В связи с наличием задолженности по договорам за период с 16.04.2021 по 16.03.2022 истец рассчитал сумму неустойки и направил ответчику претензию.

В связи с тем, что в добровольном порядке ответчиком требования истца не удовлетворены, истец обратился в арбитражный суд с требованиями о взыскании 5 078 880 руб. задолженности, 1 851 251,76 руб. неустойки, а также неустойки по день фактического исполнения обязательства.

Решением суда первой инстанции, оставленными без изменения судами апелляционной и кассационной инстанций, исковые требования удовлетворены в части взыскания 6 930 131,76 руб., включая 5 078 880 руб. долга, 1 851 251,76 руб. неустойки, а также неустойки в размере 0,2% от суммы долга 5 078 880 руб. за каждый день просрочки за период со дня окончания моратория по день фактического исполнения обязательства; в удовлетворении остальной части иска отказано.

Суды, руководствуясь положениями статей 307, 309, 314, 330 ГК РФ, Постановлением Правительства РФ от 28.03.2022 N 497 “О введении моратория на возбуждение дел о банкротстве по заявлениям, подаваемым кредиторами”, установив факт нарушения ответчиком договорных обязательств по внесению платежей, указав, что в период действия моратория (с 01.04.2022 по 01.10.2022) на требования, возникшие до его введения, финансовые санкции не начисляются.

Не согласившись с указанными судебными актами в части отказа во взыскании неустойки, АО «Росагролизинг» обратилось с кассационной жалобой в Верховный Суд РФ.

Позиция Верховного Суда

Рассмотрев кассационную жалобу, Верховный Суд РФ определил отменить судебные акты нижестоящих судов в части отказа в удовлетворении требования о взыскании неустойки за период с 01.04.2022 по 01.10.2022 и дело в указанной части направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции в связи со следующими доводами.

Отказывая в удовлетворении искового требования о взыскании неустойки за период действия моратория (с 01.04.2022 по 01.10.2022), суды не учли следующее.

В соответствии с пунктом 1 статьи 330 ГК РФ в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения, подлежит уплате неустойка (штраф, пени), определенная законом или договором.

Согласно разъяснениям пункта 60 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 № 7 “О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств” (далее – постановление Пленума № 7), размер неустойки может быть установлен в твердой сумме – штраф или в виде периодически начисляемого платежа — пени.

Пени являются текущей санкцией, начисляемой периодически с момента, когда платеж должен был быть совершен, и до момента, когда он был фактически произведен.

Как разъяснено в пункте 65 постановления Пленума № 7, по смыслу статьи 330 ГК РФ, истец вправе требовать присуждения неустойки по день фактического исполнения обязательства (в частности, фактической уплаты кредитору денежных средств, передачи товара, завершения работ).

В настоящем случае истец заявил требование о взыскании договорной неустойки (пени) за несвоевременную уплату арендных платежей за период с 16.04.2021 по 16.03.2022, начисленной с 16.04.2021 по 31.03.2022, а также с 01.04.2022 по день фактического исполнения обязательства по уплате задолженности.

При этом в течение периода, когда у ответчика имелась просрочка по исполнению обязательства по уплате истцу арендных платежей, законодателем был введен специальный мораторий.

В соответствии с пунктом 1 статьи 9.1 Закона о банкротстве для обеспечения стабильности экономики в исключительных случаях (при чрезвычайных ситуациях природного и техногенного характера, существенном изменении курса рубля и подобных обстоятельствах) Правительство Российской Федерации вправе ввести мораторий на возбуждение дел о банкротстве по заявлениям, подаваемым кредиторами, на срок, устанавливаемый Правительством Российской Федерации.

Постановлением Правительства РФ от 28.03.2022 № 497 “О введении моратория на возбуждение дел о банкротстве по заявлениям, подаваемым кредиторами” (далее – постановление № 497) с 01.04.2022 на территории Российской Федерации сроком на 6 месяцев введен мораторий на возбуждение дел о банкротстве по заявлениям, подаваемым кредиторами, в отношении юридических лиц и граждан, в том числе индивидуальных предпринимателей.

Как указано в Преамбуле к постановлению № 497, оно принято в соответствии со статьей 9.1 Закона о банкротстве.

Вместе с тем, согласно пункту 2 статьи 9.1 Закона о банкротстве правила о моратории не применяются к лицам, в отношении которых на день введения моратория возбуждено дело о банкротстве.

Аналогичные положения содержатся в пункте 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.12.2020 № 44 “О некоторых вопросах применения положений статьи 9.1 Федерального закона от 26 октября 2002 года № 127-ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)”, в котором также указано, что целью введения моратория является обеспечение стабильности экономики путем оказания поддержки отдельным хозяйствующим субъектам.

Таким образом, в силу указанных норм и разъяснений правила о моратории не применяются к лицам, в отношении которых на день введения моратория возбуждено дело о банкротстве, при этом на текущие платежи подлежит начислению неустойка (штраф, пени) и иные финансовые санкции за неисполнение или ненадлежащее исполнение денежных обязательств.

Главная цель введения моратория на банкротство заключается в создании предпосылок для финансового оздоровления хозяйствующих субъектов, положение которых ухудшилось по объективным, непредвиденным и экстраординарным обстоятельствам, возникшим вследствие сложившейся экономической ситуации. В отношении же лиц, которые на дату введения моратория уже обладают признаками неплатежеспособности (недостаточности имущества) и деятельность которых, по общему правилу, не может быть восстановлена, такая мера государственной поддержки не применяется, а взыскание с них неустойки не угрожает стабильности гражданского оборота и публичному порядку.

В рассматриваемом случае в отношении ответчика было возбуждено производство по делу о банкротстве определением Арбитражного суда Кабардино-Балкарской Республики от 29.01.2021, то есть до принятия постановления № 497. Впоследствии определением суда от 09.06.2021 по указанному делу в отношении ответчика введена процедура банкротства - наблюдение, а решением суда по тому же делу ответчик был признан несостоятельным (банкротом) и открыто конкурсное производство.

Поскольку на день введения моратория (01.04.2022) ответчик был признан несостоятельным (банкротом), действие данного моратория на него не распространяется, а на задолженность по арендной плате по договорам аренды за период с 16.04.2021 по 16.03.2022, которая относится к текущим платежам, подлежит начислению договорная неустойка в период действия моратория.

С учетом изложенного, выводы судов о том, что правила о моратории, установленные постановлением № 497, распространяют свое действие на всех участников гражданско-правовых отношений, за исключением лиц, прямо указанных в пункте 2 названного постановления, независимо от того, обладают ли они признаками неплатежеспособности (недостаточности имущества), противоречат положениям статьи 9.1 Закона о банкротстве и не могут быть признаны правомерными.

Кроме того, согласно подпункту 2 пункта 3 статьи 9.1 Закона о банкротстве на срок действия моратория в отношении должников, на которых он распространяется, наступают последствия, предусмотренные абзацами пятым, седьмым-десятым пункта 1 статьи 63 Закона о банкротстве.

Абзацем десятым пункта 1 статьи 63 Закона о банкротстве предусмотрено, что с момента введения наблюдения в отношении должника не начисляются неустойки (штрафы, пени) и иные финансовые санкции за неисполнение или ненадлежащее исполнение денежных обязательств и обязательных платежей, за исключением текущих платежей.

Таким образом, закон исключает применение положений о недопустимости начисления неустойки в период действия моратория в отношении задолженности, взыскиваемой в режиме текущих платежей.

В соответствии с пунктом 1 статьи 5 Закона о банкротстве денежные обязательства относятся к текущим платежам, если они возникли после даты принятия заявления о признании должника банкротом, то есть даты вынесения определения об этом.

В силу абзаца второго пункта 1 статьи 5 Закона о банкротстве возникшие после возбуждения производства по делу о банкротстве требования кредиторов об оплате поставленных товаров, оказанных услуг и выполненных работ являются текущими.

Аналогичные положения приведены в пункте 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 № 63 “О текущих платежах по денежным обязательствам в деле о банкротстве”.

Поскольку предметом иска являлось взыскание арендной платы за те периоды времени, которые истекли после возбуждения дела о банкротстве, то есть текущих платежей, в том смысле, который придается Законом о банкротстве, и начисленных на них финансовых санкций, выводы судов об отсутствии оснований для удовлетворения иска в оспариваемой части также не соответствуют положениям статьи 63 Закона о банкротстве.

Мнение эксперта

Рассматриваемое определение продолжает формирование единообразной судебной практики, исключающей применение моратория на удовлетворение требований кредиторов применительно к лицам, в отношении которых возбуждено производство по делу о банкротстве.

Верховный Суд РФ последовательно придерживается позиции о том, что само по себе введение Правительством РФ моратория на принудительное удовлетворение требований кредиторов, даже если такой мораторий в соответствующем постановлении не ограничен определенным кругом должников, не означает применение его ко всем без исключения должникам.

Круг лиц, на которых не распространяется мораторий, установлен в пункте 2 статьи 9.1 Закона о банкротстве и конкретизирован в частности в разъяснениях пункта 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.12.2020 № 44 “О некоторых вопросах применения положений статьи 9.1 Федерального закона от 26 октября 2002 года № 127-ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)” – к таким лицам не относятся лица, в отношении которых возбуждено производство по делу о банкротстве на дату введения моратория.

Ранее Верховный Суд РФ высказывал позицию, что если на дату введения и в течение всего периода действия моратория в отношении лица имеются принятые к производству и не рассмотренные по существу заявления о признании банкротом, на такое лицо не распространяется действие моратория и возможно продолжение принудительного взыскания задолженности на весь период, пока данные заявления не будут рассмотрены по существу (Определение Верховного Суда РФ от 10.11.2023 № 309-ЭС23-11478).

Кирилл Харитонов, арбитражный управляющий, Саморегулируемая организация "Ассоциация арбитражных управляющих "Паритет"

Введение моратория носит превентивную функцию (сохранение нормальной деятельности) и направлено на преодоление негативных последствий экстраординарной, независящей от должника, кризисной ситуации. В отношении лица, которое уже обладает объективными признаками неплатежеспособности, которые не обусловлены такой ситуацией, применение моратория будет означать нарушение баланса интересов должника и его кредиторов, поощрение должника и далее не исполнять свои обязательства.

Кирилл Харитонов, арбитражный управляющий, Саморегулируемая организация “Ассоциация арбитражных управляющих “Паритет”.

В процедуре банкротства действуют специальные правила удовлетворения требований кредиторов, не предусматривающие предоставление банкроту отсрочки исполнения всех обязательств. Поэтому последствия введения моратория не распространяются на текущие требования должника, в том числе на штрафы, пени, неустойки, начисляемые на суммы просроченных текущих платежей (абзац десятый пункта 1 статьи 63 Закона о банкротстве).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *