В Определении Верховного Суда РФ от 10.11.2023 №309-ЭС23-11478 по делу №А60-36809/2022 снова рассмотрен вопрос о дате возбуждения производства по делу о банкротстве.

Суть дела

ООО «Строительная компания “УСТК”» обратилось в Арбитражный суд Свердловской области с заявлением к судебному приставу-исполнителю Верх-Исетского районного отделения судебных приставов города Екатеринбурга Главного управления Федеральной службы судебных приставов по Свердловской области Кузнецовой Ксении Александровне (далее соответственно – Верх-Исетское РОСП, судебный пристав-исполнитель), Главному управлению Федеральной службы судебных приставов по Свердловской области о признании незаконными постановления от 21.06.2022 об окончании исполнительного производства N 172400/21/66001-ИП и действий, совершенных после 01.04.2022 в рамках указанного исполнительного производства и выразившихся в списании денежных средств с расчетного счета строительной компании и их перечислении в пользу взыскателя, в обязании дебитора строительной компании перечислять денежные средства в погашение дебиторской задолженности на депозитный счет Верх-Исетского РОСП.

К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены Екатеринбургское муниципальное унитарное предприятие водопроводно-канализационного хозяйства (далее – ЕМУП “Водоканал”, предприятие), ООО “СМП-13”.

Как следует из судебных актов и материалов дела, 30.06.2022 ООО СК “УСТК” вручено постановление судебного пристава-исполнителя от 21.06.2022 об окончании исполнительного производства N 172400/21/66001-ИП, которое было возбуждено в отношении ООО СК “УСТК” на основании исполнительного листа о взыскании задолженности в размере 4 243 270,24 руб. в пользу ООО “СМП-13”.

В названном исполнительном производстве с 08.04.2022 по 16.06.2022 реализовывались меры принудительного исполнения и с ООО СК “УСТК” взыскана задолженность в размере 4 243 270,24 руб. в пользу ООО “СМП-13”.

ООО СК “УСТК” стало известно, что 07.06.2022 ЕМУП “Водоканал” также перечислило денежные средства в суммах 2 012 326,9 руб. и 9 326 751,6 руб., причитавшиеся строительной компании по заключенным с предприятием договорам, напрямую на счет Верх-Исетского РОСП.

Поскольку в период совершения исполнительных действий и применения мер принудительного исполнения действовал мораторий на возбуждение дел о банкротстве по заявлениям, подаваемым кредиторами, введенный Постановлением Правительства РФ от 28.03.2022 N 497, строительная компания полагала, что исполнительное производство подлежало приостановлению, а действия и постановление судебного пристава-исполнителя являются незаконными, и обратилась в суд с заявлением по настоящему делу.

При рассмотрении дела судами установлено, что постановлением судебного пристава-исполнителя от 03.06.2022 обращено взыскание на дебиторскую задолженность ЕМУП “Водоканал” перед строительной компанией, возникшую на основании договоров от 07.04.2021 N 68-А(ЭЛ)(СМП)/2021, от 07.06.2021 N 91-А(ЭЛ)(СМП)/2021, дебиторская задолженность оплачена предприятием на депозитный счет отдела судебных приставов в том числе платежными поручениями от 07.06.2022 N 8589 на сумму 3 067 800,6 руб., N 8590 на сумму 6 258 951 руб., N 8591 на сумму 2 012 326,9 руб.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения судебными актами апелляционной и кассационной инстанций, заявленные требования удовлетворены.

Удовлетворяя заявление ООО СК “УСТК” и признавая незаконными постановление об окончании исполнительного производства и действия судебного пристава-исполнителя, суды исходили из того, что заявитель относится к числу лиц, на которых распространяется мораторий, действовавший с 01.04.2022 по 01.10.2022, а оспариваемые действия судебного пристава по совершению мер принудительного исполнения в рамках исполнительного производства совершены в период моратория.

Ссылаясь в том числе на положения пункта 3 статьи 9.1 Закона о банкротстве, пункта 9 части 1 статьи 40, части 6 статьи 45 Федерального закона от 02.10.2007 N 229-ФЗ “Об исполнительном производстве” (далее – Закон об исполнительном производстве), суд пришел к выводу о том, что в силу закона исполнительное производство в отношении заявителя на период действия моратория подлежало приостановлению, и судебный пристав-исполнитель не вправе был осуществлять исполнительные действия и применять меры принудительного исполнения.

ООО “СМП-13” обратилось в Верховный Суд Российской Федерации с кассационной жалобой на указанные судебные акты, ссылаясь на существенное нарушение судами норм материального права и наличие оснований для их отмены и принятия нового решения об отказе в удовлетворения заявления строительной компании.

Позиция Верховного Суда

Рассмотрев кассационную жалобу, Верховный Суд РФ определил отменить судебные акты нижестоящих судов и отказать в удовлетворении заявления общества с ограниченной ответственностью «Строительная компания “УСТК”» в связи со следующим.

Согласно пункту 1 статьи 9.1 Закона о банкротстве для обеспечения стабильности экономики в исключительных случаях (при чрезвычайных ситуациях природного и техногенного характера, существенном изменении курса рубля и подобных обстоятельствах) Правительство Российской Федерации вправе ввести мораторий на возбуждение дел о банкротстве по заявлениям, подаваемым кредиторами, на срок, устанавливаемый Правительством Российской Федерации.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 28.03.2022 N 497 на шесть месяцев с даты его опубликования (01.04.2022) введен мораторий на возбуждение дел о банкротстве по заявлениям, подаваемым кредиторами, в отношении юридических лиц и граждан, в том числе индивидуальных предпринимателей, за исключением лиц, поименованных в пункте 2 указанного постановления.

Подпунктом 4 пункта 3 статьи 9.1 Закона о банкротстве предусмотрено, что на срок действия моратория в отношении должников, на которых он распространяется, приостанавливается исполнительное производство по имущественным взысканиям по требованиям, возникшим до введения моратория (при этом не снимаются аресты на имущество должника и иные ограничения в части распоряжения имуществом должника, наложенные в ходе исполнительного производства).

В соответствии с пунктом 9 части 1 статьи 40 Закона об исполнительном производстве в случае распространения на должника моратория на возбуждение дел о банкротстве исполнительное производство подлежит приостановлению судебным приставом-исполнителем полностью или частично.

Суды в настоящем деле ошибочно сочли указанные последствия введения моратория наступившими в отношении ООО СК “УСТК” с 01.04.2022.

В пункте 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.12.2020 N 44 “О некоторых вопросах применения положений статьи 9.1 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)” разъяснено, что согласно абзацу первому пункта 2 статьи 9.1 Закона о банкротстве правила о моратории не применяются к лицам, в отношении которых на день введения моратория возбуждено дело о банкротстве.

Таким образом, последствия в виде приостановления исполнительного производства, предусмотренные подпунктом 4 пункта 3 статьи 9.1 Закона о банкротстве, пунктом 9 части 1 статьи 40 Закона об исполнительном производстве, не могут быть распространены на лиц, в отношении которых на день введения моратория возбуждено дело о банкротстве.

По смыслу статьи 42 Закона о банкротстве дело о банкротстве возбуждается с вынесением определения суда о принятии заявления о признании должника банкротом.

При поступлении в суд нескольких заявлений датой возбуждения дела о банкротстве является дата принятия судом первого заявления независимо от того, какое заявление впоследствии будет признано обоснованным (абзац третий пункта 7 постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 N 35 "О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве").

Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, 09.11.2021 в отношении ООО СК “УСТК” было подано заявление о банкротстве от учредителей, которое определением Арбитражного суда Свердловской области от 29.12.2021 по делу N А60-57226/2021, оставленным без изменения постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 25.02.2022, принято к производству суда.

Удовлетворяя требования ООО СК “УСТК”, суды оставили без внимания обстоятельства, связанные с возбуждением в отношении заявителя дела о банкротстве, не учли указанные разъяснения Пленума Верховного Суда РФ и Пленума ВАС РФ, что повлияло на неправильный выбор норм материального права, подлежащих применению по делу.

Кроме того, иным определением Арбитражного суда Свердловской области от 29.12.2021 по делу N А60-57226/2021 принято к производству суда заявление ООО “СМП-13” о признании ООО СК “УСТК” несостоятельным (банкротом), поданное 17.11.2021 и квалифицированное судом на тот момент в качестве заявления о вступлении в дело о несостоятельности (банкротстве).

Впоследствии определением Арбитражного суда Свердловской области от 26.10.2022 признано обоснованным указанное заявление ООО “СМП-13”, в отношении ООО СК “УСТК” введена процедура банкротства – наблюдение сроком на шесть месяцев.

С даты вынесения арбитражным судом определения о введении наблюдения наступают последствия, предусмотренные пунктом 1 статьи 63 Закона о банкротстве, в том числе в отношении должника приостанавливается исполнение исполнительных документов по имущественным взысканиям, снимаются аресты на имущество должника и иные ограничения в части распоряжения имуществом, наложенные в ходе исполнительного производства, за исключением исполнительных документов, выданных на основании вступивших в законную силу до даты введения наблюдения судебных актов о взыскании задолженности по заработной плате, выплате вознаграждения авторам результатов интеллектуальной деятельности, об истребовании имущества из чужого незаконного владения, о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, о выплате компенсации сверх возмещения вреда. Основанием для приостановления исполнения исполнительных документов является определение арбитражного суда о введении наблюдения.

Поскольку 29.12.2021 в отношении заявителя возбуждено дело о банкротстве, на него не распространялось действие моратория, включая последствия его введения.

В свою очередь, по 25.10.2022, то есть по день, предшествующий дате введения процедуры наблюдения в отношении ООО СК “УСТК”, отсутствовали иные ограничения или запреты для совершения исполнительных действий судебным приставом-исполнителем.

Следовательно, у судебного пристава-исполнителя не имелось оснований для приостановления исполнительного производства N 172400/21/66001-ИП, а также препятствий для обращения взыскания на принадлежащие заявителю денежные средства и дебиторскую задолженность, в том числе для погашения из полученных денежных средств долга перед ООО “СМП-13” по данному исполнительному производству.

Иных обстоятельств, указывающих на незаконность действий судебного пристава-исполнителя по принудительному исполнению, содержащихся в исполнительном листе серии ФС N 031493824 требований, а также постановления от 21.06.2022 об окончании исполнительного производства N 172400/21/66001-ИП ввиду фактического исполнения требований исполнительного документа, судами не установлено.

Таким образом, суды неправильно применили в данном деле положения пункта 3 статьи 9.1 Закона о банкротстве, пункта 9 части 1 статьи 40, части 6 статьи 45 Закона об исполнительном производстве.

Комментарий специалиста

В рассматриваемом определении необходимо выделить два взаимосвязанных аспекта.

Во-первых, разъяснение норм Закона о банкротстве касательно ограничений на применение моратория в части должников, в отношении которых возбуждено производство по делу о банкротстве.

Само по себе введение Постановлением Правительства РФ моратория на принудительное удовлетворение требований кредиторов, даже если такой мораторий не ограничен определенным кругом должников, не означает применение его ко всем без исключения должникам. Круг лиц, на которых не распространяется мораторий, установлен в пункте 2 статьи 9.1 Закона о банкротстве и конкретизирован в частности в разъяснениях пункта 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.12.2020 N 44 “О некоторых вопросах применения положений статьи 9.1 Федерального закона от 26 октября 2002 года N 127-ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)” – к таким лицам не относятся лица, в отношении которых возбуждено производство по делу о банкротстве на дату введения моратория.

Таким образом, если на дату введения и в течение всего периода действия моратория в отношении лица имеются принятые к производству и не рассмотренные по существу заявления о признании банкротом, на такое лицо не распространяется действие моратория и возможно продолжение принудительного взыскания задолженности.

Во-вторых, в рассматриваемом определении разъясняется, что под возбуждением дела о банкротстве и датой возбуждения такого дела понимается вынесение арбитражным судом определения о принятии к производству первого заявления о признании должника банкротом независимо от того, кем оно подано (кредитором, самим должником, участниками должника или собственником имущества должника) и независимо от того, было ли такое заявление признано впоследствии обоснованным. Также к возбуждению производства по делу о банкротстве приравнивается принятие к производству второго и последующих заявлений о признании должника банкротом и рассматриваемые как заявления о вступлении в дело о банкротстве.

управляющий партнер юридической компании ЮКО Юлия Иванова

Дата возбуждения производства по делу о банкротстве, помимо рассмотренного спора о применении моратория, имеет значение в целом ряде ситуаций в деле о банкротстве, в частности для определения периодов подозрительности (статьи 61.2, 61.3 Закона о банкротстве), определения размера субсидиарной ответственности за неподачу (несвоевременную подачу) заявления о признании должника банкротом (пункт 2 статьи 61.12 Закона о банкротстве).

управляющий партнер юридической компании ЮКО Юлия Иванова.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *