26 июня 2023 года Судебной коллегией по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации вынесено Определение № 305-ЭС22-28561 о защите права компании на доходы, получаемые в результате использования объектов электрической сети.

Суть дела

ООО «Газпром энерго» (далее – общество) обратилось в арбитражный суд с иском к ПАО «Федеральная сетевая компания Единой энергетической системы» (в настоящее время ПАО «Федеральная сетевая компания – Россети»; далее – компания) о взыскании 73 353 213 руб. 36 коп. задолженности за оказанные услуги по передаче электрической энергии, 4 580 172 руб. 38 коп. процентов за пользование чужими денежными средствами, а также процентов по день фактической оплаты задолженности.

Суды установили что 17.11.2011 между сторонами заключен договор № ДПИ-2, по условиям которого компания обязалась заключать с третьими лицами от своего имени договоры оказания услуг по передаче электрической энергии с использованием объектов единой национальной (общероссийской) электрической сети (далее – ЕНЭС), принадлежащих обществу, и обеспечить возврат доходов, получаемых в результате использования этих объектов.

Общество, ссылаясь на то, что с 01.01.2019 компания не исполняет свои обязательства, обратилось в арбитражный суд с настоящим иском.

Позиция судов

Арбитражный суд города Москвы отказал в удовлетворении исковых требований.

Девятый арбитражный апелляционный суд оставил решение без изменения.

Суды руководствовались статьями 309, 310, 424 ГК РФ, положениями ФЗ от 26.03.2003 № 35-ФЗ «Об электроэнергетике», Правилами недискриминационного доступа к услугам по передаче электрической энергии и оказания этих услуг, утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 27.12.2004 № 861, Правилами государственного регулирования (пересмотра, применения) цен (тарифов) в электроэнергетике, утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 29.12.2011 № 1178, и исходили из того, что после заключения 29.12.2018 компанией и ПАО «МРСК Волги» (в настоящее время ПАО «Россети Волга») договора купли-продажи в отношении участка линии электропередачи, имеющего непосредственное присоединение к сетям истца, у ответчика отсутствуют основания для возврата доходов истцу ввиду отсутствия потребителей услуг по передаче электрической энергии.

Судами отмечено, что ответчик не обладает статусом сетевой организации в отношении спорной линии электропередач, не может оказывать услуги по передаче электроэнергии и требовать за это оплату, поскольку не имеет утвержденного в отношении данной линии тарифа на услуги по передаче электроэнергии.

Суды сослались на то, что правоотношения истца и ответчика по тому же договору и по тем же фактическим обстоятельствам, но за иной период, являлись предметом рассмотрения арбитражного суда по иному делу, по которому вступившим в законную силу решением отказано в удовлетворении иска (дело № А40-206115/2019).

Позиция Верховного Суда

По данному делу ВС РФ выявил существенные нарушения норм материального права, которые повлияли на исход дела и не учли следующие обстоятельства.

Истец является законным владельцем объектов электросетевого хозяйства, входящих в ЕНЭС. В соответствии с пунктом 2 статьи 7 Закона № 35-ФЗ такой владелец ограничен в осуществлении, в частности, права заключения договоров оказания услуг по передаче электрической энергии с использованием объектов электросетевого хозяйства, входящих в ЕНЭС, и определения условий этих договоров. Эти права осуществляются организацией по управлению ЕНЭС (пункт 1 статьи 8 Закона № 35-ФЗ). В данном случае такой организацией является ответчик.

В силу абзаца 2 пункта 1 статьи 8 Закона № 35-ФЗ на него возложена обязанность по заключению договоров, определяющих порядок использования указанных объектов, с другими собственниками или иными законными владельцами объектов электросетевого хозяйства, входящих в ЕНЭС.

Заключение указанных договоров призвано обеспечить возврат собственникам или иным законным владельцам объектов электросетевого хозяйства, входящих в ЕНЭС, доходов, получаемых в результате осуществления их прав (определяемых как доход, который эти собственники или иные законные владельцы получили бы в случае самостоятельного осуществления своих прав путем оказания на возмездной договорной основе услуг по передаче электрической энергии) и уменьшенных на сумму текущих расходов на эксплуатацию указанных объектов (в случае, если их эксплуатация осуществляется организацией по управлению единой национальной (общероссийской) электрической сетью) (абзац 3 пункта 1 статьи 8 Закона № 35-ФЗ).

Правоотношения сторон по настоящему спору не являются правоотношениями между сетевыми организациями и регулируются специальными положениями главы 3 Закона № 35-ФЗ и нормативными актами, принятыми во исполнение этих положений, в частности, Перечнем существенных условий договоров о порядке использования организацией по управлению Единой национальной (общероссийской) электрической сетью объектов электросетевого хозяйства, принадлежащих другим собственникам или иным законным владельцам и входящих в Единую национальную (общероссийскую) электрическую сеть, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 15.06.2009 № 492.

В соответствии с названными Законом № 35-ФЗ и Перечнем между сторонами заключен договор № ДПИ-2, а заключение договоров оказания услуг по передаче электрической энергии по ЕНЭС согласно абзацу 3 пункта 1 статьи 9 Закона № 35-ФЗ отнесено к обязанности организации по управлению этой сетью – компании.

Обществу в целях реализации приведенных норм установлен тариф на услуги по передаче электрической энергии (приказ ФАС России от 28.12.2018 № 1915/18), используемый в расчетах с компанией при исполнении договора № ДПИ-2.

В спорный период конечным потребителям, присоединенным к сетям территориальной сетевой организации ПАО «Россети Волга» (далее – ТСО), поставлена электроэнергия с использованием объектов ЕНЭС, принадлежащих истцу.

Более того, общество исправно исполняло обязанности, предусмотренные пунктом 3 статьи 7 Закона № 35-ФЗ, и понесло соответствующие расходы, включая оплату гарантирующему поставщику АО «ЭнергосбыТ Плюс» потерь электрической энергии в своих сетях.

Выводы судов о том, что в результате приобретения компанией у ПАО «Россети Волга» примыкающей к сетям истца линии протяженностью 11,7 км, которая также относится к объектам ЕНЭС, не стало непосредственного присоединения потребителей (на опоре № 52) и поэтому ответчику не с кем заключать за истца договоры на услуги по передаче электрической энергии, основаны на неправильном применении норм Закона № 35-ФЗ и Правил № 861.

Материалами дела подтверждено и сторонами не оспаривается, что в рассматриваемом случае к объектам ЕНЭС, принадлежащим истцу, непосредственно присоединены электрические сети ответчика, включая подстанцию Каргалинская, владельцем которой компания являлась до приобретения участка сетей ТСО; к сетям ответчика имеют непосредственное присоединение сети ПАО «Россети Волги», к которым, в свою очередь, присоединены потребители Оренбургской области. Потребители и до, и после купли-продажи участка сетей оплачивают услуги по передаче электрической энергии ТСО, которая, в свою очередь, производит расчеты с компанией. Представители ответчика в ходе судебного заседания не отрицали факт получения платы по передаче электрической энергии от потребителей, вместе с тем дали противоречивые пояснения относительно заключения компанией договора оказания услуг по передаче электрической энергии с ТСО. Таким образом, для истца как владельца объектов электросетевого хозяйства, входящих в ЕНЭС, изменение собственника участка сетей не повлекло каких-либо изменений в правоотношениях с компанией; потребители как были, так и остались присоединенными к объектам истца через сети ЕНЭС, в том числе принадлежащим компании. Следовательно, в силу положений статей 309 и 310 ГК РФ основания для освобождения ответчика от исполнения обязательств по договору № ДПИ-2 отсутствовали.

Истец в силу закона не вправе прекратить переток электрической энергии по находящимся в его владении объектам (сетям), в то время как эти объекты продолжают использоваться компанией для целей, установленных Законом № 35-ФЗ. При этом вынесенные по настоящему делу судебные акты, основанные на ошибочном применении норм действующего законодательства, привели к запрету на получение истцом не только дохода от деятельности по передаче электрической энергии через объекты электросетевого хозяйства ЕНЭС, но и на возмещение истцом расходов, которые он понес при осуществлении указанной деятельности.

Уклонение ответчика от информирования регулятора о величине потребляемой с использованием сетей истца мощности привело к невозможности установления ФАС России тарифа для общества с 2020 года и не соответствует критериям добросовестного поведения.

Выводы судов об отсутствии у ответчика статуса сетевой организации в отношении спорной линии ВЛ-220 кВ Кумертаусская ТЭЦ-Гелий 3-ВЛ-220 кВ ПС Каргалинская, не может являться основанием к отказу в удовлетворении исковых требований, поскольку бездействие самого ответчика не должно влечь для истца негативные последствия.

Более того, состав установленного для компании тарифа на услуги по передаче электрической энергии по сетям ЕНЭС не влияет на ее обязательства по исполнению договора о порядке использования объектов электросетевого хозяйства с владельцем объектов электросетевого хозяйства, входящих в ЕНЭС. Разногласия по таким договорам разрешаются в процедуре, предусмотренной постановлением Правительства Российской Федерации от 15.06.2009 № 492 «О существенных условиях и порядке разрешения разногласий о праве заключения договоров в отношении объектов электросетевого хозяйства, входящих в Единую национальную (общероссийскую) электрическую сеть». До настоящего времени условия договора № ДПИ-2 не изменены, договор является действующим.

Ссылка судов на судебные акты по делу № А40-206115/2019 как на основание для применения норм о преюдиции несостоятельна. В рамках указанного дела рассмотрены правоотношения сторон за иной период, юридически значимые обстоятельства наличия или отсутствия потребителей, опосредованно присоединенных к сетям истца, при рассмотрении указанного дела не исследовались и не устанавливались. Более того, правовые выводы судов не признаются преюдициальными.

Мнение эксперта

Из данного Постановления следует то, что суды упустили юридически значимые обстоятельства по делу о наличии или отсутствии потребителей, опосредованно присоединенных к сетям истца. Данные обстоятельства никак не исследовались и не устанавливались.

Бердникова Анна Александровна, кандидат юридических наук, преподаватель Кафедры правового регулирования экономической деятельности Юридического факультета Финансового Университета при Правительстве РФ

Также суды неверно классифицировали правоотношения сторон, так как правоотношения сторон по настоящему спору не являются правоотношениями между сетевыми организациями и регулируются специальными положениями главы 3 Закона № 35-ФЗ и нормативными актами, принятыми во исполнение этих положений.


Бердникова Анна Александровна, кандидат юридических наук, преподаватель Кафедры правового регулирования экономической деятельности Юридического факультета Финансового Университета при Правительстве РФ.

Суды неправильно применили нормы Закона № 35-ФЗ и Правил № 861, а также неверно сделали вывод о том, что не было непосредственного присоединения потребителей в связи с чем ответчику не с кем было заключать за истца договоры на услуги по передаче электрической энергии.

Ввиду неправильного толкования норм материального права истец повлек негативные последствия, которые выразились в существенной потере дохода от деятельности по передаче электрической энергии через объекты электросетевого хозяйства ЕНЭС, и запрете на возмещение истцом расходов, которые он понес при осуществлении указанной деятельности.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *