23 мая 2023 г. Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации вынесено Определение № 23RS0036-01-2017-007423-98 по делу № 8-КГ23-47-К4, в рамках которого Суд защитил интересы одного из участников дорожно-транспортного происшествия, указав, что не имеет преимущественного права движения автомобиль, въехавший на перекресток на желтый сигнал светофора.

Суть дела

Поводом к рассмотрению дела явились кассационная жалоба Бурикова Е.А. на решения судов апелляционной и кассационной инстанций относительно определения степени виновности участников дорожно-транспортного происшествия.

Причиной разбирательства, дошедшего в итоге до ВС РФ, стало дорожно-транспортное происшествие. Так, Буриков Е.А., управляя автомобилем при повороте налево не уступил дорогу автомобилю под управлением А., двигавшемуся во встречном направлении прямо на желтый сигнал светофора со скоростью 103 км/ч. При этом, согласно п. 6.2 Правил дорожного движения (далее – Правила) желтый сигнал светофора запрещает движение. Исключение согласно п. 6.14 Правил составляет, в частности, случай, когда водитель при включении желтого сигнала не может остановиться, не прибегая при этом к экстренному торможению.

В итоге суд апелляционной инстанции установил степень вины Бурикова Е.А. в исследуемом дорожно-транспортном происшествии в размере 70%, с учетом которой взыскал с него в пользу другой стороны дорожно-транспортного происшествия материальный ущерб.

Позиция Верховного Суда

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации отменила постановления апелляционного и кассационного суда, указав следующее: водитель А. выехал на перекресток на желтый сигнал светофора. При этом скорость движения его автомобиля составляла 103 км/час при максимально установленном ограничении скоростного режима на данном участке дороги в 60 км/час. Однако, в апелляционном определении отсутствуют какие-либо выводы суда о том, что А. при включении желтого сигнала не мог остановиться, не прибегая к экстренному торможению, в частности, если бы двигался без превышения допустимой скорости движения.

Также согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 14 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 июня 2019 года № 20 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях, предусмотренных главой 12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» при квалификации действий водителя по части 2 статьи 12.13 или части 3 статьи 12.14 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях необходимо учитывать, что преимущественным признается право на первоочередное движение транспортного средства в намеченном направлении по отношению к другим участникам дорожного движения, которые не должны начинать, возобновлять или продолжать движение, осуществлять какой-либо маневр, если это может вынудить участников движения, имеющих по отношению к ним преимущество, изменить направление движения или скорость (пункт 1.2 Правил). Однако, водитель транспортного средства, въехавшего на перекресток на запрещающий сигнал светофора, не имеет преимущественного права движения, и у других водителей (например, осуществляющих поворот) отсутствует обязанность уступить ему дорогу.

С учетом приведенных выше норм права и разъяснений Пленума ВС РФ, вывод суда апелляционной инстанции о том, что водитель А. имел преимущественное право движения и водитель Буриков Е.А. в силу пункта 13.4 Правил должен был уступить ему дорогу, не соответствуют требованиям действующего законодательства.

Кроме того, согласно выводам судебной автотехнической экспертизы, водитель автомобиля А. располагал технической возможностью предотвратить столкновение транспортных средств путем применения торможения с момента возникновения опасности для движения при условии соблюдения им допустимой скорости движения транспортного средства на данном участке дороги. То есть А. имел объективную возможность предотвратить дорожно-транспортное происшествие, своевременно и полностью выполнив требования Правил, однако этого не сделал, что не учтено судом апелляционной инстанции.

В этой связи, по мнению ВС РФ, допущенные судами апелляционной и кассационной инстанций нарушения, являются существенными, поскольку привели к неправильному разрешению спора, и они не могут быть устранены без отмены судебных постановлений и нового рассмотрения дела.

Мнение эксперта

ВС РФ при рассмотрении данного дела справедливо сделал вывод о том, что сам по себе желтый сигнал светофора запрещает движение. Исключение здесь составляет ситуация, когда, в частности, водитель при включении желтого сигнала не может остановиться, не прибегая при этом к экстренному торможению.

Белоусов Андрей Леонидович, доцент кафедры правового регулирования экономической деятельности Финансового университета при Правительстве РФ

Однако, в рамках рассматриваемого спора о виновности сторон в дорожно-транспортном происшествии судами апелляционной и кассационной инстанций не было в полной мере учтено, что, во-первых, водитель транспортного средства, въехавшего на перекресток на запрещающий сигнал светофора, не имеет преимущественного права движения, и у других водителей (например, осуществляющих поворот) отсутствует обязанность уступить ему дорогу.


Белоусов Андрей Леонидович, доцент кафедры правового регулирования экономической деятельности Финансового университета при Правительстве РФ.

Во-вторых, скорость движения автомобиля под управлением водителя А. составляла 103 км/час при максимально установленном ограничении скоростного режима на данном участке дороги в 60 км/час. В апелляционном определении отсутствуют какие-либо выводы суда о том, что А. при включении желтого сигнала не мог остановиться, не прибегая к экстренному торможению, в частности, если бы двигался без превышения допустимой скорости движения.

Таким образом, водитель А. изначально значительно превысил максимально допустимую для данного участка дороги скорость движения. В этой связи, учитывая данное нарушение, невозможно апеллировать к п. 6.14 Правил, дающих водителю право продолжить движение при включении желтого сигнала светофора, не прибегая при этом к экстренному торможению.

В обществе, к сожалению, сложился стереотип о том, что желтый сигнал светофора не является запрещающим. Также водители до сих пор не учитывают то обстоятельство, что при нарушении им самими правил дорожного движения, они в большинстве случаев теряют преимущественное право движения.

Поэтому данное определение ВС РФ имеет важное практическое значение как для повышения уровня правовой культуры лиц, управляющих транспортными средствами, так и для формирования последующей судебной практики в рамках разрешения споров относительно определения виновности участников дорожно-транспортных происшествий.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *