10 июля 2023 г. Судебной коллегией по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации вынесено Определение № 304-ЭС23-384 по делу № А45-29637/2021, отменяющее состоявшиеся по делу судебные акты апелляционной и кассационной инстанций, принятые с существенным нарушением норм материального права, выразившимся в неправомерной корректировке таможенной стоимости и доначислении таможенных платежей. Решение суда первой инстанции оставлено в силе.

Суть дела

Обществом с ограниченной ответственностью «КЛС-Трейд» (ОГРН 1167746780761), г. Химки, Московская обл. («Общество») в рамках исполнения заключенных с гонконгской компаний  (LESCOM ALLIANCE LIMITED) внешнеэкономических контрактов № 25/02/2019-П от 25.02.2019 г., № 29/04/2019-П от 29.04.2019 г., № 06/12/2019 от 06.12.2019 г. ввезены товары (ручная дрель-шуруповерт с литий-ионным аккумулятором…) различных артикулов («Товары»)).

В декларациях на товары № 10609050/140319/0010731, № 10609050/250619/0029875, № 10609050/190320/0008682, № 10702070/180620/01295225, № 10609050/140519/0021634, № 10609050/300519/0025089, № 10702070/290720/0172349 («ДТ») в графе 33 Обществом заявлен классификационный код 8467 21 100 0 ТН ВЭД ЕАЭС, по которому ставка ввозной таможенной пошлины составляет 8.5%. Товары выпущены в обращение в соответствии с таможенной процедурой “выпуск для внутреннего потребления”.

По результатам проведения камеральной таможенной проверки установлено, что товар “дрель-шуруповерт”, продекларированный по ДТ № 10609050/140319/0010731 (товары №№ 4-14), № 10609050/140519/0021634 (товары №№ 1-8), № 10609050/300519/0025089 (товары №№ 1-11), № 10609050/250619/0029875 (товары №№ 1-8), № 10609050/190320/0008682 (товары №№ 1, 2), № 10702070/180620/0129525 (товар № 12), № 10702070/290720/0172349 (товар № 3), подлежит классификации в товарной подсубпозиции 8467 29 200 0 ТН ВЭД ЕАЭС на основе ОПИ 1, 3 (в) и 6 ТН ВЭД ЕАЭС. В таком случае ставка ввозной таможенной пошлины составляет 10%.

Новосибирской таможней (ОГРН 1025400531584), г. Новосибирск («Таможенный орган») приняты решения о классификации товара № РКТ-10609000-21/000043Д, № РКТ-10609000-21/000044, № РКТ-10609000-21/000045Д от 29.07.2021 г. Не согласившись с данными актами Таможенного органа, Общество обратилось в арбитражный суд с просьбой признать их незаконными. Решением Арбитражного суда Арбитражного суда Новосибирской области от 18.04.2022 такие решения были признаны незаконными, на Таможенный орган возложена обязанность устранить допущенные нарушения прав и законных интересов Общества.

Однако данное решение отменено постановлением Седьмого арбитражного апелляционного суда от 08.07.2022 г. Постановлением от 07.11.2022 г. Арбитражный суд Западно-Сибирского округа оставил постановление суда апелляционной инстанции без изменения. Считая данные судебные акты незаконными и необоснованными, Общество обратилось в Верховный Суд Российской Федерации с кассационной жалобой, которая вместе с делом передана для рассмотрения в Судебную коллегию по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации («ВС РФ») определением судьи ВС РФ Павловой Н.В. от 05.05.2023 г.

Позиция Верховного Суда

В порядке кассационного производства Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ удовлетворила кассационную жалобу Заявителя и отменила обжалуемые судебные акты апелляционной и кассационной инстанций, принятые без исследования всех существенных обстоятельств, оставив в силе решение арбитражного суда первой инстанции. Как следует из материалов дела:

  1. Спор между Обществом и Таможенным органом возник относительно классификации Товара.
  2. В соответствии с положениями ст. 19, 20 Таможенного кодекса ЕАЭС декларант и иные лица при таможенном декларировании в целях налогообложения осуществляют классификацию товаров в соответствии с ТН ВЭД ЕАЭС. Правильность такой классификации проверяется таможенными органами.
  3. При вынесении классификационного решения суд проверяет его обоснованность исходя из оценки представленных сторонами доказательств, подтверждающих сведения о признаках (свойствах, характеристиках) декларируемого товара, имеющих значение для его правильной классификации согласно ТН ВЭД ЕАЭС (см. п. 21 постановления от 26.11.2019 N 49 “О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике в связи со вступлением в силу Таможенного кодекса Евразийского экономического союза”). 
  4. Неправильная классификация таможенным органом товара является основанием для признания такого решения незаконным.
  5. Объективным критерием классификации выступает предполагаемое использование товара, если юридическая значимость данного классификационного признака обусловлена описанием соответствующей товарной позиции (субпозиции) (см. определения Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 28.12.2021 г. № 309-ЭС21-18263, от 19.03.2020 г. № 310-ЭС19-24856, от 27.12.2017 г. № 305-КГ17-13486, от 09.10.2017 г. № 303-КГ17-8236 и др.).
  6. В рассматриваем случае в товарную субпозицию 8467 21 ТН ВЭД ЕАЭС включены товары, предназначенные для работы в качестве дрелей всех и любых типов, как это следует из текста субпозиции, вне зависимости от наличия дополнительных функций.
  7. При этом субпозиция 8467 21 (“дрели всех типов”) более точно описывает классифицируемый товар, чем субпозиция 8467 29 (“прочие”), в связи с чем на основании ОПИ 1 и ОПИ 6 товар подлежит классификации в рамках первой из указанных субпозиций.
  8. Принимая во внимание то, что рассматриваемый товар имеет возможность работы от аккумулятора без подключения к внешнему источнику питания, такому товару соответствует подсубпозиция 8467 21 100 0 “способные работать без внешнего источника питания”, правильной является таможенная классификация, предложенная декларантом, а не таможенным органом.

Мнение эксперта

  1. Как это следует из положений ТК ЕАЭС, таможенные органы обеспечивают проверку правильности классификации и выявление нарушений, вызванных заявлением недостоверных сведений о классификационном коде товаров в соответствии с ТН ВЭД ЕАЭС (см. ЕТН ВЭД ЕАЭС, утверждена Решением Совета ЕЭК от 14.09.2021 г. № 80).
  2. Для правильной классификации таких товаров определяющее значение имеет предполагаемое использование ввозимой продукции. Целевое назначение такой продукции должно подтверждаться документацией, сопровождающей ввоз такой продукции на территорию ЕАЭС.
  3. Принимая во внимание тот факт, что правильная классификация возможна при определении точных признаков товаров, процесс отнесения товара к конкретному коду ТН ВЭД ЕАЭС строится на оценке всех идентификационных признаков, характеристик и свойств товара, которые подлежат наиболее полному и достоверному описанию в ДТ.
  4. Основными классификационными признаками товаров товарной позиции 8467 ТН ВЭД ЕАЭС являются: вид инструмента; вид двигателя; возможность работать без внешнего источника питания; назначение и вид выполняемой работы. В рассматриваемую товарную позицию не включаются инструменты, которые в силу массы, размера и прочих характеристик не могут удерживаться рукой при использовании.
  5. 16.11.2022 г. вступило в силу Решение Коллегии Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) от 11.10.2022 № 141 “О классификации аккумуляторной дрели-шуруповерта в соответствии с единой Товарной номенклатурой внешнеэкономической деятельности Евразийского экономического союза”. В соответствии с положениями данного акта дрель, которая может не только сверлить отверстия, но и вкручивать шурупы, тем не менее, остается дрелью и классифицируется в подсубпозиции 8467 21 100 0 ТН ВЭД ЕАЭС.
Кауракова Мария Викторовна к.ю.н., Доцент Кафедры правового регулирования экономической деятельности Финансового университета при Правительстве РФ, Член Российской Ассоциации международного права Эксперт Российского газового общества

Данное определение ВС РФ призвано не только устранить существенные нарушения норм материального права по данному делу в целях восстановления и защиты нарушенных прав и законных интересов Общества, но и сформировать единообразную правоприменительную практику по данной категории дел. 

Кауракова Мария Викторовна ,к.ю.н., доцент Кафедры правового регулирования экономической деятельности Финансового университета при Правительстве РФ, член Российской Ассоциации международного права, эксперт Российского газового общества.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *