Верховный Суд в Определении от 3 августа 2023 г. № 309-ЭС21-22524(2) по делу № А60-9000/2020 разрешил спор между банком и конкурсным управляющим кооператива о реализации предмета залога.

Суть дела

В рамках дела о несостоятельности (банкротстве) жилищно-строительного кооператива «Уралэнергостройкомплекс» (далее – кооператив), публичное акционерное общество «Социальный коммерческий банк Приморья «Примсоцбанк» (далее – банк) обратилось в суд с заявлением о разрешении разногласий, возникших между банком и конкурсным управляющим кооперативом, по вопросу о сумме, которую вправе получить банк за счет выручки от реализации предмета залога.

Банк на основании кредитного договора от 29.02.2016 предоставил денежные средства обществу с ограниченной ответственностью «Стройуниверсал» (заемщику; далее – общество). В обеспечение надлежащего исполнения обязательств, принятых обществом, кооператив передал в залог банку земельные участки.  В деле о банкротстве общества требование банка в сумме 81 290 800 рублей 4 копейки, основанное на кредитном договоре от 29.02.2016, включено в реестр требований кредиторов с удовлетворением в третью очередь. Затем определением Арбитражного суда Свердловской области от 25.05.2021 по настоящему делу требование банка в сумме 4 450 000 рублей включено в реестр требований кредиторов кооператива с удовлетворением в четвертую очередь как обеспеченное залогом земельных участков. В процедуре банкротства кооператива 17.06.2022 заложенное имущество реализовано на торгах за 22 750 000 рублей. Конкурсный управляющий кооперативом в погашение требования банка перечислил ему 4 450 000 рублей (сумму, отраженную в реестре требований кредиторов кооператива). При этом в реестр требований кредиторов кооператива с удовлетворением в первую подочередь третьей очереди были включены и требования граждан – участников строительства (определения суда первой инстанции от 17.09.2021, от 04.12.2021 и от 24.03.2022). Эти требования впоследствии перешли к некоммерческой организации «Фонд защиты прав граждан – участников долевого строительства Свердловской области» (далее – региональный фонд) вследствие реализации им программы по защите прав данных граждан, вложивших денежные средства в строительство многоквартирных жилых домов на территории Екатеринбургского городского округа Свердловской области. Данные требования регионального фонда были включены в реестр требований кредиторов с удовлетворением в той же очередности, что требования его правопредшественников – граждан.

Определением Арбитражного суда Свердловской области от 31.08.2022 суд признал, что требования банка – залогодержателя правомерно погашены конкурсным управляющим в пределах суммы, отраженной в реестре требований кредиторов, и отказал в удовлетворении заявления банка об обязании управляющего направить на погашение его требования от 80 до 95 процентов выручки от реализации предмета залога. Разрешая разногласия, суд первой инстанции исходил из того, что за счет стоимости заложенного имущества требование банка может быть погашено только в пределах суммы, указанной в реестре требований кредиторов кооператива, т.е. в пределах 4 450 000 рублей.

Постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 11.11.2022 определение суда первой инстанции отменено, на конкурсного управляющего возложена обязанность направить на удовлетворение требования банка от 80 до 95 процентов выручки от реализации заложенного имущества. Отменяя определение суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции сослался на статью 138 Закона о банкротстве и исходил из того, что оценочная стоимость заложенного имущества, зафиксированная в реестре, носит, по своей сути, учетный характер. Окончательная стоимость заложенного имущества для целей проведения расчетов формируется в момент реализации, при этом объем реально погашаемого требования банка как залогового кредитора зависит от фактически полученной выручки.

Арбитражный суд Уральского округа постановлением от 25.01.2023 постановление суда апелляционной инстанции оставил без изменения. Данной судебной инстанцией  были отклонены доводы регионального фонда о необходимости применения к спорным отношениям специальных правил статьи 201.14 Закона о банкротстве, мотивируя это тем, что  какие-либо не завершенные строительством объекты на реализуемых земельных участках  отсутствуют. В связи с чем при распределении выручки подлежали применению общие положения статьи 138 Закона о банкротстве, а не нормы параграфа 7 главы IX названного Закона. Кроме того, суд округа счел, что в судах первой и апелляционной инстанций заинтересованными лицами не ставился вопрос о соотношении между собой требований граждан – участников строительства (их правопреемника) и требования банка.

В кассационной жалобе, поданной региональным фондом в Верховный Суд Российской Федерации, просил постановления судов апелляционной инстанции и округа отменить. Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 06.07.2023 кассационная жалоба была передана на рассмотрение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

Позиция Верховного Суда

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации установила, что судами апелляционной инстанции и округа не был учтен целый ряд обстоятельств дела.

Согласно пункту 3 статьи 201.9 Закона о банкротстве требования кредиторов по обязательствам, обеспеченным залогом имущества должника – застройщика, в случае, если предметом залога являются объект строительства, принадлежащий застройщику на праве собственности, и (или) земельный участок, принадлежащий застройщику на праве собственности или ином праве (в том числе аренды, субаренды), удовлетворяются за счет стоимости такого предмета залога в порядке, установленном статьей 201.14 указанного Закона. Положения, закрепленные в статье 201.14 Закона о банкротстве, являются специальными как по отношению к правилам о распределении выручки от реализации предмета залога при банкротстве обычных организаций, содержащимся в статье 138 указанного Закона, так и по отношению к правилам об очередности удовлетворения требований кредиторов несостоятельного застройщика, установленным пунктом 1 статьи 201.9 Закона о банкротстве. В рассматриваемом случае застройщик, привлекая денежные средства на строительство, не размещал их на счетах эскроу. В такой ситуации в соответствии с подпунктом 1 пункта 1 статьи 201.14 Закона о банкротстве 60 процентов выручки гарантированно направляется на расчеты с кредиторами, требования которых обеспечены залогом. В этой части выручка между банком и залогодержателями, заключившими договоры участия в долевом строительстве, распределяется пропорционально размеру их требований (часть 2 статьи 15 Закона об участии в долевом строительстве).

В силу подпункта 2 пункта 1 статьи 201.14 Закона о банкротстве 25 процентов выручки от реализации предмета залога в обязательном порядке направляется на погашение денежных требований граждан, вложивших денежные средства в строительство жилого помещения, машино-места, нежилого помещения, площадь которого не превышает 7 квадратных метров, вне зависимости от того, являются ли эти граждане залогодержателями в отношении реализуемых объектов, а также на погашение требований фонда развития, указанных в норме. Оставшиеся 15 процентов выручки распределяются в соответствии с подпунктами 2 и 3 пункта 1, пунктом 2 статьи 201.14 Закона о банкротстве.

Отсутствие на земельных участках не завершенных строительством объектов вопреки выводам суда округа, не свидетельствует о том, что к спорным отношениям не подлежат применению положения статьи 201.14 Закона о банкротстве. Из материалов дела видно, что региональный фонд, реализуя комплекс мероприятий по защите прав граждан, по цепочке последовательных сделок приобрел у большинства из них требования к должнику в общем порядке, предусмотренном гражданским законодательством, что стало причиной замены данных граждан на региональный фонд в реестре требований кредиторов вступившими в законную силу судебными актами. Таким образом, региональный фонд, требования которого включены в первую подочередь третьей очереди удовлетворения, вправе претендовать, по меньшей мере, на участие в распределении 25 процентов выручки (при условии отсутствия у его правопредшественников (граждан) права залога), тогда как банк не относится к числу лиц, на погашение требований которых направляется данная часть выручки. Более того, давая объяснения в судебном заседании, конкурсный управляющий кооперативом пояснил, что в реестр требований кредиторов должника включены и требования нескольких граждан, вложивших денежные средства в строительство жилья, которые являются самостоятельными кредиторами, не вступившими в отношения с региональным фондом. Следовательно, обстоятельства, касающиеся сделок, на основании которых кооператив привлекал денежные средства граждан, а также возникновения обеспечения по этим сделкам, входили в предмет доказывания, имели существенное значение для правильного определения суммы, причитающейся банку, а потому подлежали исследованию и оценке.

Неверно определив предмет доказывания, суды данные обстоятельства не установили, присудив банку больше, чем ему причитается, безосновательно лишив иных кредиторов (в частности, граждан, региональный фонд как правопреемника некоторых из них) части выручки. Допущенные судами нарушения норм права являются существенными, без их устранения невозможны восстановление и защита прав и законных интересов регионального фонда, в связи с чем определение суда первой инстанции, постановления судов апелляционной инстанции и округа подлежат отмене на основании части 1 статьи 291.11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, обособленный спор – направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Мнение эксперта

Определение Судебной коллегии Верховного суда экономическим спорам от 3 августа 2023 г. № 309-ЭС21-22524(2) по делу № А60-9000/2020, в котором разрешался спор между залоговым кредитором и конкурсным управляющим о порядке реализации предмета залога, фактически  решало вопрос о конкуренции в применении общей и специальной нормы  Закона о банкротстве. Так ст. 138 указанного закона содержит положения, посвященные реализации предмета залога в деле о банкротстве, в том числе порядок использования выручки от его продажи вне зависимости от статуса должника. В свою очередь ст. 201.14  этого же закона, находящаяся в параграфе 7  Главы IX, именуемом «Банкротство застройщиков»,  устанавливает правила погашения требований граждан – участников строительства по денежным обязательствам и особенности расчетов с кредиторами в случае реализации предмета залога о банкротстве застройщика.

В этой связи Судебной коллегии Верховного суда экономическим спорам пришлось найти аргументы в пользу необходимости применения именно специальной нормы, используемой при банкротстве застройщика. При этом доводы банка – залогодержателя земельных участков о необходимости применения к определению правовых последствий реализации предмета залога именно на том основании, что на заложенных земельных участках не велось строительство не были приняты судом во внимание.

доцент Кафедры правового регулирования экономической деятельности Финансового Университета при Правительстве Российской Федерации, к.ю.н., доцент Матвеев Игорь Валентинович

Более того, в рассматриваемом определении Судебная коллегия Верховного суда экономическим спорам выработала прецедетную позицию о том, что отсутствие на земельных участках, являющихся предметом залога,  не завершенных строительством объектов, не свидетельствует о том, что к спорным отношениям не подлежат применению положения статьи 201.14 Закона о банкротстве о последствиях реализации предмета залога по правилам о банкротстве застройщика.

доцент Кафедры правового регулирования экономической деятельности Финансового Университета при Правительстве Российской Федерации, к.ю.н., доцент Матвеев Игорь Валентинович.

Помимо этого, Судебная коллегия Верховного суда экономическим спорам квалифицированно установила, что региональный фонд, реализуя комплекс мероприятий по защите прав граждан, по цепочке последовательных сделок приобрел у большинства из них требования к должнику в общем порядке, предусмотренном гражданским законодательством, что стало причиной замены данных граждан на региональный фонд в реестре требований кредиторов вступившими в законную силу судебными актами. Не соглашаясь с актами апелляционной и кассационной инстанций и, возвращая дело, на новое рассмотрение в первую инстанцию, Верховный Суд РФ поставил задачу определить круг лиц, имеющих право на получение выручки от реализации заложенного имущества по правилам статьи 201.14 Закона о банкротстве, проверить, у кого из них возникли права залогодержателя в силу закона или договора, и с учетом этого, исходя из суммы, фактически полученной при продаже предмета залога, рассчитать часть, приходящуюся на банк.

Таким образом, следует согласиться с законностью и обоснованностью Определения Судебной коллегии Верховного суда РФ по экономическим спорам от 3 августа 2023 г. № 309-ЭС21-22524(2) по делу № А60-9000/2020, в котором возможность применения к рассматриваемому спору общей нормы статьи 138 Закона о банкротстве было признано не соответствующим фактическим обстоятельствам дела, а отсутствие строительства на землях, являвшихся предметом залога, не стало препятствием для возможности использования специальной нормы, содержащейся в статье 201.14 Закона о банкротстве. Кроме того, правильное толкование Судебной коллегией Верховного суда РФ по экономическим спорам действующего законодательства о порядке и последствиях реализации заложенного имущества при банкротстве застройщика не позволило банку как залогодержателю неосновательно получить часть денежных средств, вырученных от продажи предмета залога.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *