Определение Конституционного Суда РФ от 12.03.2024 № 556-О разъясняет правила взыскания судебных расходов в том случае, если участвующий в деле орган публичной власти занимал активную процессуальную позицию, противоречащую интересам лица, в пользу которого вынесен итоговый судебный акт по делу.

Суть дела

Добринская Т.А. обратилась в суд общей юрисдикции в порядке особого производства с заявлением об установлении факта добросовестного, открытого и непрерывного владения ее наследодателем долей в квартире как своей собственной в течение 15 лет и факта принятия наследства наследодателем после смерти сына в течение 6 месяцев со дня открытия наследства. С учетом ходатайства администрации Кировского района города Санкт-Петербурга (далее – администрация), указанное заявление было оставлено судом без рассмотрения со ссылкой на наличие спора о праве.

Добринская Т.А. подала в суд общей юрисдикции иск к администрации, в котором просила установить указанные юридические факты, признать за ней доли в праве общей собственности на квартиру, признать недействительным свидетельство нотариуса о праве на наследство по закону.

Администрация предъявила встречный иск о признании доли в праве общей собственности выморочным имуществом и признании этой доли за Санкт-Петербургом.

Решением суда общей юрисдикции исковые требования заявительницы удовлетворены частично: за ней признаны спорные доли в праве общей собственности на квартиру, а встречный иск отклонен.

Определением этого же суда, оставленным без изменения судами вышестоящих инстанций, ей было отказано в удовлетворении заявления о взыскании судебных расходов по оплате государственной пошлины и услуг представителя с указанием на то, что ее исковые требования были обусловлены не нарушением прав со стороны администрации, а невозможностью вступления в права наследования в связи с необходимостью установления юридических фактов, от которых зависело определение наследственной массы; разрешение же материально-правового требования явилось следствием установления этих фактов.

Суды исходили из того, что представление администрацией возражений по существу исковых требований, подача ею встречного иска являются как реализацией предоставленных ей как ответчику процессуальных прав, так и исполнением возложенных на нее функций органа государственной власти, ответственного за выморочное имущество. Это, по мнению судов, не является тем оспариванием прав заявительницы, которое ведет к возложению на ответчика обязанности по возмещению судебных расходов.

Добринская Т.А. обратилась в Конституционный Суд РФ, в котором оспорила конституционность части первой статьи 98 “Распределение судебных расходов между сторонами” и части первой статьи 100 “Возмещение расходов на оплату услуг представителя” ГПК РФ.

По мнению Т.А. Добринской, оспариваемые законоположения не соответствуют статьям 2, 19 (часть 1), 35 (часть 1), 46 (часть 1), 53 и 123 (часть 3) Конституции РФ, поскольку они по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, допускают участие органа государственной власти в качестве стороны по делу в силу возложенных на него полномочий и позволяют ему предъявлять самостоятельные требования, не признавая это оспариванием или нарушением прав другой стороны, что, в свою очередь, препятствует суду возлагать на этот орган обязанности по возмещению судебных расходов в случае разрешения спора не в его пользу.

Позиция Конституционного Суда

Конституционный Суд РФ, рассмотрев указанную жалобу, определил отказать в принятии к рассмотрению, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации”, в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

При этом, Конституционный Суд РФ привел следующие доводы.

Из права на судебную защиту вытекает общий принцип, в силу которого правосудие нельзя было бы признать отвечающим требованиям равенства и справедливости, если расходы, понесенные в связи с судебным разбирательством, ложились бы на лицо, вынужденное прибегнуть к судебному механизму обеспечения принудительной реализации своих прав, свобод и законных интересов, осуществление которых из-за действий (бездействия) другого лица оказалось невозможно, ограничено или сопряжено с дополнительными обременениями. Во всяком случае обращение граждан к тем или иным способам судебной защиты не должно иметь своим следствием несение ими необоснованных и чрезмерных расходов (затрат), которые своей тяжестью могли бы обессмыслить достигнутые процессуальные результаты и тем самым обесценить возможность доступа к правосудию. Необходимым и существенным элементом обеспечения посредством судебной защиты восстановления нарушенных или оспоренных прав является порядок распределения между участвующими в судебном разбирательстве лицами судебных расходов, правовое регулирование которого в соответствии с требованиями равенства и справедливости должно быть ориентировано на максимальную защиту имущественных интересов заявляющего обоснованные требования лица, чьи права и свободы нарушены.

Критерием присуждения таких расходов является вывод суда о правомерности или неправомерности заявленного истцом требования. Этот вывод, в свою очередь, непосредственно связан с содержащимся в резолютивной части судебного решения выводом о том, подлежит ли иск удовлетворению, – только удовлетворение судом требования подтверждает правомерность принудительной его реализации через суд и влечет восстановление нарушенных прав, что и ведет к возмещению судебных расходов. В случае же частичного удовлетворения иска и истец, и ответчик в целях восстановления нарушенных прав и свобод вправе требовать присуждения понесенных ими в связи с необходимостью участия в судебном разбирательстве судебных расходов, но только в части, пропорциональной соответственно или объему удовлетворенных судом требований истца, или объему требований истца, в удовлетворении которых было отказано.

С учетом изложенного возмещение судебных расходов обусловливается не процессуальным статусом лица, в чью пользу принят судебный акт, разрешивший дело по существу, а вынужденным характером соответствующих материальных затрат, понесенных лицом, прямо заинтересованным в восстановлении нормального режима пользования своими правами и свободами, которые были оспорены или нарушены. При этом не исключается возможность дифференцированного, с учетом объективных особенностей конкретных судебных процедур и лежащих в их основе материальных правоотношений, подхода к применению принципа присуждения судебных расходов лицу, в пользу которого состоялось судебное решение.

С этим соотносятся разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации, который отметил в пункте 18 постановления от 21 января 2016 года № 1 “О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела”, что по смыслу статей 98, 100 ГПК РФ, статей 111, 112 КАС РФ, статьи 110 АПК РФ судебные издержки возмещаются при разрешении судами материально-правовых споров; поскольку рассмотрение дел, предусмотренных главами 28 – 30, 32 – 34, 36, 38 ГПК РФ, главой 27 АПК РФ, направлено на установление юридических фактов, определение правового статуса привлеченных к участию в деле лиц или правового режима объектов права, а не на разрешение материально-правового спора, издержки, понесенные в связи с рассмотрением указанных категорий дел, относятся на лиц, участвующих в деле, которые их понесли, и не подлежат распределению по правилам главы 7 ГПК РФ, главы 10 КАС РФ, главы 9 АПК РФ.

Кроме того, изложенному не противоречит и выработанный судебной практикой подход, позволяющий в целях сбалансированной реализации прав и интересов сторон дифференцированно, исходя из объективной специфики конкретной категории дел, учесть при распределении между сторонами судебных расходов, понесенных истцом, чьи требования были судом удовлетворены, факты нарушения или оспаривания прав истца ответчиком (пункт 19 названного постановления; определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 2022 года № 50-КГ22-9-К8).

При этом подлежат учету сформулированные в постановлениях Конституционного Суда Российской Федерации от 13 февраля 2018 года № 8-П и от 28 декабря 2022 года № 59-П правовые позиции о том, что конституционное требование действовать добросовестно и не злоупотреблять своими правами равным образом обращено ко всем участникам гражданских правоотношений. Конституционный Суд Российской Федерации также неоднократно указывал на взаимосвязь добросовестного поведения с надлежащей заботливостью и разумной осмотрительностью участников гражданского оборота, что справедливо и для участников судопроизводства, в том числе субъектов, наделенных публично-властными полномочиями.

Соответственно, активное процессуальное поведение участвующего в деле лица в ходе осуществления судопроизводства (предъявление встречного иска, подача ходатайств о назначении экспертизы, об отложении судебного разбирательства и т.п., обжалование решения суда в вышестоящие судебные инстанции и др.), способствовавшее несению другим лицом расходов на обеспечение надлежащей защиты своих прав, – хотя само по себе не может быть квалифицировано как злоупотребление процессуальными правами – должно получить всестороннюю и мотивированную оценку суда при разрешении вопросов о распределении судебных расходов в решении по существу дела, в дополнительном решении или определении.

В арбитражном судопроизводстве суд вправе отнести все судебные расходы по делу на лицо, злоупотребляющее своими процессуальными правами или не выполняющее своих процессуальных обязанностей, если это привело к срыву судебного заседания, затягиванию судебного процесса, воспрепятствованию рассмотрения дела и принятию законного и обоснованного судебного акта (часть 2 статьи 111 АПК РФ). Нормы ГПК РФ не содержат аналогичного регулирования, что, однако, само по себе не препятствует применению соответствующих процессуальных последствий в данных случаях и в гражданском судопроизводстве в силу части четвертой статьи 1 ГПК РФ. В связи с этим суд вправе отнести судебные издержки на лицо, злоупотребившее этими правами и не выполнившее своих процессуальных обязанностей, либо не признать понесенные им судебные издержки необходимыми, если это привело к срыву судебного заседания, затягиванию судебного процесса, воспрепятствованию рассмотрению дела и принятию итогового судебного акта. Из этого же исходит и Пленум Верховного Суда Российской Федерации в постановлении “О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела” (пункт 32).

Сказанное относится и к тем случаям, когда в качестве стороны по делу, рассматриваемому судом, выступает орган публичной власти, к полномочиям которого относится участие в спорных материальных правоотношениях, являющихся предметом судебного разбирательства.

Мнение эксперта

управляющий партнер юридической компании ЮКО Юлия Иванова

Несмотря на то, что заявительнице было отказано в передаче ее жалобы на рассмотрение по существу Конституционным Судом РФ, тем не менее в определении сделаны выводы, направленные на изменение ранее сложившейся негативной правоприменительной практики, выражавшейся в отказе во взыскании судебных расходов с субъектов публичной власти в случае, если решение вынесено в пользу гражданина или юридического лица.

управляющий партнер юридической компании ЮКО Юлия Иванова.

Рассматриваемое определение как раз разбирает два основных довода изложенного негативного подхода — участие органа публичной власти в судебном процессе обусловлено его компетенцией, возложенными на него публичными функциями, а не совершением каких-либо действий, нарушающих права и интересы гражданина или организации; в делах особого производства, по установлению юридических фактов, правового статуса или правового режима объекта, отсутствует материально-правовой спор, поэтому понесенные лицом судебные расходы не подлежат возмещению (пункты 18 и 19 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.01.2016 № 1 “О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела”).

Принципом распределения судебных расходов выступает возмещение судебных расходов лицу, которое их понесло, за счет лица, не в пользу которого принят итоговый судебный акт по делу (например, решение суда первой инстанции, судебный акт суда апелляционной, кассационной, надзорной инстанции, которым завершено производство по делу на соответствующей стадии процесса). Для обоснования необходимости взыскания судебных расходов выигравшая судебный спор сторона только должна доказать факт их несения и связь между понесенными издержками и делом, рассматриваемым в суде с его участием. При необходимости, сторона вправе представить также доказательства разумности и не чрезмерности таких расходов (пункты 1, 10 и 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.01.2016 № 1 “О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела”). Ограничением для взыскания судебных расходов может служить установленная судом чрезмерность и неразумность. Законом не предусмотрено каких-либо иных ограничений для взыскания судебных расходов в пользу выигравшей спор стороны. Побудительные причины обращения проигравшей стороны в суд (добросовестное заблуждение касательно фактов и правомерности своих требований, злоупотребление правом, выполнение возложенных функций и т.д.) не предусмотрены законом как критерии решения вопроса о взыскании судебных расходов и не имеют правового значения.

Конституционный Суд РФ, не отрицая возможность дифференциации правил возмещения судебных расходов вплоть до отказа в их возмещении, предлагает исходить не из категории спора или статуса участника спора, а из двух критериев:

  • вывод суда о правомерности или неправомерности заявленного истцом требования, выражающийся в удовлетворении или отказе в удовлетворении заявленных требований;
  •  соответствующие материальные затраты (суммы госпошлин, расходов на экспертизу, оплату услуг представителя и т.д.), которые понесены лицом, в пользу которого принят судебный акт, обусловлены процессуальным поведением субъекта публичной власти в ходе судебного процесса, его активной процессуальной позицией, противоречащей доводам и требованиям лица. При этом оспариванием прав лица необходимо рассматривать совершение субъектом публичной власти определенных действий, свидетельствующих о несогласии с предъявленным в суд требованием, например подача встречного искового заявления, то есть наличие самостоятельных претензий ответчика на объект спора.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *