Конституционный Суд в постановлении от 12.03.2024 г. № 10-П предписал урегулировать вопрос о возврате платы при прекращении рассмотрения обращения финомбудсменом.

Суть дела

Индивидуальному предпринимателю Ю.Д.Бронниковой уступлено право требования о возмещении вреда, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия, к страховой организации.

Будучи несогласной с размером выплаченного организацией страхового возмещения, Заявитель обратился к финансовому уполномоченному в рамках досудебного урегулирования спора и произвел оплату рассмотрения обращения в размере, установленном Советом Службы. Уполномоченный выяснил, что поврежденное транспортное средство использовалось в целях, связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, и вынес решение о прекращении его рассмотрения.

Вступившими в законную силу актами арбитражных судов Заявителю отказано в возврате платы за обращение к финансовому уполномоченному в качестве неосновательного обогащения. Суды пришли к выводу, на стороне финансового уполномоченного отсутствует неосновательное обогащение, поскольку обращение было принято уполномоченным к рассмотрению, процесс его рассмотрения с направлением необходимых уведомлений, запросов и документов, в том числе в страховую организацию, начат, но прекращен по причине выявления препятствующих тому обстоятельств.

Заявитель обратился в Конституционный суд РФ с заявлением, в котором оспаривает конституционность норм Федерального закона от 4 июня 2018 года № 123-ФЗ «Об уполномоченном по правам потребителей финансовых услуг» (в редакции, действовавшей до вступления в силу Федерального закона от 13 июня 2023 года № 226-Ф), согласно которым:

– служба обеспечения деятельности уполномоченного по правам потребителей финансовых услуг (далее также – финансовый уполномоченный, уполномоченный) оказывает ему содействие в подготовке к рассмотрению обращений потребителей финансовых услуг об удовлетворении требований имущественного характера, предъявляемых к финансовым организациям, оказавшим им финансовые услуги (далее – обращения), проверяет соответствие обращения требованиям данного Федерального закона и в случае несоответствия таковым сообщает об этом потребителю финансовых услуг, направившему обращение, и дает необходимые разъяснения; несоответствие обращения требованиям данного Федерального закона не является основанием для возврата обращения потребителю финансовых услуг (части 4 и 5 статьи 9);

– принятие и рассмотрение обращений финансовым уполномоченным осуществляются бесплатно, за исключением обращений, поданных лицами, которым уступлено право требования потребителя финансовых услуг к финансовой организации; в последнем случае рассмотрение обращения финансовым уполномоченным осуществляется за плату в размере, установленном Советом Службы финансового уполномоченного (далее также – Совет Службы) (часть 6 статьи 16);

– обращения принимаются и обрабатываются службой обеспечения деятельности финансового уполномоченного с учетом указанного ниже срока; если обращение не соответствует требованиям данного Федерального закона или направлено с нарушением порядка направления обращений, им установленного, работники службы обеспечения деятельности финансового уполномоченного обязаны разъяснить потребителю финансовых услуг порядок направления обращения; уполномоченный в течение трех рабочих дней со дня поступления обращения в службу обеспечения деятельности финансового уполномоченного уведомляет потребителя о принятии обращения к рассмотрению либо об отказе в этом в письменной или электронной форме, причем такой отказ должен быть мотивирован (части 1 и 4 статьи 18);

– приняв обращение к рассмотрению, финансовый уполномоченный в течение двух рабочих дней со дня поступления обращения направляет его копию в финансовую организацию, к которой предъявляются требования, через ее личный кабинет, ведение которого осуществляется Банком России или службой обеспечения деятельности финансового уполномоченного в порядке, установленном Банком России или Советом Службы соответственно; если к обращению не прилагается ответ финансовой организации на заявление потребителя финансовых услуг, уполномоченный направляет ей копию обращения с запросом о предоставлении ее обоснованного решения по предмету спора, которое было направлено потребителю финансовых услуг, а финансовая организация обязана предоставить это решение в течение пяти рабочих дней со дня получения запроса; финансовый уполномоченный вправе запросить у финансовой организации разъяснения, документы и сведения, связанные с рассмотрением обращения, в том числе информацию, составляющую коммерческую, служебную, банковскую тайну, тайну страхования или иную охраняемую законом тайну; рассмотрение обращения прекращается в случае отказа потребителя финансовых услуг от заявленных к финансовой организации требований путем направления (в том числе в электронной форме) финансовому уполномоченному соответствующего заявления, в случае урегулирования спора между его сторонами путем заключения соглашения и в случае добровольного исполнения финансовой организацией требований потребителя финансовых услуг (части 1, 2 и 11 статьи 20).

По мнению Заявителя, оспариваемые нормы противоречат статьям 35 (часть 3) и 55 (части 2 и 3) Конституции Российской Федерации, поскольку препятствуют возврату, в частности в качестве неосновательного обогащения, денежных средств, уплаченных финансовому уполномоченному, в случае прекращения им рассмотрения обращения.

Позиция Конституционного Суда

Судебная форма защиты – основной, но не единственный инструмент государственной защиты прав. Законодатель может предусмотреть наряду с судебным и иной порядок защиты, в частности реализуемый при посредстве государственного института, компетентного в определенной сфере. Такой порядок может быть как внесудебным (альтернативным) – свободно избираемым лицом вместо обращения в суд, так и досудебным – обязательным для исчерпания лицом прежде его обращения в суд.

Законодатель, обладая достаточно широкой дискрецией в выборе направлений и содержания фискальной политики, самостоятельно определяет целесообразность обложения обязательными платежами обращений за внесудебным или досудебным рассмотрением споров.

Правовой статус финансового уполномоченного определен ФЗ «Об уполномоченном по правам потребителей финансовых услуг», что позволяет говорить о наличии у финансового уполномоченного публично-правового статуса.

1.       Частью 6 статьи 16 ФЗ «Об уполномоченном по правам потребителей финансовых услуг» установлена плата за рассмотрение финансовым уполномоченным обращений, поданных лицами, которым уступлено право требования потребителя финансовых услуг к финансовой организации. Размер платы определяется Советом Службы

Решение, принимаемое финансовым уполномоченным по результатам рассмотрения обращения лица, которому потребителем финансовых услуг уступлено право требования к финансовой организации, может расцениваться как юридически значимое действие. Взимаемая за совершение таковых плата, как правило, устанавливается в форме государственной пошлины.

Применительно к плате за рассмотрение финансовым уполномоченным обращений, поданных лицами, которым уступлено право требования потребителя финансовых услуг к финансовой организации, в силу специфики данной платы и имеющейся у законодателя дискреции им самостоятельно решается вопрос о ее наделении статусом государственной пошлины, в том числе с учетом того, каким образом предполагается использовать взимаемые средства.

Плата за рассмотрение финансовым уполномоченным обращения названа частью 2 статьи 10 Федерального закона «Об уполномоченном по правам потребителей финансовых услуг» одним из источников пополнения фонда финансирования деятельности финансового уполномоченного.

Вместе с тем в силу схожести такой платы как обязательного платежа с государственной пошлиной объем нормативного регулирования ее существенных элементов – в том числе порядка ее уплаты, взимания, возврата – не должен в принципиальном плане расходиться с объемом регулирования законно установленного сбора. Это касается и вопроса о возможности возвратить плательщику внесенное им, если совершение юридически значимого действия не завершено принятием положительного или отрицательного решения по существу его требования.

2.       Выгода цессионария состоит в получении разницы между причитающимся потребителю по его требованию к финансовой организации и стоимостью приобретения требования, которая, как правило, ниже того, что может быть взыскано по нему. Обычно подобная сделка основана на неопределенности исхода спора между потребителем и финансовой организацией, недостаточностью организационных ресурсов и информированности потребителя для ведения спора и получения им всего ему причитающегося. Тем самым приобретение цессионариями требований граждан к финансовым организациям обыкновенно приводит к уменьшению полученного гражданами по сравнению с размером обязательств перед ними финансовых организаций.

В свою очередь, законодатель, преследуя цели защиты экономически более слабой, как правило, стороны в правоотношениях, может обременять такие действия цессионариев некоторыми условиями в условиях отсутствия оснований для их прямого запрета. В данной ситуации законодатель, очевидно, видит необходимость внесения цессионариями платы за обязательное досудебное обращение к финансовому уполномоченному в качестве сдерживающего фактора для приобретения ими прав требования у потребителей финансовых услуг.

3.       Указанная плата не может расцениваться только как форма возмещения затрат, понесенных на рассмотрение финансовым уполномоченным требований цессионария к финансовой организации.

Если в процессе рассмотрения выявлено, что обращение цессионария не подлежит рассмотрению уполномоченным, в отсутствие нормативного регулирования, отказ не может строиться на отождествлении указанной платы с оплатой услуг и на необходимости компенсации любых затраченных уполномоченным связи с начавшимся рассмотрением обращения.

Такой подход необоснованно придавал бы публично-правовой деятельности уполномоченного частноправовые характеристики, а обязательному платежу, которым является указанная плата – свойства платежа за оказание услуг. Тем более что объем работы, завершенной решением о прекращении рассмотрения обращения, предполагается меньшим, чем требовалось бы для мотивированного решения по существу спора, исходя из развернутых нормативных требований к последнему (статья 22 Федерального закона «Об уполномоченном по правам потребителей финансовых услуг»).

4.       Причиной, по которой прекращается рассмотрение финансовым уполномоченным обращения, нередко служит неверная оценка цессионарием объема компетенции финансового уполномоченного, для установления которой требуется учет фактических обстоятельств, связанных с конкретным требованием к финансовой организации.

В настоящем деле, фактом, воспрепятствовавшим рассмотрению обращения, стало использование транспортного средства для предпринимательской деятельности. При приобретении права требования потерпевшего в дорожно-транспортном происшествии лица к страховой организации, застраховавшей ответственность причинителя вреда, не всегда возможно доподлинно установить факт коммерческого использования потерпевшим автомобиля. Особенно если речь идет о таком автомобиле, который, исходя из его марки и модели, не предназначен специально для коммерческого использования.

Выяснение способа использования автомобиля может требовать дополнительных усилий, превышающих обычный их уровень в гражданско-правовых отношениях по приобретению прав требования.

С учетом того, что для лиц, приобретших право требования к финансовой организации, обращение к финансовому уполномоченному сопряжено с дополнительным обременением в виде внесения указанной платы, сложно предположить, что, будучи осведомленным об отсутствии необходимости прибегать к этому средству разрешения спора, лицо, по общему правилу, осознанно игнорирует возможность обратиться непосредственно за судебной защитой.

В случае же, когда из полученных от цедента и достаточных для предъявления требования документов лицу, приобретшему право требования к финансовой организации, должно быть очевидно, что в силу использования транспортного средства в предпринимательских целях обращение к финансовому уполномоченному не 16 предполагается, это же должно быть очевидно сотрудникам службы обеспечения его деятельности при обработке обращения, а значит, обращение и не должно быть принято к рассмотрению.

Потому невозвращение платы за рассмотрение обращения финансовым уполномоченным при прекращении этого рассмотрения в связи с непринятием цессионарием дополнительных усилий, чтобы установить отсутствие оснований для обращения, допустимо, но лишь при наличии прямого и недвусмысленного нормативного указания на данное последствие, притом, что отсутствие оснований для обращения могло быть обнаружено при проявлении цессионарием должной заботливости и осмотрительности. Однако в действующем правовом регулировании таких или подобных указаний не имеется.

5.       Отсутствие в ФЗ «Об уполномоченном по правам потребителей финансовых услуг» предписания о возврате в описанной ситуации платы, предусмотренной частью 6 его статьи 16, не может быть истолковано как квалифицированное умолчание законодателя, достаточное для констатации отсутствия необходимости в таком возврате. Публично-правовой характер соответствующих правоотношений предполагает точное и однозначное указание на правовые последствия решения, которым прекращено рассмотрение обращения, для платы, внесенной частными лицами в связи с выполнением публичным институтом своих функций.

Устойчивость судебной практики, поддерживающей позицию о том, что в описанной ситуации плата не подлежит возвращению, также не является весомым аргументом в пользу достаточности оспариваемого регулирования.

6.       Общие черты таких обязательных платежей, как плата за рассмотрение обращений финансовым уполномоченным и государственная пошлина,  в силу их нетождественности,  не создают в системе правового регулирования оснований для применения к рассматриваемому случаю по аналогии случаев возврата государственной пошлины, установленных в пункте 1 статьи 33340 Налогового кодекса Российской Федерации. К причинам для возврата государственной пошлины эта норма относит, в частности, возвращение заявления, жалобы, иного обращения или отказ в их принятии судами либо отказ в совершении нотариальных действий уполномоченными на то органами или должностными лицами (подпункт 2), возвращение заявления о совершении юридически значимого действия или документов без их рассмотрения уполномоченным органом либо должностным лицом, совершающим такое действие (подпункт 7).

Соответственно, применительно к государственной пошлине законодатель разрешил данный вопрос, хотя процедура, например, возвращения заявления и документов без рассмотрения может иметь разное наполнение в зависимости от особенностей конкретного юридически значимого действия.

Показательно, что в российском законодательстве имеются примеры регулирования вопроса о возврате платы за рассмотрение споров специализированным органом в рамках обязательного порядка такого рассмотрения в случае, когда рассмотрение спора прекращено.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 10 декабря 2008 года № 941 утверждено Положение, которым предусмотрено, что пошлина, уплаченная в соответствии с ним, возврату не подлежит, за исключением случаев, когда она уплачена в размере, превышающем размер, установленный Положением, либо заявитель отказался от совершения юридически значимого действия до обращения за его совершением в уполномоченный орган, либо пошлина уплачена за юридически значимое действие, которое не совершалось; в случае же принятия уполномоченным органом решения о прекращении производства по возражению (заявлению) возврату подлежит 50 процентов суммы уплаченных пошлин, предусмотренных отдельными подпунктами приложения № 1 к Положению (пункт 6).

7.       ФЗ «Об уполномоченном по правам потребителей финансовых услуг» не содержит, как отмечалось, решения вопроса о возвращении или невозвращении платы за рассмотрение финансовым уполномоченным обращений, поданных лицами, которым уступлено право требования потребителя финансовых услуг к финансовой организации, в случае прекращения рассмотрения уполномоченным такого обращения в связи с выявлением в процессе рассмотрения того, что оно не подлежит рассмотрению.

Даже если исходить из того, что законодатель вправе не поощрять деятельность лиц, приобретающих для последующего предъявления требования потребителей финансовых услуг к финансовым организациям, а также их ошибочное в силу невыяснения всех значимых обстоятельств (касающихся, в частности, характера использования транспортного средства) обращение к уполномоченному, воля законодателя, направленная на невозвращение такой платы, должна быть четко и недвусмысленно выражена в данном Федеральном законе, которым она введена.

Это обусловлено вытекающими из Конституции Российской Федерации требованиями к регулированию обязательных платежей, затрагивающих право собственности и свободу экономической деятельности, а равно принципом поддержания доверия к закону и действиям государства, который, будучи основанным на положениях о юридическом равенстве и справедливости в правовом демократическом государстве, предполагает определенность правового регулирования, предсказуемость совершенных в соответствии с законом действий.

Отсутствие в Федеральном законе «Об уполномоченном по правам потребителей финансовых услуг» предписаний о том, подлежит ли возвращению внесенная плата в рассматриваемой ситуации, приобретает признаки конституционно значимого пробела.

В результате лицо, внесшее плату, за которую, по буквальному указанию части 6 его статьи 16, осуществляется рассмотрение обращения, и исходящее из того, что в итоге будет принято решение о полном или частичном удовлетворении обращения или об отказе в этом (часть 2 его статьи 22), не получив решения по существу в связи с прекращением рассмотрения обращения, имеет основания ожидать возвращения платы, хотя такие ожидания не могли бы сформироваться, если бы в оспариваемом регулировании вопрос о том, подлежит ли в этом случае данная плата возвращению, был разрешен.

8.       Таким образом, часть 6 статьи 16 Федерального закона «Об уполномоченном по правам потребителей финансовых услуг» и 21 взаимосвязанные с нею части 4 и 5 статьи 9, части 1 и 4 статьи 18, части 1 и 2 статьи 20 данного Федерального закона не соответствуют Конституции Российской Федерации, ее статьям 19 (части 1 и 2), 34 (часть 1), 35 (части 1 и 2) и 55 (часть 3), в той мере, в какой данные законоположения не устанавливают, подлежит ли возвращению плата за рассмотрение финансовым уполномоченным обращения, поданного лицом, которому уступлено право требования потребителя финансовых услуг к финансовой организации, в случае прекращения рассмотрения финансовым уполномоченным такого обращения в связи с выявлением в процессе рассмотрения того, что оно не подлежит рассмотрению финансовым уполномоченным.

           Исходя из вышеизложенного, Конституционный суд постановил:

1. Признать часть 6 статьи 16 Федерального закона «Об уполномоченном по правам потребителей финансовых услуг» и взаимосвязанные с ней части 4 и 5 статьи 9, части 1 и 4 статьи 18, части 1 и 2 статьи 20 данного Федерального закона не соответствующими Конституции Российской Федерации, ее статьям 19 (части 1 и 2), 34 (часть 1), 35 (части 1 и 2) и 55 (часть 3), в той мере, в какой данные законоположения не устанавливают, подлежит ли возвращению плата за рассмотрение финансовым уполномоченным обращения, поданного лицом, которому уступлено право требования потребителя финансовых услуг к финансовой организации, в случае прекращения рассмотрения финансовым уполномоченным такого обращения в связи с выявлением в процессе рассмотрения того, что оно не подлежит рассмотрению финансовым уполномоченным.

2. Федеральному законодателю не позднее 1 марта 2025 года надлежит – исходя из требований Конституции Российской Федерации и с учетом правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации, выраженных в настоящем Постановлении, – внести изменения в Федеральный закон «Об уполномоченном по правам потребителей финансовых услуг» в соответствии с настоящим Постановлением.

3. Впредь до внесения изменений в законодательное регулирование в соответствии с настоящим Постановлением лицу, которому уступлено право требования потребителя финансовых услуг к финансовой организации, внесшему плату за рассмотрение обращения финансовым уполномоченным в случае, если рассмотрение прекращено в связи с выявлением в процессе рассмотрения того, что обращение не подлежит рассмотрению финансовым уполномоченным, соответствующая плата не возвращается.

Если изменения в законодательное регулирование в соответствии с настоящим Постановлением не будут внесены до 1 марта 2025 года, то до установления законодательного регулирования, содержащего иное решение данного вопроса, соответствующая плата, внесенная за рассмотрение обращений, решение о прекращении рассмотрения которых по указанным основаниям принято с 1 марта 2025 года, возвращается в полном объеме.

4. Вынесенные в отношении гражданки Бронниковой Юлии Дмитриевны судебные акты, которыми ей отказано в возвращении платы, внесенной в соответствии с частью 6 статьи 16 Федерального закона «Об уполномоченном по правам потребителей финансовых услуг», подлежат пересмотру в установленном порядке, если изменения, внесенные федеральным законодателем в соответствии с настоящим Постановлением, будут предусматривать возвращение платы (либо части платы) за рассмотрение финансовым уполномоченным обращения, поданного лицом, которому уступлено право требования потребителя финансовых услуг к финансовой организации, в случае прекращения рассмотрения такого обращения в связи с выявлением в процессе рассмотрения того, что оно не подлежит рассмотрению финансовым уполномоченным, а также если федеральный законодатель до 1 марта 2025 года не внесет необходимых изменений в законодательное регулирование.

5. Прекратить производство по настоящему делу в части, касающейся проверки конституционности части 11 статьи 20 Федерального закона «Об уполномоченном по правам потребителей финансовых услуг».

Мнение эксперта

Довольно интересное постановление вынес Конституционный суд РФ. В постановлении суд затронул сразу несколько аспектов.

Старший юрист Yalilov & Partners Амир Хасанов

Одним из них является недовольство деятельностью лиц, скупающих право требования к страховым компаниям, из-за которых граждане, ввиду своей недостаточной осведомленности, недополучают компенсации. И поскольку их деятельность нельзя запретить, законодатель установил плату за обращение к финансовому уполномоченному.

Старший юрист Yalilov & Partners Амир Хасанов.

Также суд рассуждал на тему правовой природы платы за обращение к финансовому уполномоченному. Если это госпошлина, то в ряде случаев она подлежит возврату, если обращение не привело к юридически значимому результату. В других случаях – предусмотрен частичный возврат.

Однако, незачем тут рассуждать, публично-правовой характер соответствующих правоотношений предполагает точное и однозначное указание на правовые последствия прекращения рассмотрения. И если таких последствий законодатель не предусмотрел, то нужно предусмотреть.

Сложно сказать, что по итогам предусмотрит законодатель. Лица, которым уступлено требование, ведут профессиональную деятельность, а значит должны проявить должную осмотрительность и понять, был ли их цедент потребителем. От этого зависит нужно ли вообще обращаться к финансовому уполномоченному.

Возможно, было бы справедливым рассмотреть механизм частичного возврата платы, как это предусмотрено в гражданском процессе при прекращении производства по делу мировым соглашением.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *