Конституционный суд Российской Федерации в определении № 830 от 9 апреля 2024 г. отказал в принятии к рассмотрению жалобы гражданина республики Молдова Валерия Атаманчука, отметив, что нормы Кодекса об административных правонарушениях не нарушают конституционные права заявителя, поскольку наличие семьи в России не гарантирует защиту от административного выдворения, а точность и ясность правил назначения наказаний способствуют принятию судебных решений в строгом соответствии с буквой закона.

Суть дела

Заявитель, гражданин Молдовы, незаконно находился в России с 1 октября 2021 г. Это было выявлено лишь 8 июля 2022 г. В суде В. Атаманчук ссылался на то, что в России у него есть жена, имеющая вид на жительство в Российской Федерации, двое несовершеннолетних детей, а также брат и отец-инвалид, который являются гражданами России. В 2021-м году Гагаринский районный суд Москвы уже признал незаконным неразрешение В. Атаманчуку въезда на территорию России, установив, что заявитель имеет устойчивые социальные связи в стране.

Заявитель, таким образом, пытался оспорить в КС РФ сразу две нормы КоАП РФ: статью 4.1, в которой прописаны общие правила назначения административного наказания, и часть 3.1 статьи 18.8, в соответствии с которой иностранцам и лицам без гражданства за нарушение режима пребывания (проживания) в России назначается административный штраф и административное выдворение за пределы Российской Федерации, поскольку, по мнению заявителя, эти нормы противоречат статьям 2, 38, 55 и 62 Конституции Российской Федерации, так как они дают право выносить судебное решение об административным выдворении, основываясь лишь на формальной оценке сведений о личной и семейной жизни иностранного гражданина.

Позиция Конституционного Суда

Конституционный Суд, оценивая примененные в отношении заявителя нормы административного законодательства, проанализировал решения двух судов по разным категориям дел в отношении В. Атаманчука, обосновав, почему в первом судебная инстанция признала чрезмерным вмешательством в личную жизнь заявителя отказ в разрешении ему въезда на территорию России, и почему при рассмотрении второго дела суд счел возможным применение административного выдворения: предметом рассмотрения суда в этом случае и стала оценка соразмерности назначения такого наказания, таким образом, по мнению КС РФ, формальный подход со стороны суда был исключен.

Ссылаясь на свои ранее высказанные позиции, Конституционный Суд подтвердил, что российская семья не дает безусловного иммунитета от выдворения. Обзор на одно из недавних постановлений КС РФ, в котором орган конституционного контроля подтвердил свои взгляды, был опубликован на нашем портале в ноябре прошлого года.

Российский орган конституционного контроля также отметил, что изменения в административное законодательство, вступившие в силу в начале нынешнего года, теперь предусматривают учет судом конкретных обстоятельств, как то: семейное положение, отношение к уплате налогов, обеспеченность жильем на территории Российской Федерации и другие. Если с учетом этих обстоятельств суд решит, что выдворение чрезмерно и несоразмерно целям административного наказания, а также в случае отсутствия государства, готового принять на своей территории лицо без гражданства, выдворение заменяется иными мерами административной ответственности.

Мнение эксперта

доцент кафедры международного и публичного права Юридического факультета Финансового университета, к.ю.н., магистр юриспруденции Курилюк Юлия Евгеньевна.

Конституционный Суд с показательной регулярностью подробно изучает ситуации с выдворением иностранных граждан, имеющих семьи в России, каждый раз акцентируя внимание на той или иной грани обстоятельств правоприменения, раз за разом выкристаллизовывая, уточняя свою правовую позицию. Это и неудивительно: в эпоху признания семейных ценностей на общегосударственном, в том числе, конституционном уровне защита семьи выходит на первый план, и важно установить здесь максимально понятный, выверенный баланс между частными и общественными интересами

доцент кафедры международного и публичного права Юридического факультета Финансового университета, к.ю.н., магистр юриспруденции Курилюк Юлия Евгеньевна.

Семья, вместе с тем, не щит, которым может прикрываться любой нарушитель закона. А суд – не тот орган, который может произвольно применять правила.

Конституционный Суд, во-первых, разграничил случаи учета наличия семьи при рассмотрении различных категорий административных дел: так, если речь идет о двух нарушениях правил дорожного движения, административное выдворение действительно могло быть сочтено судом чрезмерным реагированием. Однако деяние, предусмотренное частью 3.1 ст. 18.8 КоАП РФ образует совсем иной состав, в случае заявителя характеризующийся еще и длящимся долгое время характером правонарушения, что предполагало от суда, рассматривавшего дело, полную оценку жизненных обстоятельств заявителя, включая его семейное положение. Насколько качественно были оценены эти обстоятельства, Конституционный Суд в силу положений закона о его компетенции проверять не вправе.

Во-вторых, КС РФ подчеркнул первостепенную роль законодательной власти в создании основы для последующего правоприменения, отметив, что законодатель перечислил конкретный (хотя и справедливо остающийся открытым) перечень обстоятельств, подлежащих оценке судом при принятии решения о возможной чрезмерности назначения административного выдворения для случаев, когда это наказание предусматривается для состава правонарушения как безальтернативное.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *