26.03.2024 г. Cудебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации вынесено Определение № 18-КГ23-221-К4 по делу, из существа которого следует, что бремя доказывания того, что один из супругов в период брака не имел самостоятельного дохода по неуважительной причине, а также фактическое прекращение супружеских отношений лежит на заявителе; в отношении супругов, не заключавших брачный договор, действует презумпция возникновения режима совместной собственности супругов на приобретенное в период брака имущество независимо от того, на имя кого из них оно оформлено.

Суть дела

С 24 августа 1985 г. по 3 сентября 2021 г. Игонькина С.Ю. и Султанов У.Т. состояли в зарегистрированном браке, у бывших супругов имеются совершеннолетние дети, брачный договор между супругами не заключался. Игонькина С.Ю. обратилась в суд с иском к Султанову У.Т. о разделе совместно нажитого с ним в период брака имущества. Истица подробно определила состав имущественной массы, подлежащей разделу (земельный участок со всеми строениями, на нём находящимися, а также определённые денежные суммы и 100% долей в уставных капиталах нескольких ООО). В свою очередь Султанов У.Т. обратился к Игонькиной С.Ю. со встречным иском (признать долг в 75 млн. руб. общим супружеским, а, следовательно, установить ответственность каждого из них по соответствующим обязательствам), впоследствии от которого отказался. Однако позже он предъявил вновь встречный иск, в котором потребовал все выше названные денежные суммы и активы признать принадлежащими исключительно ему, при этом он соглашался с требованием о разделе в равных долях земельного участка и только жилого дома, на нём расположенного (летняя кухня, гараж и навес, которые фигурируют в иске Игонькиной С.Ю., им не упоминаются).

Свою позицию Султанов У.Т. строил на том, что ещё в 2014 году супружеские отношения с Игонькиной С.Ю. фактически были прекращены. Именно в этот период им в основном и были приобретены доли в ООО, получены иные упомянутые доходы. Более того, Султанов У.Т. утверждал, что в период совместной жизни с супругой, Игонькина С.Ю. не принимала личного участия в деятельности указанных ООО, не имела самостоятельного дохода, даже тогда, когда их общие дети достигли совершеннолетия.

Суд первой инстанции, Прикубанский районный суд г. Краснодара, 18 марта 2022 г. оба иска (первоначальный и встречный) удовлетворил в части: недвижимое имущество признал обшей совместной собственностью супругов, подлежащей разделу между ними в равных долях; 100% долей в уставных капиталах ООО – собственностью Султанова У.Т.

Краснодарский краевой суд 28.09.2022 г. решение Прикубанского районного суда г. Краснодара от 18 марта 2022 г. отменил в части, в отмененной части принял новое решение: совместно нажитым имуществом Игонькиной С.Ю. и Султанова У.Т. признано 100% долей в уставных капиталах ООО, указанные денежные суммы и иные доходы, полученные Султановым У.Т. после фактического прекращения брачных отношений с Игонькиной С.Ю., а также поровну поделено выше названное недвижимое имущество.

Судебная коллегия по гражданским делам Четвертого кассационного суда общей юрисдикции 8 февраля 2023 г. вынесла определение: апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 28 сентября 2022 г. отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции. Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 17 апреля 2023 г. решение Прикубанского районного суда г. Краснодара от 18 марта 2022 г. оставлено без изменения. Определением судебной коллегии по гражданским делам Четвертого кассационного суда общей юрисдикции от 6 сентября 2023 г. решение Прикубанского районного суда г. Краснодара от 18 марта 2022 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 17 апреля 2023 г. оставлены без изменения. В кассационной жалобе представитель Игонькиной С.Ю. заявил об отмене состоявшихся по делу судебных постановлений, как вынесенных с нарушением требований закона.

Позиция Верховного Суда

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ усматривает существенные нарушения норм материального и процессуального права при принятии выше названных судебных постановлений по делу. На основании ст. 195 ГПК РФ решение должно быть законным (п. 2 и п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2003 г. № 23 «О судебном решении» гласят, что решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению) и обоснованным (решение является обоснованным, если имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (ст. 55, 59 – 61 и 67 ГПК РФ), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов).

Нарушение норм материального права заключается в неграмотном применении семейного законодательства. Так, на основании п. 1 ст. 33 СК РФ законным режимом имущества супругов является режим их совместной собственности, в связи с чем в п. 1 и п. 2 ст. 34 СК РФ уточняется, что имущество, нажитое супругами во время брака (доходы каждого из супругов от трудовой, предпринимательской деятельности и результатов интеллектуальной деятельности, полученные ими пенсии, пособия, а также иные денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения (суммы материальной помощи, суммы, выплаченные в возмещение ущерба в связи с утратой трудоспособности), приобретенные за счет общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи, ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесенные в кредитные учреждения или в иные коммерческие организации, и любое другое нажитое супругами в период брака имущество независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства) является их совместной собственностью. При этом право на общее имущество супругов принадлежит также супругу, который в период брака осуществлял ведение домашнего хозяйства, уход за детьми или по другим уважительным причинам не имел самостоятельного дохода (п. 3 ст. 34 СК РФ).

Собственностью отдельно взятого супруга на основании п. 1 ст. 36 СК РФ может считаться имущество, принадлежавшее каждому из них до вступления в брак, а также имущество, полученное одним из супругов во время брака в дар, в порядке наследования или по иным безвозмездным сделкам. Согласно п. 1 ст. 39 СК РФ при разделе общего имущества супругов и определении долей в этом имуществе доли супругов признаются равными, если иное не предусмотрено договором между супругами. Общие долги супругов при разделе общего имущества супругов распределяются между супругами пропорционально присужденным им долям.

Таким образом, разрешая спор по существу, суд не принял во внимание, что семейным законодательством (ст. 33 и ст. 34 СК РФ) установлена презумпция возникновения режима совместной собственности супругов на приобретенное в период брака имущество независимо от того, на чье имя оно оформлено. Обязанность доказать обратное и подтвердить факт приобретения имущества в период брака за счет личных денежных средств возложена на супруга, претендующего на признание имущества его личной собственностью. Делая вывод, что доли в уставных капиталах обществ являются личным имуществом Султанова У.Т., суд исходил из факта их приобретения ответчиком по первоначальному иску на его личные денежные средства, являющиеся таковыми в связи с получением их по заемным обязательствам, возникшим в период брака сторон, но признанным судом при рассмотрении настоящего дела личными долговыми обязательствами Султанова У.Т.

Также судом не было учтено, что семейное законодательство пунктом 2 ст. 45 СК РФ ставит возможность признания долговых обязательств одного из супругов общими супружескими обязательствами в зависимость от установления обстоятельств, связанных с направлением всего, полученного по таким обязательствам, на нужды семьи. Обратного положения, позволяющего суду при отсутствии оснований, предусмотренных положениями ст. 36 СК РФ, отказать в признании имущества, перечисленного в ст. 34 СК РФ, совместно нажитым имуществом сторон по мотиву неучтенности при его разделе общих долгов супругов, вопреки суждениям суда, закон не содержит.

При этом таких оснований, по которым полученные Султановым У.Т. в период брака с Игонькиной С.Ю. заёмные денежные средства могли быть отнесены к личным денежным средствам одного из супругов и бремя доказывания наличия которых в силу закона должно быть возложено судом на супруга, претендующего на признание имущества его личной собственностью, судом установлено не было. Более того, при разрешении вопроса о признании нажитого в период брака с Игонькиной С.Ю. имущества личным имуществом Султанова У.Т. суд придал существенное значение отсутствию у Игонькиной С.Ю. самостоятельного дохода, в том числе после достижения детьми сторон совершеннолетия, однако суд фактически проигнорировал требования п. 3 ст. 34 СК РФ, не допускающего умаление прав супруга, в период брака осуществлявшего ведение домашнего хозяйства, и его прав на общее супружеское имущество.

Допущенные судом первой инстанции существенные нарушения норм права судами апелляционной и кассационной инстанций устранены не были. Таким образом, судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ пришла к выводу, что допущенные судебными инстанциями нарушения норм материального и процессуального права являются существенными, они повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов Игонькиной С.Ю., в связи с чем решение Прикубанского районного суда г. Краснодара от 18 марта 2022 г., апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 17 апреля 2023 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Четвертого кассационного суда общей юрисдикции от 6 сентября 2023 г. нельзя признать законными, они подлежат отмене, а дело – направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.  

Мнение эксперта

При расторжении брака супруги, не заключавшие брачный договор, имеют полное право разделить все имущество, которое было приобретено со дня государственной регистрации брака и до его расторжения поровну, несмотря на следующие аспекты:

– кто из супругов вносил денежные средства;

– на имя кого из супругов данное имущество зарегистрировано;

– если один из супругов не имел самостоятельного дохода по уважительным причинам. Такое имущество, которое могут составлять не только движимые и недвижимые вещи, но и доходы от трудовой и предпринимательской деятельности, доли в капитале и другие перечисленные в ст. 34 СК РФ объекты, является общей совместной собственностью супругов.

В исследуемом примере супруги состояли в браке длительное время (29 лет до фактического прекращения брачных отношений (по утверждению Султанова У.Т., зарегистрировавшего брак с Игонькиной С.Ю. в 1985 г., в 2014 г. их брачные отношения фактически были прекращены) и 36 лет до собственно расторжения брака). В этот период они воспитали общих детей, что, возможно, в основном легло на плечи матери, как и ведение домашнего хозяйства, не только уход за детьми. Данные обстоятельства не исследованы судами, что привело к исключению ее из состава сособственников выше указанных имущественных объектов. Суд поверил «на слово» Султанову У.Т., утверждавшему, что его супруга не имела самостоятельного дохода по неуважительной причине. 

В силу п. 4 ст. 38 СК РФ суд может признать имущество, нажитое каждым из супругов в период их раздельного проживания при прекращении семейных отношений, собственностью каждого из них. Согласно разъяснениям, изложенным в п. 16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. № 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака», если после фактического прекращения семейных отношений и ведения общего хозяйства супруги совместно имущество не приобретали, суд в соответствии с п. 4 ст. 38 СК РФ может произвести раздел лишь того имущества, которое являлось их общей совместной собственностью ко времени прекращения ведения общего хозяйства. Однако в рассматриваемом примере Султанов У.Т. значительную часть денежных средств, в том числе по заёмным обязательствам, которые стали основой его 100%-го участия в уставных капиталах нескольких ООО, приобрёл до фактического прекращения брачных отношений с супругой.

Матвеева Наталья Алексеевна, доцент, к.ю.н., доцент Кафедры правового регулирования экономической деятельности Юридического факультета Финансового университета при Правительстве РФ

Таким образом, суду следовало удовлетворить иск Игонькиной С.Ю. к Султанову У.Т. в полном объёме (лишь можно согласиться с тем, что перечисленные ею вспомогательные постройки на заявленном земельном участке, незарегистрированные в установленном законом порядке, не могли фигурировать в качестве спорного имущества), то есть разделить имущество, приобретённое супругами, не заключавшими брачный договор, в период брака поровну.

отмечает, поддерживания позицию Верховного Суда, Матвеева Наталья Алексеевна, доцент, к.ю.н., доцент Кафедры правового регулирования экономической деятельности Юридического факультета Финансового университета при Правительстве РФ.

В противном случае суд обязан был истребовать от Султанова У.Т. весомые доказательства того, что супруга именно по неуважительным причинам в период брака не имела самостоятельного дохода, при этом, возможно, не осуществляла уход за детьми, ведение домашнего хозяйства и пр., а также того, что действительно с определенного периода времени их брачные отношения были фактически прекращены. Таким образом, позиция Верховного Суда РФ, его судебной коллегии по гражданским делам, справедлива и обоснована.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *