В Кассационном определении Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 27.12.2023 N 83-УД23-17-К1 суд разъяснил критерии квалификации действий лица как самоуправства при условии  наступления существенных последствий для потерпевшего и мотивации на завладение имуществом или получение какой-либо выгоды, прибыли с его стороны. При отсутствии указанных существенных условий, уголовная ответственность за самоуправство наступать не может.

Суть дела

По приговору мирового судьи судебного участка N <…> Фокинского судебного района г. Брянска от 13 октября 2022 г. К., несудимый, осужден по ч. 1 ст. 330 УК РФ к наказанию в виде штрафа в размере 40 000 рублей.

Апелляционным постановлением Фокинского районного суда г. Брянска от 30 декабря 2022 г. приговор мирового судьи оставлен без изменения.

Постановлением Первого кассационного суда общей юрисдикции от 6 июня 2023 г. указанные выше приговор мирового судьи и апелляционное постановление в отношении Козлова А.В. оставлены без изменения.

Позиция Верховного Суда

В кассационной жалобе осужденный К. выражает несогласие с вынесенными по делу приговором мирового судьи, апелляционным постановлением и постановлением суда кассационной инстанции, считает их незаконными и необоснованными, настаивает на отсутствии в его действиях состава преступления, предусмотренного ст. 330 УК РФ. Утверждает, что факт заключения сделки купли-продажи он признавал и никогда не оспаривал, нарушить порядок признания сделки недействительной он не мог, поскольку не совершал действий по признанию сделки таковой. Указывает на то, что согласно приговору мирового судьи он осужден за совершение действий вопреки установленному законом порядку признания оспоримой сделки недействительной, предусмотренному ст. 166 ГК РФ, тогда как данной правовой нормой какой-либо порядок не установлен, при этом никакого иного порядка, который был или мог быть им нарушен, из текста приговора не следует. Считает, что судом апелляционной инстанции поданная в его интересах защитником жалоба на приговор мирового судьи была рассмотрена формально, без надлежащей оценки изложенных в ней доводов, при этом суд апелляционной инстанции вышел за пределы предъявленного обвинения, указав, что его действия были совершены в отсутствие оснований, предусмотренных Федеральным законом от 3 августа 2018 года N 283-ФЗ, Правил государственной регистрации транспортных средств в регистрационных подразделениях ГИБДД МВД РФ и Административного регламента МВД РФ предоставления государственной услуги по регистрации транспортных средств, кроме того, указанные правовые нормы также не содержат какого-либо порядка, а лишь предусматривают основания для совершения тех или иных действий. Полагает, что в его действиях отсутствует состав преступления, а имеют место гражданско-правовые отношения между ним и Ш., которые подлежат разрешению в рамках ГПК РФ. Просит приговор мирового судьи, апелляционное постановление и постановление суда кассационной инстанции отменить, уголовное дело прекратить в связи с отсутствием в его действиях состава преступления.

Действия К. квалифицированы мировым судьей по ч. 1 ст. 330 УК РФ, как самоуправство, то есть самовольное, вопреки установленному законом порядку совершение действий по получению паспорта транспортного средства и свидетельства о регистрации транспортного средства, правомерность которых оспаривается Ш., что причинило последней существенный вред.

Признав Козлова виновным в том, что он, продав Ш. 25 февраля 2021 г. по договору купли-продажи за 15 000 рублей транспортное средство <…>, передав ей само транспортное средство, ключи и все документы на него, получил 24 июня 2021 г. в органах ГИБДД МВД РФ, через действовавшего по доверенности К. новые документы на указанное транспортное средство <…>, и сделав вывод, что данными действиями К. причинил существенный вред правам и законным интересам Ш., выразившийся в лишении ее права пользования и владения данным транспортным средством, поскольку при обращении ей было отказано в постановке транспортного средства на регистрационный учет, мировой судья не учел, что договор купли-продажи между К. и Ш. был заключен 25 февраля 2021 г., транспортное средство, документы и ключи от него были переданы Козловым в тот же день; право собственности на транспортное средство возникает с момента его продажи, тогда как согласно показаниям потерпевшей Ш. и свидетелей по делу, в органы ГИБДД МВД РФ для постановки данного транспортного средства на учет она обратилась лишь в сентябре 2021 г.; сведений о том, что Козлов каким-либо образом пытался оспорить совершенную им с Ш. сделку купли-продажи транспортного средства, а также, получив 24 июня 2021 г. в органах ГИБДД МВД РФ новые документы на транспортное средство, предпринял какие-либо действия в отношении данного транспортного средства, в приговоре не установлено и из материалов уголовного дела не усматривается. По показаниям самого Козлова, документы на транспортное средство были получены им с целью снятия автомобиля с регистрационного учета и освобождения от уплаты налоговых платежей на него.

При таких обстоятельствах нельзя сделать вывод о том, что К. своими действиями причинил правам и законным интересам Ш. существенный вред.

В связи с этим постановленный в отношении К. приговор и последующие судебные решения подлежат отмене, а дело – прекращению за отсутствием в его действиях состава преступления.

Судебная коллегия определила:

приговор мирового судьи судебного участка N <…> Фокинского судебного района г. Брянска от 13 октября 2022 г., апелляционное постановление Фокинского районного суда г. Брянска от 30 декабря 2022 г. и постановление Первого кассационного суда общей юрисдикции от 6 июня 2023 г. в отношении К. отменить, и дело прекратить на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления.

Признать за Козловым А.В. право на реабилитацию в соответствии с ч. 1 ст. 134 УПК РФ.

Мнение эксперта

Ст. 330 УК РФ Самоуправство – самовольное, вопреки установленному законом или иным нормативным правовым актом порядку совершение каких-либо действий, правомерность которых оспаривается организацией или гражданином, если такими действиями причинен существенный вред. Следовательно, форма вины – умысел (прямой или косвенный).

В указанных действиях К. отсутствуют последствия в виде существенного вреда и мотивации на завладение имуществом или получение какой-либо выгоды, прибыли с его стороны, т.е. есть основания для прекращения уголовного дела по п. 2 ч.1 ст. 24 УПК РФ(состава преступления), а именно, за отсутствием субъективной стороны.

К. передал в собственность Ш. по договору купли-продажи транспортное средство в обход оспаривания недействительности сделки купли-продажи транспортного средства в нарушение гражданского судопроизводства, совершил действия по получению паспорта транспортного средства, свидетельства о регистрации транспортного средства, государственного регистрационного знака на свое имя, т.е. с нарушением предусмотренного законо

м порядка их совершения. Указанное транспортное средство осталось в собственности у Ш.

Красненкова Елена Валерьевна, доцент, к.ю.н., доцент Кафедры международного и публичного права Юридического факультета Финансового университета при Правительстве Российской Федерации

Уголовный закон квалифицирует самоуправство как совершение действий, направленных на реализацию действительного или мнимого права, и эти действия совершаются вопреки установленному законом или иным нормативным актом порядку. Требования, предъявляемые к порядку совершения действий, могут регламентировать различные условия совершения действий: форму, время, последовательность, процедуру, порядок и т.д. Обязательным признаком Самоуправства по ст. 330 УК РФ, является последствие в виде причинения существенного вреда.

Красненкова Елена Валерьевна, доцент, к.ю.н., доцент Кафедры международного и публичного права Юридического факультета Финансового университета при Правительстве Российской Федерации.

Верховный суд РФ разъяснил критерии квалификации самоуправства, что в каждом конкретном случае, подлежат установлению разные обстоятельства, но умысел и причинение материального ущерба – обязательно для наступления уголовной ответственности. В нашем случае мотивация действий К. была с целью снятия автомобиля с регистрационного учета и освобождения его от уплаты налоговых платежей на транспортное средство.

Решение Судебной коллегии Верховный суда РФ видится верным.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *