В судах при разрешении вопросов о привлечении контролирующих лиц корпорации к субсидиарной ответственности приводит к заочной дискуссии между разными судебными инстанциями, так произошло и в рамках дела о банкротстве АО “Гринфилдбанк” (дело №  А40-208852/15). ГК АСВ подало заявление о привлечении к ответственности всех членов органов управления банка, включая установленных выгодоприобретателей (реальных контролирующих лиц). Примечательно указанное дело тем что суд признал недоказанным привлечение к субсидиарной ответственности лиц, являющихся номинальными членами органа управления, т.е. хотя они и были формальными членами совета директоров и правления банка, но фактические действия корпорации не определяли.

Позиция Верховного Суда

Верховный суд РФ, прекратив спор между судебными инстанциями указал в своем определении (дело № 305-ЭС19-14439(3-8)) на то что необходимо учитывать такие факторы как:

1) наличие у ответчика возможности оказывать существенное влияние на деятельность должника;

2) реализация ответчиком соответствующих полномочий привела (ведет) к негативным для должника и его кредиторов последствиям;

3) ответчик является инициатором (соучастником) такого поведения и (или) потенциальным выгодоприобретателем;

Оценив все доказательства, Верховный суд РФ поддержал суд апелляционной инстанции, который посчитал недоказанным факт вовлеченности некоторых членов совета директоров и правления в сделки по выводу активов банка, в результате которых банк обанкротился. Причем как со стороны инициатора, так и со стороны выгодоприобретателя, коими являлись иные лица уже привлеченные к субсидиарной ответственности.

Мнения экспертов

Кузнецов Кирилл Игоревич, старший преподаватель Финуниверситета, арбитражный управляющий, выделил главные выводы указанного судебного дела:

  • – лица с равным должностным положением и одинаковым статусом в корпорации не означает потенциальной тождественности выводов в отношении их вины, что является обоснованным, если учитывать номинальный характер участия в органах управления корпорации, некоторых лиц;
  • – в рамках названного дела был поставлен вопрос о применении института соучастия  аналог существующего в уголовном праве. То есть, лица, которые не являются инициаторами и/или выгодопреобретателями, но так и ли иначе (в силу того же должностного положения) косвенно участвующие в неправомерных, неразумных, недобросовестных действиях (бездействия) по выводу активов обанкротившейся корпорации должны быть привлечены на равне со всеми, так как соучаствовали и не предприняли необходимых действия для воспрепятствования выводу активов.

Вопрос очень сложный и пока не получил развитие в правоприменительной практике, но мы видим что Верховный суд РФ сделал некоторые шаги в направлении разъяснения этого института, главным выводом является то что:  само по себе осуществленное на основании внутрибанковских правил одобрение сделки лицом, входящим в органы управления, еще не свидетельствует о том, что это лицо является соучастником вывода активов.

Таким образом, в Российском праве продолжает совершенствоваться институт субсидиарной ответственности в рамках дела о банкротстве, и приведенное дело рассмотренное Верховным судом РФ является еще одним разъяснением справедливого привлечения лиц, которые непосредственно виновны в банкротстве корпорации.

Кузнецов К.И.

Юлова Екатерина Сергеевна, к.ю.н., доцент Юридического факультета Финансового университета при Правительстве РФ отмечает, что в данном Определении Судебная коллегия ВС РФ заняла справедливую позицию, выступив против формального подхода нижестоящих судов к вопросу установления вины топ-менеджеров банка в одобрении сделок по выводу активов. ВС подчеркнул, что при доказывании вины судам нельзя довольствоваться одним лишь наличием выписок из протоколов заседаний правления и совета директоров, но следует установить сам факт совершения действий по одобрению сделки, принять во внимание материалы уголовного дела. Именно на основании показаний по уголовному делу, ВС счел протоколы заседаний сфальсифицированными, а вину ряда топ-менеджеров в банкротстве банка недоказанной.

Определение ВС РФ несомненно окажет положительное влияние на судебную практику, поскольку провозгласило недопустимым обвинительный уклон в делах о привлечении к субсидиарной ответственности. Вовлеченность члена органа управления организации в совершение противозаконной сделки должна быть, как следует из Определения ВС, подтверждена ясными и убедительными доказательствами, а не основываться лишь на подозрениях.

Юлова Екатерина Сергеевна

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.