28 марта 2022 года Верховный Суд Российской Федерации вынес Определение № 309-ЭС22-2337, которым прировнял медиативное соглашение к судебному акту, по сути, создал прецедент.  

Предлагаем пошагово разобраться:

Фабула

Гражданин Гофман И.В. в 2017 году передал в долг ООО «Группа предприятий «Компаньон» деньги в размере 15 млн руб. на условиях:

10% годовых

на срок 60 дней

с возвратом в конце 2019 года

Долг и % возвращены не были

История имела продолжение

Стороны обратились к медиатору и по результатам процедуры мирно урегулировали спор

  • подписали медиативное соглашение, которое удостоверили у нотариуса

Для справки

Медиативное соглашение, достигнутое сторонами в результате процедуры медиации, проведенной без передачи спора на рассмотрение суда или третейского суда, в случае его нотариального удостоверения имеет силу исполнительного документа (ч. 5 ст. 12 Закона о медиации № 193-ФЗ).

В рамках медиативного соглашения Общество поэтапно погашало сумму заемных средств, а со временем прекратило, в связи с чем сформировался

  • долг в 6 млн руб.
  • гр. Гофман И.В. подал на ООО «ГПК» заявление о банкротстве (дело № А76-9079/2021)

Возражения ООО «ГПК» сводились к тому, что медиативное соглашение

  • не судебный акт
  • не является основанием возбуждения банкротства по 127-ФЗ

ВАЖНЫЕ ТЕЗИСЫ, которые подтвердил Верховный Суд РФ

  • инициирование дела о банкротстве на основании нотариально заверенного медиативного соглашения соответствует правовому смыслу, заложенному законодателем в положении п. 2 ст. 7 Закона о банкротстве
  • медиации, проведённые без передачи спора на рассмотрение суда или третейского суда, в случае его нотариального удостоверения имеет силу исполнительного документа
  • к числу исполнительных документов отнесены нотариально удостоверенные медиативные соглашения или их нотариально засвидетельствованные копии
  • нотариально удостоверенное медиативные соглашения определяет задолженность, которая имеет бесспорный характер и подлежит принудительному взысканию без дополнительной судебной оценке
  • нотариально заверив медиативное соглашение, кредитор фактически получил исполнительный лист на взыскание задолженности, установленной подписанным сторонами медиативным соглашением, и избрал способ распоряжения правом требования задолженности путем подачи заявления о признании должника банкротом и взыскания задолженности по требованию в рамках процедуры, применяемой в деле о банкротстве
  • возбуждение процедуры банкротства наряду с исполнительным производством является ординарным способом принудительного исполнения судебного акта (постановление Президиума ВАС РФ от 23.04.2013 г. № 18245/12)
  • и обращение к нему не ставится в зависимость от исчерпания возможностей в рамках исполнительного производства
  • кредитор должника имеет право защищать свои нарушенные права любыми, предусмотренными законом способами
  • право выбора способа защиты принадлежит лицу, чьи охраняемые законом интересы были нарушены, и реализация такого права выбора не свидетельствует о злоупотреблении со стороны кредитора
  • выбранный способ защиты своего права путем обращения в суд с заявлением о признании должника банкротом, а не путем принудительного взыскания задолженности посредством обращения в ССП, не противоречит действующему законодательству и является правом лица, чьи интересы нарушены

Экспертная точка зрения

В целом оценивая позицию Верховного Суда РФ и нижестоящих судебных инстанций сообщество профессиональных медиаторов вздохнуло с облегчением и со словами «лед тронулся». Наконец-то медиация, как способ альтернативного разрешения споров, заработает, приобретет популярность, и интересанты поймут главное – это рабочий инструмент. Подписываюсь полностью, поскольку медиация – это быстро, удобно, конфиденциально, добровольно, с соблюдением баланса интересов сторон, а по-простому с обеспечением нейтральности медиатора.   

Лана Арзуманова, д.ю.н., профессор кафедры финансового права Университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА),
медиатор Центра медиации при РСПП

С другой, не хотелось бы чтобы все массово уходили в банкротную историю, а медиаторы становились слепым орудием. Однако, на этот счет 23 июля 2021 года высказался Росфинмониторинг, который совместно с Центром медиации при РСПП подготовили Информационное сообщение «О повышении внимания медиаторов к заключению фиктивных сделок», где отмечалась недобросовестная практика использования участниками хозяйственного оборота нотариально-удостоверенных медиативных соглашений в целях обеспечения транзитного движения и обналичивания денежных средств, в связи с чем были предложены рекомендации медиаторам к оценке характера спора, возникшего из правоотношений, и наличие в нем признаков его фиктивности.  

Будем оптимистами, поскольку для каждого профессионального медиатора (а только с их участием нотариально удостоверяются соглашения нотариусами) важна репутация. Рынок медиаторов не такой большой и каждого знают в лицо, поэтому мы дорожим своим именем.

Лана Арзуманова

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.