Банк России выступил с инициативой по сокращению количества компаний в реестре МСП. Но с чем связаны подобные нововведения и к чему может привести реформа законодателей? Давайте разбираться вместе с управляющим партнером компании «РосКо», Аленой Талаш

1. Как обстоят дела сейчас?

В настоящее время компании из сегмента МСП могут получить многомиллиардные займы. Четверть предприятий имеют задолженность по кредитам порядка 50 млрд. рублей и при этом лишь формально относятся к категории «Малый бизнес».

Регулятор планирует исключить фирмы с активами и долговой нагрузкой более 8 млрд. рублей, а также ввести ограничения на кредиты с государственной поддержкой до 2 млрд. рублей. Представители Центробанка считают это вынужденной мерой, так как в реестре МСП числятся организации, так или иначе аффилированные с крупным бизнесом. По подсчетам экспертов на игроков рынка, которых планируют убрать из списка, приходится порядка 2 трлн. действующих кредитов. И это несмотря на то, лишь 6% представителей МСП в принципе имеют непогашенные обязательства перед банком.

Кроме того, речь идет об уменьшении разрешенной доли владения с 49 до 20%, включая закрытые ПИФы и УК. Также законодатель намерен убрать из перечня организаций финансовых посредников и отказывать в государственном субсидировании микрофинансовым компаниям. Таким образом, планируется ограничить объем кредитов с господдержкой для всех представителей малого и среднего бизнеса.

2. Что это даст?

Опыт субсидирования через кредитные учреждения показывает, что льготное финансирование получают в основном те компании, которые могли бы оформить кредиты и без государственной поддержки, так как у них и без того достаточно ресурсов. Законодатели хотят поменять сами критерии для отнесения к малому и среднему бизнесу, а также установить лимиты и ограничения на выдачу субсидируемых кредитов. Тогда крупные участники рынка не смогут, по их мнению, использовать пробелы в законодательстве, чтобы получать помощь, ориентированную на небольшие предприятия.

Инициатива хорошая, но по факту исключить из реестра могут и добросовестных участников рынка. Например, страховщиков. Речь идет о тысячи организаций. Казалось бы, это «капля в море», ведь всего в реестре числится около 6 000 000 компаний в сегменте МСП. Но на эту тысячу приходится четверть средств, которые получает небольшой бизнес от финорганизаций. Нужно хорошенько взвесить все «за» и «против», чтобы осознать последствия нововведений для российской экономики.

управляющий партнер компании «РосКо», Алена Талаш

Непонятно также, насколько применимы требования по активам и кредитной нагрузке в пределах 8 млрд. рублей для кредитных организаций. Финансисты серьезно опасаются за свой бизнес. Исходя из сумм одобренных кредитов, в основном их выдают системно значимые банки (СЗКО). Нововведения ЦБ РФ отразятся в первую очередь на них, ведь исключение из реестра заемщиков нанесет удар по старым долговым обязательствам. Необходимо учитывать веса рисков в зависимости от количества выданных кредитов в той или иной финансовой структуре.

Кроме того, небольшие банки, МФО и финансовые посредники лишатся льгот, связанных с субсидированием процентных ставок, что заметно увеличит административную нагрузку, которая итак неподъемная. В крайнем случае это может поставить под угрозу их дальнейшее существование на российском рынке. 

3. В чем несовершенство нынешней модели?

Крупный бизнес, который не подходит под критерии МСП, часто использует следующую схему:

  1. Создает структуру с хорошим залогом
  2. «Фирма-однодневка» получает льготный кредит
  3. Аффилированные лица пользуются льготами, в частности, сниженной ставкой по страховым взносам: не 30, а 15%. Хотя по факту на это право не имеют

Под «аффилированными» здесь понимаются структуры, которые так или иначе связаны с крупными компаниями, системообразующими банками или с крупными застройщиками.

Также в ход часто идет «дробление»: вместо одной большой компании создается несколько маленьких. И владельцы бизнеса пользуются всевозможными преференциями. Новые фирмы автоматически вносятся в реестр МСП, и в течение 3 лет их никто не проверяет: ни ФНС, ни МЧС, ни Роспотребнадзор. Кроме того, моратории на проверочные процедуры в последние годы только продлевались.

Компании получали всевозможные субсидии. Например, на аренду коммерческих помещений в Москве, в том числе с правом последующего выкупа. Подобные «бонусы», пусть и не таких масштабов, но существуют во всех регионах. Проблема лишь в том, что реальные представители МСП, а не номинальные, часто воспользоваться ими не могут по ряду причин.

В результате льготы получают «избранные» (назовем их «представителями псевдомалого бизнеса»), а «рядовые» остаются ни с чем. Обычные предприниматели попросту не могут позволить себе нанять команду юристов в штат, которые будут день и ночь мониторить госпрограммы и грамотно составлять документацию для участия в них.

Все прекрасно понимают, что у крупных компаний, «косящих» под малый бизнес, есть все необходимые ресурсы для обхода ограничений даже после внедрения нововведений. Ничто не мешает им создать сразу несколько мелких фирм и получить максимальный профит, лишив такой возможности реальных представителей МСП. Ну будут они брать не один кредит на 8 мдрд. рублей, а два по 4. Увеличится лишь административная нагрузка на представителей финструктур, а сама ситуация на рынке поменяется незначительно.

Таким образом, нововведения могут потенциально привести к определенным трудностям для всех игроков рынка. Представители МФО, например, не ожидают от реформы упрощения работы, а некоторые банки уже «точат зубы на фондирование» через некоммерческие финансовые структуры. Такие МФО создают субъекты федерации и муниципалитеты. Но опять же, опыт показывает, что льготное финансирование обычно доступно тем, кто мог бы кредитоваться и без него. Гораздо меньшие риски можно ожидать, например, в случае внедрения механизма секьюритизации портфелей всех участников финансового рынка. Как нововведения будут работать в случае их внедрения на самом деле до конца непонятно. Как говорится, «поживем — увидим».

Алена Талаш

Комментарий Юлии Барановой, партнера ЮК «Туров и партнеры»:

Центральный Банк не доволен нынешним положением дел с реестром субъектов малого и среднего предпринимательства и потому подготовил свои предложения о пересмотре критериев для отнесения ООО и ИП к этому реестру.

Изначально сам реестр создавался с целью оказания поддержки развивающемуся бизнесу. В пандемийный период было введено много поблажек и льгот для компаний, попавших в данный реестр.

Больше всего свою озабоченность ЦБ выразил в связи со льготным кредитованием организаций, которые находятся в реестре МСП. В связи с непростой ситуацией и ростом санкционного давления ЦБ озвучивал идеи о введении льготного кредитования, без привязки к ключевой ставке.

Задумка великолепна, она действительно может оказать ощутимую поддержку развивающемуся и растущему бизнесу. Однако, ЦБ считает несправедливым тот факт, что такими льготами могут воспользоваться и представители достаточно стабильного в экономическом плане бизнеса. К таковым они относят организации, аффилированные с бизнес-гигантами и компании, обладающие большим количеством активов. Не угодили ЦБ и микрофинансовые организации. Именно поэтому и внесена инициатива о пересмотре требований к представителям МСП. 

Какие экономические последствия могут быть в случае облачения такой инициативы в нормативный акт? Да самые неожиданные. Помимо того, что стабильные компании потеряют доступ к льготному кредитованию, они еще и лишатся льгот по уплате страховых взносов за своих сотрудников. И подобная ситуация может иметь самые плачевные последствия для бизнеса.

Лично мое мнение – нужно менять не сами требования по включению в реестр, а разрабатывать более точечные меры поддержки. Например, для микробизнеса более лояльные условия нежели для среднего, с оборотом до 2 млрд. рублей.

Юлия Баранова

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.